Коротко

Новости

Подробно

Фото: Владислав Лоншаков / Коммерсантъ

«Машин под онлайн-контролем больше, чем жителей Гренландии»

Эксперты обсудили внедрение на Урале технологий интернета вещей

от

В России в целом, и на Урале в частности, набирает популярность тема интернета вещей (IoT), проникающего в большинство сфер жизни горожан, промышленность, ритейл и телеком. Обсудить IoT-решения представители власти, бизнеса и сферы связи собрались на круглом столе, организованном “Ъ-Урал”. В ходе дискуссии выяснили, где технологии уже активно применяются, какие возникают проблемы и сколько это стоит.


Инфраструктура


По данным компании IDC, в 2018 году объем российского рынка интернета вещей (IoT) составил $3,67 млрд. По итогам 2022 года расходы на интернет вещей со стороны конечных пользователей в России составят $7,61 млрд, прогнозирует компания. Технологии IoT активно внедряются и в Свердловской области. Подтверждает это статистика «Мегафона», согласно которой объем передачи данных в IoT в регионе за последний год увеличился 6,5 раз.

Открывая дискуссию круглого стола, заместитель директора свердловского департамента информатизации и связи Павел Борисов сообщил, что ряд операторов внедряет в регионе технологии NB-IoT. По его словам, МТС уже дооснастили для IoT свои базовые станции в Екатеринбурге, Нижнем Тагиле, Первоуральске, Новоуральске и других городах. Сеть NB-IoT на Урале настроил и «Мегафон».

Антон Воронин,  руководитель по развитию корпоративного бизнеса в Екатеринбурге ПАО «Вымпелком»:

Стандарт NB-IoT энергоэффективен: от батарейки размером с пятирублевую монету устройство может работать 3–5 лет в зависимости от назначения

ПАО «Вымпелком» (бренд «Билайн») также занимается пилотными проектами в области NB-IoT. «Стандарт внедряется на сетях LTE, поэтому в большинстве случаев для коврового покрытия нужно лишь докупить лицензию»,— отмечает руководитель по развитию корпоративного бизнеса в Екатеринбурге ПАО «Вымпелком» Антон Воронин. За прошедший год оператор расширил сеть LTE в Свердловской области на 70%: покрыл 30 новых городов и модернизировал сети в Екатеринбурге. «Текущие устройства требуют для работы либо мощный аккумулятор, либо розетки на 220 В. Стандарт NB-IoT энергоэффективен: от батарейки размером с пятирублевую монету устройство может работать 3–5 лет в зависимости от назначения, а за счет специфических параметров сети обладает высоким проникновением сигнала»,— перечисляет преимущества технологии господин Воронин.

Тестировать технологию NB-IoT в 2019 году планирует и Tele2, пока в районах Москвы. «Мы протестируем сервис на более чем 150 электросчетчиках в реальных условиях и проверим точность передачи данных. Это позволит оценить технологическую готовность сети для предоставления услуг энергокомпаниям»,— пояснил руководитель департамента по эксплуатации сети макрорегиона «Урал» Tele2 Валерий Руф. Последние успешные исследования NB-IoT для энергетики компания провела в конце 2018 года в Москве и Санкт-Петербурге.

Кроме того, по словам господина Борисова, компания «ЭР-Телеком» развивает в регионе и в Екатеринбурге другую технологию — LPWAN. «Ее отличие в большей зоне покрытия, но скорость передачи данных ниже»,— объясняет он.

«Умный город»


Интернет вещей на Урале «оцифровывает» и городское пространство. Так, «Мегафон» отслеживает состояние дорожных знаков в Челябинске с помощью установленных внутри них IoT-датчиков. «В случае вандализма или если знак будет сбит, устройство мгновенно передаст данные на сервер оператора»,— пояснила директор по развитию корпоративного бизнеса «Мегафона» на Урале Инна Смирнова. По ее словам, решение сокращает число ДТП. Кроме того, в Тюмени в сети «Мегафона» работают 135 «умных» светофоров, которые регулируют длительность сигнала, самостоятельно сообщают о сбоях в работе, за счет чего срок их устранения сократился в два раза.

Tele2 также «оцифровывает» городскую среду: в Улан-Удэ трамваи оснащены терминалами с SIM-картами для оплаты поездки банковской картой, в том числе по бесконтактной технологии. Там же применяется удаленное программирование SIM-карт для работы светофоров и регулировки дорожного движения: информация о загруженности дорог и транспортных потоках поступает на центральный пульт управления, откуда специалисты контролируют работу светофоров для большей проходимости загруженных улиц и снижения риска возникновения заторов.

