Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Ирина Бужор / Коммерсантъ   |  купить фото

«Так бывает, что несколько мероприятий стоят меньше, чем одно»

36-е заседание по делу «Седьмой студии»: суд закончил повторный допрос Кирилла Серебренникова

от

На заседании 28 марта в Мещанском суде Москвы по делу «Седьмой студии» подсудимые Софья Апфельбаум, Алексей Малобродский и Кирилл Серебренников рассказали, какие мероприятия проводились на «Платформе» в 2012-2014 годах и как они были отражены в отчетах для Министерства культуры.


36-е заседание по делу «Седьмой студии». Главное

  • Судья Ирина Аккуратова задала уточняющие вопросы по готовящейся экспертизе. Для ее проведения защита просила привлечь Владимира Спивакова, Марию Ревякину, Марину Андрейкину, Василия Церетели, Дмитрия Мозгового, Бориса Юхананова, Видмантаса Силюнаса, Елену Ковальскую, Дмитрия Ренанского. В конце заседания судья поинтересовалась, связывались ли с этими специалистами, давали ли они свое согласие на участие в экспертизе и если да, то на каких условиях. Адвокат Кирилла Серебренникова Дмитрий Харитонов пояснил, что перечисленные лица согласны участвовать в экспертизе, но условия с ними не обсуждались. Защита пообещала предоставить суду их контакты.
  • Судья сверяла поданные в Минкультуры отчеты и интересовалась у подсудимых, какие мероприятия на «Платформе» проводились в 2012–2014 годах. На заседании выступали Кирилл Серебренников, Софья Апфельбаум и Алексей Малобродский. Софья Апфельбаум давала показания только по событиям до мая 2014 года, поскольку после уволилась из Минкультуры, а Алексей Малобродский — до августа 2012 года, так как затем ушел на работу в «Гоголь-центр». Юрия Итина не допрашивали, поскольку еще в начале процесса он заявил о желании дать показания после того, как гособвинение представит все доказательства по делу, в том числе допросит всех свидетелей.
  • Указанные в отчетах затраты Кирилл Серебренников назвал оправданными. Он рассказал, что «обычный репертуарный театр в Москве получает минимальную дотацию 80 млн руб. в год». «Это чтобы люди просто вышли и сыграли не новые, а старые спектакли. А мы каждый день играли новое и что-то новое создавали. Мы много делали. Я думаю, это оправданные суммы»,— заявил Серебренников.
  • Кирилл Серебренников рассказал, что в конце «Платформы» планировался спектакль режиссера Андрея Жолдака, но от него пришлось отказаться из-за нехватки средств. «И проект Жолдака был дорогой, и тогда мы еще провели аудит, выявили недостачу (после аудита бухгалтер “Седьмой студии” Нина Масляева не смогла объяснить руководству театральной компании, куда были потрачены деньги, и уволилась.— “Ъ”). И на проект Жолдака у нас не хватило денег»,— рассказал Кирилл Серебренников. По его словам, на «Платформе» могло быть так, что «несколько мероприятий стоят меньше, чем одно».

17:38. Судья завершает заседание. Следующее состоится 1 апреля в 16:00.

17:38. Судья спрашивает, могут ли участники процесса явиться на заседание 1 апреля. Все отвечают, что могут.

Судья предлагает назначить заседание 1 апреля в 16:00.

Однако адвокат Поверинова просит допросить технического директора «Платформы» Назарова, а также линейных продюсеров. Эти люди могли бы предоставить дополнительные документы, говорит она.

17:34. — Как связаться с этими лицами. У вас контакты есть, верно?— спрашивает судья.

— Да, мы предоставим контакты всех лиц,— говорит адвокат Харитонов.

17:34. Адвокат Харитонов говорит, что общались с деятелями культуры, чтобы они могли поучаствовать в экспертизе, и те дали согласие. Условия защитники не обговаривали, уточняет он.

17:32. Заседание возобновляется. Судья уточняет, каким образом отбирались специалисты, которых адвокаты просили привлечь к экспертизе.

17:20. — Я надеюсь, что отраженные в отчетах суммы соответствовали затратам. Но я достоверно не знаю,— говорит Серебренников.

Дополнительных сведений, доказывающих проведение мероприятий, у Серебренникова нет, но он просит вызвать продюсеров.

На этом его допрос заканчивается. Судья объявляет пятиминутный перерыв.

17:16. Серебренников уточняет, что вопросы по финансам лучше задавать продюсерам.

— Где взять продюсеров?— спрашивает судья.

— Мы приведем, мы всех приведем,— говорит режиссер.

17:14. — За чей счет были гастроли «Седьмой студии» во Франции?— спрашивает судья.

