Коротко

Новости

Подробно

Фото: «Российский государственный академический Большой драматический театр имени Г. А. Товстоногова»

Красный угол

БДТ открыл «Фанерный театр»

от

Почти сразу вслед за юбилейными торжествами БДТ им. Г. Товстоногова показал необычную премьеру — пространство «Фанерный театр», которое должно просуществовать как минимум до конца этого года. Если бы существовал жанр «театральный жест», то «Фанерный театр» стоило бы отнести именно к нему, считает Ольга Федянина.


«Фанерный театр» в БДТ — своего рода парадоксальный жест, безусловно, резкий и столь же, безусловно, элегантный. То есть театральный в хорошем смысле слова. У автора концепции худрука БДТ Андрея Могучего, художника Александра Шишкина и архитектора Андрея Воронова получилась одновременно и архитектурная инсталляция, и театрально-политическая декларация.

Часть интерьеров театрального дома на Фонтанке отныне перегораживает встроенная фанерная выгородка, при всей своей легкости вполне функциональная.

Попасть внутрь можно через отдельный вход и оказаться в трехэтажной конструкции из коридоров, проходов и небольших комнат, которые приводят в конце концов в крохотный зальчик со скошенными стенами — снаружи он выглядит как впечатляющий красный клин, своего рода революционная мансарда, врезающаяся в сине-белое пространство зрительного зала БДТ.

Супрематические кубы и призмы — очевидный оммаж авангардистским архитектурным опытам начала ХХ века, времени основания БДТ, а сам принцип дома в доме, модернистская игра между «внутри» и «снаружи»,— очень театрален по духу. Да и с внешней стороны фанерные стены забавно напоминают ящики для перевозки и хранения декораций. Но есть у «Фанерного театра» и вполне неигровой контекст. Андрей Могучий говорит, что идея появилась после того, как театр долго и безуспешно пытался согласовать установку на фасаде мемориальной доски Александру Блоку, который, по существу, был первым художественным руководителем БДТ.

Превратности запретительной и разрешительной бюрократии навели Могучего на мысль «построить свою собственную улицу внутри театра и повесить здесь все, что мы захотим».

Действительно, одна из фанерных стен увешана стилизованными мемориальными досками, правда, Блок на них пока еще не увековечен, все посвящены художникам, сценографам, работавшим в БДТ, от Добужинского до Петрова-Водкина. Так что супрематическая фанерная шкатулка не только напоминание об авангардистских, революционных корнях нынешней академической сцены, но еще и своего рода овеществленная метафора внутренней эмиграции. Впрочем, метафора эта у Могучего овеществилась ненадрывно, с большим творческим и светским потенциалом. В мини-театрике запланированы на ближайшее время выставки, дискуссии, лекции, а конструкция предполагает, что на время вечерних спектаклей красный клин будут демонтировать, превращая «Фанерный театр» в своего рода авангардистскую царскую ложу на 25 персон, идеальное ВИП-пространство с отдельным входом и гардеробом.

Помимо всего прочего, появление «Фанерного театра» подчеркивает какой-то новый баланс, достигнутый во взаимоотношениях театра и его худрука: еще года два-три назад такой художественный жест неизбежно выглядел бы как конфронтация, а сегодня это остроумная встреча, изощренно сделанное предложение новых возможностей. Которые всегда уместны в театре — даже (или особенно) в столетнем.

Комментарии
Профиль пользователя