Александр Воронин,  директор макрорегиона «Урал» объединенной компании «Связного» и «Евросети»

Раньше гаджеты для “умного дома” представляли собой интересные, но непрактичные технологичные игрушки, теперь это полноценный комплекс устройств, полезных в быту

Директор макрорегиона «Урал» объединенной компании «Связного» и «Евросети» Александр Воронин отмечает, что развиваются и гаджеты для «умного дома». К ним в компании относят погодные станции, радио- и видеоняни, домофоны и системы видеонаблюдения. «Раньше они представляли собой интересные, но непрактичные технологичные игрушки, теперь это полноценный комплекс устройств, полезных в быту»,— полагает он. Иллюстрирует интерес покупателей объем продаж компании, который по итогам 2018 года вырос на 132% в денежном выражении и на 52% в натуральном.

Основным драйвером внедрения технологии IoT в городской среде, по словам господина Борисова, стали Академический и Солнечный микрорайоны Екатеринбурга. «Там применяется сбор данных с приборов учета, которые затем автоматически поступают в управляющие компании. Базовые станции для передачи этих данных уже установлены, необходимость создания этой инфраструктуры закладывается и при строительстве новых домов»,— рассказал он. Также в Академическом обеспечивается сбор данных с видеокамер с передачей в охранные организации, добавил Павел Борисов. По его мнению, для передачи видеопотока в «безопасных городах» больше подходит NB-IoT, для передачи данных с приборов учета в телеметрии — LPWAN.

Павел Борисов,  заместитель директора свердловского департамента информатизации и связи

Базовые станции для передачи этих данных уже установлены, необходимость создания этой инфраструктуры закладывается и при строительстве новых домов

Впрочем, по данным заместителя директора по развитию НТЦ «Интек» (Convex) Виталия Никольского, заявленные дальности оборудования LoRa (протокол для LPWAN) в 10–15 км фактически — намного скромнее. «Так, компания “Стриж” с протокола LoRa перешла на свой и в результате увеличила дальность сети»,— приводит пример эксперт. Кроме того, многие решения для «умных» квартир работают через Wi-Fi или Bluetooth в диапазоне 2,4 ГГц, что в городской среде из-за массовости оборудования приводит к «забитости» частот и отказам. Господин Никольский отмечает, что компании решают эту проблему, переходя на нелицензируемые диапазоны.

С мнением соглашается руководитель отдела образовательных программ Ельцин Центра Олег Лутохин. В здании центра установлена система Smart building operation производства «Шнайдер Электрик». Планшеты у входа в аудитории позволяют контролировать освещение, вентиляцию, задавать зонирование освещения и прочее. Сейчас идет работа по внедрению технологии, благодаря которой датчики смогут считывать количество углекислого газа в помещении и, если оно низкое, отключать вентиляцию. «Технология прекрасна тем, что позволит нам экономить электроэнергию. Однако со стороны пользователя управление осуществляется через интерфейс “Иридиум PRO”, с которым иногда возникают проблемы»,— рассказывает господин Лутохин.— Когда “падает” Wi-Fi, “Иридиум” не подцепляется к нему заново». В результате неделю назад центр перевел все планшеты на проводной интернет.

Кроме того, констатирует господин Никольский, сегодня отсутствует стандартизация строительства жилых домов с точки зрения организации сбора данных. «У нас продолжают строить вертикальные стояки, что удорожает систему учета, потому что нужно ставить датчики в квартиры. Они работают на батарейках, что не устраивает управляющие компании ввиду их консервативности и проблем с доступом в квартиры для эксплуатации этих систем»,— перечисляет господин Никольский. Проблемой также становится цена: по данным эксперта, обеспечить сбор данных по электроэнергии, воде и теплу на одну квартиру в среднем стоит не менее 6–8 тыс. руб.

Бизнес и промышленность


Помимо сферы ЖКХ на IoT все чаще переводят датчики в энергетике и нефтедобывающей отрасли, производственную технику, отмечают участники рынка. По данным «Мегафона», число свердловских компаний, применяющих в своей работе технологию IoT, удвоилось за прошлый год, общее количество умных устройств за тот же период выросло на 56%. «Теперь в нашем регионе машин под онлайн-контролем больше, чем жителей Гренландии»,— шутит Инна Смирнова. Для онлайн-диагностики, получения данных о работоспособности техники, предотвращения внештатных ситуаций «Мегафон» предлагает компаниям M2M-мониторинг. На Урале работают уже свыше 50 тыс. «умных аппаратов».

