Коротко

Новости

приложение

партнерский проект

Подробно

Фото: Артур Салимов / Коммерсантъ

Следствие сопроводили арестом

Суд решил ограничить свободу Евгения Гурьева

Коммерсантъ (Уфа) от , стр. 8

Бывший вице-премьер и министр земельных и имущественных отношений Башкирии Евгений Гурьев, обвиняемый в превышении должностных полномочий, помещен в СИЗО на месяц и 20 дней. Меру пресечения по ходатайству следователя башкирского управления СКР Дмитрия Беляева вчера избрал Советский районный суд Уфы. Следствие привело традиционные доводы о том, что обвиняемый может скрыться и оказать давление на свидетелей. Суду была предоставлена информация УФСБ о том, что у обвиняемого якобы есть недвижимость за рубежом, что защита господина Гурьева опровергает. Меру пресечения она намерена пересмотреть в Верховном суде республики.


Судья Советского суда Уфы Ришат Габдрахманов вчера по ходатайству следователя второго отдела по расследованию особо важных дел башкирского управления СКР Дмитрия Беляева поместил под арест на один месяц и 20 суток бывшего вице-премьера Башкирии и министра земельных и имущественных отношений Евгения Гурьева (занимал эту должность с 2014 по октябрь 2018 года). В минувший вторник в СУ СКР сообщили, что господину Гурьеву предъявлено обвинение в превышении должностных полномочий (ч.3 ст. 286 УК РФ). По версии следствия, в 2015 году он организовал передачу в собственность группе компаний Су-10 предпринимателя Валерия Мансурова двух участков площадью 17 тыс. кв.м на улице Кустарной, возле уфимского лимонария. Согласовав эту сделку, глава минземимущества пошел «в обход установленного законом порядка проведения конкурсных процедур», в результате чего бюджет недополучил 27 млн руб. дохода, отмечали в управлении СКР. На участках построены два дома.

В суд Евгения Гурьева доставили в сопровождении конвоя из сотрудников полиции и судебных приставов, в наручниках. Следователь Беляев настоял на закрытых слушаниях, чтобы достоянием общественности не стали материалы предварительного следствия. Ходатайство было поддержано прокуратурой, а защита обвиняемого не возражала.

До того, как пресса покинула зал, Евгений Гурьев сообщил, что страдает гипертонией, воспитывает четверых детей, двое из которых не достигли совершеннолетия.

По информации „Ъ“, в суде следователь обосновал необходимость ареста дежурными в таких случаях доводами о том, что обвиняемый может скрыться от следствия, оказать давление на свидетелей. В числе прочих доводов прозвучало, что у Евгения Гурьева, по данным УФСБ, якобы есть недвижимость в Чехии.

Защита доказывала обратное, заявляя, что до сих пор Евгений Гурьев дисциплинированно являлся на все беседы со следователем. Недвижимости за границей у обвиняемого нет, но есть многочисленные награды и благодарности, заявила адвокат Рената Гареева.

После заседания адвокат заявила „Ъ“, что вину Евгений Гурьев не признает. Меру пресечения защита намерена оспорить в Верховном суде Башкирии как необоснованную, так как следователь не предоставил доказательств того, что обвиняемый может оказать давление на свидетелей и намерен скрыться. «Нет и самого события преступления: те материалы, на которые опирается следствие, уже были предметом разбирательства в арбитражном суде, который 30 марта 2016 года полностью подтвердил правомерность действий Евгения Гурьева»,— сообщила Рената Гареева.

Обвинение и защита могут по-разному трактовать итоги арбитражного разбирательства между минземимущества и Су-10, которое завершилось 30 марта 2016 года.

Следователь Дмитрий Беляев вчера от комментариев отказался, равно как и представитель прокуратуры.

Евгений Гурьев не захотел общаться с журналистами.

Опрошенные „Ъ“ адвокаты считают арест бывшего чиновника избыточной и необоснованной мерой, но и шансы на ее пересмотр оценивают как небольшие. «Закон устанавливает четкие основания для ареста: если лицо скрывается от следствия, не имеет постоянного места жительства или оно не установлено. К Евгению Гурьеву эти критерии отношения не имеют»,— отмечает адвокат Игорь Ермолаев. Адвокат Марат Валиуллин отмечает, что в условиях, когда инкриминируется не преступление против личности, «хватило бы залога или домашнего ареста». «Но судьи, назначая арест, зачастую исходят из оснований предъявленного обвинения. Практика такова, что вероятность пересмотра меры пресечения, невелика»,— заключил собеседник.

Булат Баширов


Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

наглядно

Профиль пользователя