— В основном за счет французов,— говорит Серебренников.

— «Седьмой студии» тратились?

— Да.

— На что?

— Детально сказать не могу.

17:10. Судья переходит к последним вопросам по 2014 году: все ли мероприятия были оригинальной продукцией «Платформы». Серебренников говорит, что почти все было продукцией «Платформы».

17:06. — У нас в 2014 году поменялся формат. До этого мы делали сложные мастер-классы, на них приходило немного людей, им было неинтересно. Поэтому мастер-классы стали делать после мероприятия или сразу перед ним. Это были дискуссии, лекции по поводу того, что зрители увидят или увидели,— поясняет Серебренников.

— Это не отражено в отчетах?

— Да. Но (эти дискуссии и мастер-классы — “Ъ”) были всегда.

— Кто выступал-то (на мастер-классах — “Ъ”)? — спрашивает судья.

— Авторы представления.

— Конкретнее.

Серебренников перечисляет фамилии иностранных режиссеров и музыкантов.

17:00. — Там случилась такая история. После мастер-класса режиссера Андрея Жолдака. Я предложил ему сделать спектакль. Он все время хотел, чтобы это было, как можно больше. А «Платформа» должна была закончиться в октябре. Но у нас времени было чуть больше, чем должны были работать, поскольку мы начали в конце 2011 года, и в декабре 2014 года должны были работать. И у нас на эти куски не хватало денег. И проект Жолдака был дорогой, и тогда мы еще провели аудит, выявили недостачу. И на проект Жолдака у нас не хватило денег,— рассказывает Кирилл Серебренников.

— Сообщалось об этом министерству культуры?

— Я не знаю. Мы какие-то спектакли сделали в долг, потому что министерские деньги все время приходили позже.

16:51. Повторяются те же названия, которые говорила Апфельбаум. Серебренников делает короткие ремарки.

16:42. Выходит Серебренников. Он, как и Апфельбаум, начинает рассказывать про мероприятия за 2014 год.

Судья смотрит только в тома дела, где содержатся отчеты. Некоторые листы у нее помечены стикерами — оранжевыми, светло-зелеными, малиновыми, желтыми.

16:41. Апфельбаум говорит, что гастроли, концертные программы — это частично проведенные мероприятия «Седьмой студии», все остальное — продукция театральной компании за 2014 год.

Апфельбаум полагает, что в 2014 году мероприятия на «Платформе» ставились за счет госсубсидий, но точно не знает, поскольку в середине того года уже уволилась из Министерства культуры. На этом допрос Апфельбаум по 2014 году заканчивается, она возвращается на место.

16:37. — В 2014 году возникли эстетические вопросы к «Платформе». Много было запросов, справок, много было вопросов у министра,— продолжает Апфельбаум.

По ее словам, в 2014 году она списывалась с Вороновой и просила отразить в отчете количество мероприятий, чтобы и было сделано.

16:36. «Расходы видели? Приезд ростовского театра на "Платформу " — 1,7 млн, а гастроли "Седьмой студии " во Франции — 1 млн. Почему?»— спрашивает судья.

Апфельбаум поясняет, что во время гастролей «Седьмой студии» часть расходов взяла на себя французская сторона, а когда приезжали ростовские актеры, то все расходы брала на себя «Седьмая студия», поэтому такие цифры.

16:33. По словам Апфельбаум, «Детский альбом», «100% фуриозо», третий медиафестиваль, выставка «404...», спектакль <...>, спектакль «Смерть и девушка» (то, что репетировалось в 2013 году под названием «Спящая красавица»), «Обыкновенная история», «Гимн: похороны анархистов», третьи московские сатурналии, прощание с «Платформой» («Конец прекрасной эпохи»), спектакль театра «18+» — все эти мероприятия проводились на «Платформе» в 2014 году. Также были гастроли «Седьмой студии» во Франции, рассказывает Апфельбаум.

16:24. Теперь судья начинает задавать вопросы по 2014 году. К кафедре вновь выходит Апфельбаум. Она говорит, что в 2014 году подписывала только «промежуточный отчет в мае», поскольку затем последовало его увольнение из ведомства.

16:23. Судья спрашивает, есть ли дополнительные документы, которые могли бы подтвердить проведение мероприятий на «Платформе», затраты на них. Серебренников говорит, что у него нет, но на «Платформе», по его словам, работали продюсеры, которые могли бы это все уточнить.

— Конкретно у вас есть?

— У меня нет.

16:22. — Кто это должен был сообщить?— уточняет судья.

— Масляева. Может быть, Воронова. Те, кто занимался вопросами бумаг,— говорит Серебренников.

— Какие средства были затрачены на каждое мероприятие?— спрашивает судья.