По данным компании, общий интернет-трафик с устройств IoT за год на Урале увеличился на 200%. Тенденция подтверждается и данными Tele2: в 2018 году количество M2M SIM-карт оператора в Свердловской области увеличилось более чем на 25%, а интернет-трафик по ним вырос на 60%.

Валерий Руф,  руководитель департамента по эксплуатации сети макрорегиона «Урал» Tele2

Наши SIM-карты стоят в оборудовании клиента и передают на серверы информацию об объемах добычи нефти и газа

Одной из самых технологичных остается нефтегазовая промышленность. Например, SIM-карты «Мегафона» установлены в индикаторы веса буровых станций на одном из месторождений в Нефтеюганске. «SIM-карты Tele2 стоят в оборудовании клиента и передают на серверы информацию об объемах добычи нефти и газа. Далее при помощи услуги “Бизнес SMS” информация об объемах добычи, происшествиях и факторах, влияющих на объемы добычи, рассылается по ответственным сотрудникам компании и ложится в основу отчетов, прогнозов и управленческих решений для оперативного контроля»,— рассказывает Валерий Руф.

Директор уральского филиала Siemens PLM Software Вячеслав Исаев соглашается, что использование интернета вещей способно повысить эффективность промышленных предприятий. IoT дает актуальную информацию о текущем состоянии производства, что позволяет принимать правильные управленческие решения. Так, оптимизация регламента обслуживания сокращает затраты на эксплуатацию оборудования: решения об остановке производства, когда IoT-инфраструктура сообщает о предаварийном состоянии, помогает сократить риск аварий. Средства IoT дают обратную связь разработчику промышленного оборудования, что позволяет повысить конкурентоспособность продукции.

Вячеслав Исаев,  директор уральского филиала SiemensPLMSoftware

Применяя технологии IoT, машино­строительные предприятия могут полностью изменить свою бизнес-модель: перейти от поставки оборудования к поставке услуг

«Применяя технологии IoT, машиностроительные предприятия могут полностью изменить свою бизнес-модель: перейти от поставки оборудования к поставке услуг, которые на самом деле необходимы потребителю: не локомотивов, а тяги, не экскаваторов, а кубометров извлеченной породы»,— уверен Вячеслав Исаев. По словам эксперта, такая бизнес-модель уже используется в железнодорожном машиностроении. Она называется контрактами жизненного цикла. В других отраслях рынок еще развивается в этом направлении, однако повсеместное использование технологий интернета вещей — перспектива нескольких лет.

Впрочем, признается эксперт, IoT-технологии решают лишь локальные задачи промышленников. Для повышения эффективности и конкурентоспособности, создания «цифрового предприятия», помимо них, предприятиям потребуются ERP-системы для управления предприятием, PLM-системы для управления жизненным циклом изделия, MES- и SCADA-системы для управления производством.

Потребрынок


IoT уже используется в некоторых потребительских моделях, в частности в топливном ритейле. Так, в ряде регионов создана сеть автоматических заправочных станций. В Екатеринбурге они работают с 2004 года, сейчас — под брендом «Башнефть». Архитектор решения автоматических АЗС, гендиректор торгового дома «Смарт Технологии» Артем Скворцов пояснил, что автоматическая торговля топливом там реализована с использованием терминалов самообслуживания. Сейчас компания выпустила на рынок новый продукт — мобильное приложение и транзакционную инфраструктуру «Бензубер». «Оно позволяет оплачивать топливо и включать колонку со смартфона»,— поясняет господин Скворцов. К приложению уже подключены 1,7 тыс. заправок по России.

Артем Скворцов,  архитектор решения автоматических АЗС, гендиректор торгового дома «Сматрт Технологии»

Люди не понимают, что со смартфона можно привести в действие конкретные исполнительные механизмы и это безопасно

В случае с «Бензубером», отмечает он, основной проблемой становится непонимание людей: «Что со смартфона можно привести в действие конкретные исполнительные механизмы — включить колонку после оплаты в приложении без участия кассира-оператора — и это безопасно». Так, по его словам, клиенты не понимают систему до конца. «Поэтому мы развернулись, в том числе в сторону b2b-сегмента, где проще донести до масс принцип работы нашей технологии»,— признается господин Скворцов.

