Коротко

Новости

Подробно

Рисунок: Виктор Чумачев / Коммерсантъ

Бытовая техника встраивается в государство

Производители просят не ограничивать их при госзакупках

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 7

Производители бытовой техники просят Минпромторг не распространять на них ограничения при закупках электроники госорганами. Хотя этот рынок достаточно локализован, его участники опасаются, что из-за требований к структуре собственников их оборудование будет признано иностранным. Включение холодильников и кондиционеров в реестр отечественного радиоэлектронного оборудования может привести к излишней бюрократизации процесса закупок, добавляют эксперты.


Ассоциация торговых компаний и товаропроизводителей электробытовой и компьютерной техники (РАТЭК; объединяет Samsung, Electrolux, Philips, LG, Ariston и др.) обратилась в Минпромторг с просьбой не распространять на бытовую технику будущие ограничения при закупках электроники госорганами. Копия письма есть у “Ъ”.

Минпромторг опубликовал проект постановления, ограничивающего закупки радиоэлектронной продукции иностранного производства, на regulation.gov.ru 28 февраля. Проект предполагает, что государственные и муниципальные органы должны будут закупать компьютеры, телекоммуникационное оборудование, звуковую аппаратуру и бытовую технику, включая холодильники, посудомоечные машины, пылесосы, водонагреватели, чайники и кофеварки, отечественного производства. Закупка иностранного оборудования допускается, только если отечественная продукция аналогичного функционала отсутствует в реестре, курировать который тоже будет Минпромторг. Российским производитель считается, если доля иностранного участия в нем не превышает 50%.

В Минпромторге получили обращение РАТЭК и рассмотрят его при доработке проекта, сообщили в пресс-службе министерства. При этом представитель Минпромторга подчеркнул, что в России есть производители бытовой техники, которые могут быть включены в реестр радиоэлектронного оборудования, а проект не ограничивает закупки, в случае если продукция не производится в России и не включена в реестр.

Продажи крупной бытовой техники в России по итогам 2018 года составили 10,8 млн штук на сумму 231,3 млрд руб. (рост на 12,5% и 15% год к году соответственно), оценивают в группе «М.Видео-Эльдорадо». Оценок доли госзакупок на этом рынке нет. Глава российского представительства Candy Hoover Group (стиральные машины, холодильники, пылесосы и др.) Глеб Мишин уверен, что, в отличие от рынка IT-оборудования, на рынке бытовой техники эта доля невелика. Заметными участниками тендеров в этой части могут быть только производители кондиционеров (LG, Samsung и др.), допускает он. В целом рынок крупной бытовой техники в России уже достаточно локализован, поэтому ограничение госзакупок не привело бы к значительным изменениям в этом сегменте, полагает господин Мишин.

Большинство международных брендов крупной бытовой техники действительно уже имеют производства в России, подтверждает представитель РАТЭК Антон Гуськов, но проблема в том, что требованиям, предложенным Минпромторгом, в частности по структуре собственников, такие производства не смогут соответствовать. Сейчас локализация таких производств стимулируется исключительно рыночными механизмами, напоминает господин Гуськов. При этом сам по себе доступ к госзакупкам не станет достаточным основанием для открытия в России новых заводов с необходимой структурой собственников, полагает он.

Исключение потребительской бытовой техники из реестра Минпромторга может быть логичным, допускает исполнительный директор Ассоциации разработчиков и производителей электроники Иван Покровский. Реестр в первую очередь необходим для поддержки отечественных производителей радиоэлектронной продукции и стимулирования их участия в нацпроекте «Цифровая экономика», в рамках которого и планируются значительные госзакупки, напоминает он.

Включение бытовой техники в реестр просто не имеет экономического смысла, так как объем ее закупок госорганами крайне низок, считает директор Центра компетенций по импортозамещению в сфере информационно-коммуникационных технологий Илья Массух. Это требование, говорит он, может привести к излишней бюрократизации процесса закупок и повышению коррупционных рисков.

Юлия Тишина


Комментарии
Профиль пользователя