Коротко

Новости

Подробно

Фото: Роман Яровицын / Коммерсантъ   |  купить фото

Депутат отрыл бюджеты на погостах

Николая Ингликова обвинили во взятке и благоустройстве кладбища за счет смотрителей

Коммерсантъ (Н.Новгород) от , стр. 8

В Нижегородском райсуде начался суд над бывшим депутатом гордумы и бывшим директором муниципальных кладбищ Николаем Ингликовым. По версии обвинения, он наладил регулярный сбор денег со смотрителей Бугровского кладбища, которые, опасаясь увольнения, почти год ежемесячно платили по 50 тыс. руб., которые шли на ремонт и благоустройство. Отдельно тяжким обвинением вменяется взятка в 620 тыс. руб., полученная Николаем Ингликовым от смотрителя Новосормовского кладбища. Однако Николай Ингликов ее получение не признал, намереваясь доказать, что в этом случае также имело место финансирование благоустройства. Он извинился за «не совсем законные» поборы с подчиненных, а один из потерпевших, Валерий Майоршин, отказался от иска к подсудимому о компенсации морального вреда.


Арестованного год назад бывшего директора МКУ «Управление муниципальных кладбищ Нижнего Новгорода» (УМК-НН) Николая Ингликова обвиняют по двум статьям Уголовного кодекса. Как следовало из обвинительного заключения, с апреля 2017-го по март 2018 года по указанию Николая Ингликова смотрители Бугровского кладбища Валерий Майоршин и Александр Игнатов передали посредникам в общей сложности 600 тыс. руб. наличными, ежемесячно выплачивая из своих денег 50 тыс. руб., чтобы не лишиться рабочих мест. По этому эпизоду Николая Ингликова, который пришел в городскую думу из ритуального бизнеса, обвинили в превышении служебных полномочий. Кроме того, бывшему директору городских кладбищ вменяют взятку от смотрителя Новосормовского кладбища Андрея Осетрова, который через посредника в течение полугода передал начальнику в общей сложности 620 тыс. руб. «за общее покровительство» и сохранение своего рабочего места.

Подсудимый Ингликов сообщил, что признает фактическую сторону дела. «Действительно, по моему предложению смотрители кладбища Майоршин и Игнатов передавали денежные средства, затем эти деньги передавались на работы по реконструкции кладбищ. Аналогичным образом передавал деньги смотритель Новосормовского кладбища Андрей Осетров, однако в обвинении не указано, что они в полном объеме шли на благоустройство. Поиск финансирования ремонтных работ на кладбищах не всегда соответствует закону. Приношу свои извинения всем, кто так или иначе пострадал из-за моих действий»,— сообщил бывший депутат (пока он сидел в СИЗО, коллеги в гордуме лишили его полномочий за незадекларированную недвижимость в Испании). Вину в получении взятки Николай Ингликов не признал, согласившись только с обвинением в превышении полномочий.

На первом судебном заседании допросили смотрителя Бугровского кладбища Валерия Майоршина. Он рассказал, что в конце марта прошлого года директор УМК-НН приехал на кладбище, отвел его в сторону и, показав пятитысячную купюру, объяснил, что двум смотрителям отныне надо платить по 50 тыс. руб. ежемесячно, иначе с ними «распрощаются». «Он дал время подумать до понедельника. «Я сначала был ошарашен: ни один начальник с нас денег не требовал. Но надо продолжать как-то жить», — рассказывал потерпевший. Обсудив ситуацию, оба смотрителя до понедельника ждать не стали, через полчаса известив Николая Ингликова о готовности отдавать деньги.

Судя по показаниям, приготовленные заранее 50 тыс. руб. в конце или начале следующего месяца они исправно по очереди передавали сначала Ирине Бусыгиной, которая отвечала за ремонтные работы на кладбище, а потом Андрею Куликову (потерпевший назвал его работником службы безопасности УМК-НН). Оба посредника, по версии следствия, «не были посвящены в преступные планы» Николая Ингликова. Валерий Майоршин рассказал, что реально боялся своего увольнения: «В муниципальном учреждении один выговор, второй, а потом ты за бортом». При этом он не сразу вспомнил свою зарплату на кладбище, сообщив, что его оклад смотрителя составлял 11–13 тыс. руб. На вопрос прокурора, как же смотритель отдавал по 50 тыс. ежемесячно, Валерий Майоршин ответил, что добавлял из своих семейных накоплений и «федеральной пенсии» в 20 тыс. руб., которую он получает как ветеран войны в Афганистане.

Куда шли передаваемые ими ежемесячно взносы, он не знал, не интересовался, и деньги передавались «без диалогов». Однако смотритель подтвердил, что при Николае Ингликове на кладбище активно шло благоустройство. Отвечая на вопросы адвокатов арестанта, его бывший подчиненный подтвердил, что на Бугровском кладбище отремонтировали комендантское помещение и подсобки для рабочих, положили асфальт и плитку, отреставрировали мемориальный ансамбль «Стена плача» и сделали ритуальный дом прощаний из заброшенного гаража.

При этом Валерий Майоршин упрекнул бывшего начальника, что кладбищенские рабочие «бесплатно работали как крепостные», перетаскав «сотню тонн» асфальтовой крошки на дорожки. «Они это в свое рабочее время делали, за оклад?» — поправил смотрителя Николай Ингликов. «Да у них оклад 8,2 тыс. руб., они свой оклад получали за вывоз мусора», — парировал Валерий Майоршин. По его словам, строительные работы на кладбище вела компания «Динго-Строй» (по данным сервиса Kartotekа.ru, учредителем данного общества является Марина Ингликова.– «Ъ»). Впрочем, своего бывшего руководителя потерпевший в суде охарактеризовал как «современного, легкого на подъем человека с амбициями». Смотритель сообщил, что отказывается от заявленного морального ущерба в размере 1 млн руб. и попросил взыскать с Николая Ингликова только сумму фактически уплаченных 350 тыс. руб. (еще 250 тыс. передал другой смотритель Игнатов). Допрос потерпевших продолжится 17 апреля. Защита уточнила у Валерия Майоршина данные о смотрителях нескольких нижегородских кладбищ. Адвокаты также заявили о намерении приобщить представление прокурора, по которому за ненадлежащее содержание кладбищ был уволен предшественник Николая Ингликова на посту главы муниципального предприятия.

Роман Кряжев


Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Наглядно

Профиль пользователя