С мнением соглашается директор по развитию продуктов ДелоБанка Алексей Трегубов. По его словам, платежная составляющая сервисных моделей, выстроенных с применением IoT, далека от полноценного практического применения. «С одной стороны, у банков, предоставляющих расчетный функционал, нет единого стандарта транзакционного обмена “банк — сервис”, с другой стороны, у людей не сложилась привычка делать покупки удаленно или доверять их холодильникам и другим машинам»,— поясняет он.

Олег Лутохин,  Руководитель отдела образовательных программ Ельцин Центра

Скоро мы запустим курс по теме IoT, в рамках которого будут подниматься темы анализа больших данных и безопасности

О том, как просветительские проблемы, связанные с IoT, решаются в Ельцин Центре, рассказал Олег Лутохин. Первый хакатон «Умный город» там прошел в 2017 году. В прошлом году центр провел еще один хакатон по теме «Умный музей» и открыл у себя центр Сетевой академии Cisco. «Скоро мы запустим курс по теме IoT, в рамках которого будут подниматься темы анализа больших данных и безопасности»,— пообещал господин Лутохин.

В ДелоБанке предлагают к внедрению IoT подходить постепенно. По словам господина Трегубова, для начала они создают для предпринимателей единую платформу сервисов, которая связывает в одном месте учет, расчет, планирование, аналитику и другие системы. «Вместе с тем мы создаем возможности на базе этой платформы, чтобы, когда это потребуется рынку и потребителям, тот же холодильник смог покупать что-то за счет хозяина для него»,— продолжает господин Трегубов. Для появления таких возможностей банк создал открытое API, но признается, что оно «далеко от идеала для удовлетворения потребностей любых сервисов продажи и доставки».

Однако, сетует Алексей Трегубов, в компании не видят рынка, который бы реализовывал потребности дистанционных «машинных» продаж и был бы востребован со стороны как физлиц, так и бизнеса. Когда такой проект появится, полагает эксперт, доработать программную составляющую: создать широкий набор протоколов по платежному функционалу, который способен это обеспечить, — можно за несколько месяцев. Банк готов участвовать в пилотных проектах и разработке стандартов платежного обмена, так необходимого для IoT.

Безопасность


Виталий Никольский полагает, что одна из причин медленного развития b2c-рынка IoT — опасения пользователей об утечке личных данных, например, с видеонаблюдения. «Компании, которые продают эти услуги, используют разные средства успокоения клиентов. Но если почитать договоры, то ответственности большинство операторов за это не берет»,— отмечает он. Эксперт иронизирует: «В аббревиатуре IoT буква S означает Security».

Виталий Никольский,  замдиректора по развитию НТЦ «Интек» (Convex)

Компании, которые продают эти услуги, используют разные средства успокоения клиентов. Но если почитать договоры, то ответственности большинство операторов за это не берет

«Важно понимать, что каждое устройство, которое обращается к интернету, потенциально опасно как для компаний, так и для простых пользователей»,— добавляет руководитель управления региональных продаж «Лаборатории Касперского» Марина Усова. По ее словам, существуют эксперименты с «умными» устройствами, которые считывают команду на уровне ультразвука. «Она может быть вшита во фразу, например, мультика, и устройство начнет ее выполнять»,— поясняет госпожа Усова. Однако, уверена она, не все разработчики думают о защите устройств. Поэтому, полагает она, следует задумываться о кибериммунности любого IoT-устройства на этапе его разработки, а не добавлять защитное решение в качестве надстройки в самом конце. В случае обнаружения подобных уязвимостей уже во время использования, исправить их могут только разработчики, которые «в большинстве случаев не готовы решать эти проблемы». «Например, утюг, который подключается к сети и дает возможность дистанционно проверить, выключен он или нет. Но никто не думает, что можно подключиться к этому утюгу и сказать: «Нагревайся»,— рассуждает госпожа Усова.— А когда утюг участвует в DDoS-атаке или рассылает спам, виноват его владелец».

