Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дарья Кучеренко / Коммерсантъ

Свидетелям прописали принудительную явку

На допрос по делу чиновников Уфы вызваны бывший вице-премьер Ильяс Муниров и экс-глава «Салавата Юлаева» Тагир Ибрагимов

от

В судебном процессе по делу бывшего вице-мэра Уфы Александра Филиппова и бывшего начальника управления капстроительства мэрии Марата Гареева, которые обвиняются в превышении должностных полномочий (ст. 286 УК РФ) при реализации в городе федеральной адресной программы «Жилище», объявлен перерыв. Накануне в суде дали показания представители главной потерпевшей стороны — федерального Фонда содействия реформированию ЖКХ. Допрос свидетелей продолжится после перерыва, 7 мая. В суд должны быть принудительно доставлены бывший вице-премьер Башкирии Ильяс Муниров и бывший замглавы администрации республики Тагир Ибрагимов. Добровольно в суд они не явились.


В Октябрьском суде Уфы вчера допрашивали очередных свидетелей обвинения по делу Александра Филиппова и Марата Гареева. Показания по видеоконференцсвязи давали сотрудники Фонда содействия реформированию ЖКХ Гара Искандеров и Светлана Гнездюх. Фонд в уголовном деле экс-чиновников имеет статус потерпевшего.

И защиту, и обвинение интересовало, почему в фонде сочли нарушением включение в перечень расселяемых в Уфе за счет бюджета, по программе «Жилище», аварийных домов, расположенных в кварталах, переданных застройщикам по договорам развития застроенных территорий. Напомним, что уголовное дело на чиновников Уфы было возбуждено по заявлению Фонда реформирования ЖКХ, который в 2016 году признал необоснованным совмещение программы «Жилище» с программой развития застроенных территорий, предполагавшей расселение аварийного жилья за счет инвесторов.

Гара Искандеров, который отвечает за проверку соответствия закону и рекомендациям фонда заявок из регионов на расселение ветхого и аварийного жилья, сообщил, что башкирские кураторы программы заполняли заявки, не соблюдая инструкции Минстроя России. Инструкции были разосланы всем губернаторам в 2012 году и обязывали указывать в специальной электронной форме источники финансирования расселения аварийного жилья. Таким образом если в перечень включались дома, расположенные в кварталах развития застроенных территорий, в этой графе следовало указать внебюджетные источники финансирования. Однако поскольку в заявках Башкирии в этой графе стоял ноль, в фонде сочли, что у республики нет другой возможности расселить ветхое жилье, кроме как по программе и за счет бюджета.

На вопрос прокурора, когда сотруднику фонда стало известно о включении в программу домов из кварталов развития, свидетель сообщил: в 2016 году, после получения письма Минстроя России с просьбой «прояснить ситуацию». В 2017 году в правительстве России под председательством вице-премьера Дмитрия Козака прошло совещание, посвященное нецелевому расходованию средств программы в Башкирии, где присутствовал тогдашний глава региона Рустэм Хамитов, сказал господин Искандеров. На совещании было принято решение о возврате республикой фонду 516 млн руб., потраченных на расселение домов из кварталов застройщиков.

Согласно соглашению между правительством Башкирии и фондом средства должны были возвращаться из республиканского или муниципального бюджетов за счет компенсаций за расселение, перечисленных застройщиками.

Напомним, что в действительности эти компенсации на тот момент в бюджет не поступили, так как мэрия обратилась с исками к застройщикам уже после возбуждения уголовного дела.

Адвокат Александра Филиппова Алексей Зеликман спросил, почему фонд в ходе предыдущих проверок не обнаружил незаконного совмещения программ. Свидетель пояснил, что в фонде проверяли только соответствие домов, включенных в программу, статусу аварийных. Документы о действовавших в городе договорах развития застроенных территорий в фонд не предоставлялись, добавил он.

Выступление господина Филиппова в суде натолкнуло на мысль, что чиновники формировали перечень расселяемых домов, не осознавая, как именно это надо делать. Он попросил Гару Искандерова объяснить, следовало ли заполнять графу «внебюджетные источники», если в договорах с застройщиками не были прописаны обязательства по расселению домов. Сотрудник фонда сообщил, что следовало.

Начальник отдела сводных отчетов и прогнозирования департамента региональных проектов фонда Светлана Гнездюх позже на вопрос гособвинителя подтвердила, что в электронную форму, в которой формировался перечень домов, нужно было вносить данные о договорах развития.

Если бы в фонде знали о таких договорах, то выделили бы республике меньше средств, сообщила она.

Защита подсудимых обратила внимание на то, что чиновники мэрии в 2014 году обращались в фонд с вопросами о возможности совмещения двух программ, из чего, по мнению адвокатов, фонд не мог не знать о таком совмещении. Однако свидетель заявила, что в фонде рассматривали эти вопросы как гипотетические. «Договоры к письму не прилагались, в связи с чем был дан теоретический ответ»,— сказала она.

В ходе допроса между подсудимыми, их адвокатами и свидетелями неоднократно возникали перепалки. Алексей Зеликман, например, обратил внимание суда на то, что свидетель Искандеров дает показания, сидя за столом, после чего суд обязал того встать. Затем защита жаловалась, что свидетели ее перебивают и не отвечают на вопросы. В свою очередь, Гара Искандеров пожаловался на агрессивное поведение защиты и призвал адвоката Зеликмана «общаться корректнее». Свидетель также признался, что «шокирован» тем, что адвокат не знает, как правильно произносить слово «договор» во множественном числе — «договоры или договора».  

До 7 мая в деле объявлен перерыв, после чего в суд должны быть принудительно доставлены еще два свидетеля — бывший вице-премьер Башкирии Ильяс Муниров и бывший замруководителя администрации главы республики (позже возглавлял хоккейный клуб «Салават Юлаев») Тагир Ибрагимов. По повесткам, которые были им разосланы, они в суд не явились.

Дарья Кучеренко


Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

наглядно

Профиль пользователя