Марина Усова,  руководитель управления региональных продаж «Лаборатории Касперского»

Важно понимать, что каждое устройство, которое обращается к интернету, потенциально опасно как для компаний, так и для простых пользователей

Законодательство


По мнению участников рынка, для развития IoT необходимо внятное госрегулирование, которого пока нет. Взгляд государства на внедрение технологий IoT изложен в федеральном нацпроекте «Цифровая экономика РФ», принятом в конце декабря 2018 года. «Он предусматривает мероприятия по нормативному регулированию внедрения этих технологий, непосредственно внедрению и организации безопасности»,— уточнил господин Борисов. Согласно нацпроекту, в первую очередь власти выработают концепцию, которая определит понятие интернета вещей и пути его внедрения. По данным господина Борисова, план по реализации этой концепции планируется утвердить к осени этого года. «В этой концепции предусмотрена реализация пилотных проектов в конкретных отраслях экономики, на которых до 2020 года будет опробовано применение интернета вещей. В 2021 году по результатам этих “пилотов” определят и проанализируют угрозы безопасности»,— пояснил он. Павел Борисов уточнил, что в соответствии с нацпроектом параллельно планируется разрабатывать механизмы стандартизации и требования к операторам интернета вещей и к идентификации IoT-устройств.

Андрей Бондин,  начальник отдела сертификационных испытаний и программных и аппаратных средств екатеринбургского НТЦ «ФГУП НПП “

С точки зрения защиты информации термин IoT, скорее всего, надуманный

Пока, отмечают эксперты, термин IoT не используется федеральными органами исполнительной власти, уполномоченными в области обеспечения информационной безопасности. «С точки зрения защиты информации термин IoT, скорее всего, наду­манный»,— заявил начальник отдела сертификационных испытаний и программных и аппаратных средств екатеринбургского НТЦ «ФГУП НПП “Гамма”» Андрей Бондин. По его словам, определение IoT дается в международном терминологическом стандарте ISO/IEC 20924-2018: «Если дословно перевести с английского, IoT — это некая инфраструктура взаимосвязанных объектов, людей, систем, информационных ресурсов, вместе с сервисами, которые обрабатывают и реагируют на информацию, поступающую как из физического, так и из виртуального мира». Господин Бондин уверен, что под данное определение подходят, например, все АСУТП, давно эксплуатируемые на промышленных предприятиях, а также оборудование с ЧПУ. «Хотя в феврале этого года опубликовано два новых международных стандарта: по информационной безопасности промышленного интернета вещей и потребительских IoT-устройств»,— соглашается он.

С точки зрения информбезопасности часть IoT-технологий попадает под определение ключевой информационной инфраструктуры (КИИ), подчеркнул Андрей Бондин. Закон №187 «О безопасности критической информационной инфраструктуры» вступил в силу с 1 января 2018 года. К объектам КИИ в нем отнесены сети и информационные системы госорганов, предприятий оборонной промышленности, транспорта, кредитно-финансовой сферы, энергетики, топливной и атомной промышленности. Субъекты КИИ должны незамедлительно информировать о компьютерных инцидентах федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный в области обеспечения функционирования государственной системы обнаружения, предупреждения и ликвидации последствий компьютерных атак (ГосСОПКА). По мнению эксперта, на него следует обратить внимание, например, компаниям, предлагающим системы учета электроэнергии, построенные на основе IoT-технологий.

Прогнозы


Говоря о перспективах развития IoT, участники дискуссии обращаются к зарубежному опыту. Антон Воронин констатирует: «Транспортные компании уже оснащают машины датчиками и SIM-картами». И предлагает пойти дальше — в сторону «велошеринга». «В раму велосипедов вшивают IoT-датчики, которые позволяют брать и оставлять его на парковке, считают пробег. Наши технологии позволяют только считывать данные по прибытии велосипеда на парковку»,— приводит пример он. Виталий Никольский, продолжая тему, отмечает, что методология умных автоматизаций заключается в повышении комфорта. «Все тренды ведут к тому, что автоматизации должны работать с минимальным участием человека. А решения, которые сейчас есть на рынке, неудобные, поэтому и не взлетают»,— полагает он.

Вячеслав Исаев отмечает, что промышленность ждет кадров, которые мыслят в духе новых индустрий и новых бизнес-моделей: с их появлением промышленные предприятия будут эффективными и конкурентоспособными.

Инна Смирнова,  директор по развитию корпоративного бизнеса «Мегафона» на Урале

К 2020 году к IoT подключится 50 млрд устройств: у каждого жителя планеты будет шесть “умных” гаджетов

«По прогнозам Cisco, к 2020 году к IoT подключится 50 млрд устройств: у каждого жителя планеты будет шесть “умных” гаджетов. Поэтому мы уже продумываем решения для оптимизации расходов на передачу данных»,— отмечает Инна Смирнова.

Однако, полагают участники рынка, им еще предстоит прийти к пониманию, чем IoT отличается от локальной сети.

Анна Лапина


Комментарии

обсуждение

Наглядно

Профиль пользователя