— Средства «Платформы»,— отвечает режиссер.

— Соответствуют ли они действительности.

Думаю, что да,— говорит Серебренников.

— Вам это достоверно известно?

— Я никогда не занимался финансами.

16:20. Серебренников говорит, что все, кроме гастролей, проводилось и оплачивалось «Седьмой студией». И даже гастроли — так обозначается в отчете приезд других артистов на «Платформ»,— частично было проведено на деньги «Седьмой студии», говорит Серебренников. Он не знает, согласовывалось ли с Минкультуры замена мероприятий.

16:15. — АНО «Седьмая студия» на гастроли не ездила в 2013 году?— уточняет судья.

— Нет. То есть организация гастролей — это, в том числе и когда к нам приезжали.

— Почему в финотчете стоят мероприятия, которые не были проведены?

— Не знаю. А какие?— уточняет режиссер.

— «Кватро» и «Спящая красавица».

— Вместо «Кватро» было несколько мероприятий… Не знаю, почему.

16:13. — Проведение мероприятий «Дискуссий и лекций». Состоялось ли такое мероприятие?— спрашивает судья.

— Да,— отвечает Серебренников и говорит даты, когда они проводились.

Далее судья спрашивает про гастроли. Серебренников говорит, что это к ним на платформу приезжали иностранные актер, режиссеры и музыканты, делали на «Платформе» свои постановки. Серебренников перечисляет названия этих мероприятий и даты их проведения.

16:10. — Следующее мероприятие «Показ спектаклей и концертных программ». Имело ли место такое мероприятие?— спрашивает судья.

— Это было семь показов. «Повесть о настоящем сверхчеловеке», концерт Bismuth, «Правила любви», «Концент Свободы, <...>»,— говорит Серебренников.— Это кто проводил?

— Приглашенные люди и «Седьмая студия»,— говорит Серебренников.

16:04. Далее между судьей и Серебренниковым состоялся такой диалог.

— Когда, какие-то сметы мне показывали, мне не нравилось. Я спрашивал, почему мы так много денег тратим на показ спектакля. Можно было новый спектакль поставить на эти деньги. Меня каждый раз сажали и говорили, смотри… «Сон в летнюю ночь». Декорации хранятся за городом, за их хранение платятся деньги, чтобы их перевезти, нужны перевозчики, им за это надо платить. Далее начинается монтаж. Это тоже специальные сверхурочные ночные работы,— говорит Серебренников.

— Вам сметы показывали?— спрашивает судья.

— Мне показывали, говорил, вот посмотрите. Я говорил, почему так дорого. Мне говорили, посмотрите вот (почему так дорого),— поясняет Серебренников.

По словам Серебренникова, «обычный репертуарный театр в Москве получает минимальную дотацию в 80 миллионов рублей в год».

«Это, чтобы люди просто вышли и сыграли не новые, а старые спектакли. А мы каждый день играли новое и что-то новое создавали. А в эти 80 миллионов не входит создание спектаклей. Это только игра, при том, что уже все смонтировано. А нам нужно было все делать заново, монировать. Мы много делали. Я думаю, это оправданные суммы»,— говорит Серебренников.

— То есть по суммам вы не знаете?— спрашивает судья.

— Нет. Я хотел, чтобы как можно меньше тратилось, но не получалось,— отвечает Серебренников.

Далее он опять начинает вместе с судьей сверять отчет и реально поставленными мероприятиями.

15:53. После речь заходит про «молодых хореографов». Серебренников говорит, что здесь никаких изменений не было, все мероприятия прошли, как указано в отчете. Аналогичная ситуация была с гастролями екатеринбургского ансамбля «Провинциальные танцы» — все мероприятия были поставлены и отражены в отчете, говорит Серебренников. Он делает ремарку, о которой уже говорила Апфельбаум. Был спектакль «Flawed», но в отчете он назван как «Неполноценный». Далее Серебренников перечисляет танцевальные вечеринки по рок-н-роллу, танго, сальсе, мастер-класс Франческо Скаветта и Бруно Листопад. По его словам, они все были, отражены в отчете.

15:46. — Семинары с руководителями проектов, подобные "Платформе". Это как?— судья Аккуратова читает творческий отчет за 2013 год и пытается понять, что это за мероприятия.

— Это программа для руководителей региональных площадок,— говорит Серебренников.

По его словам, в творческом отчете эти семинары не отражены. «То есть это то, чем заменили "Кватро"»,— говорит режиссер.

15:43. «"Фестиваль музыка будущего. Было несколько показов"»,— говорит Серебренников. У него в руках папка. В папке документы — таблица с мероприятиями. «Вместо проекта "Кватро" мы сделали большой фестиваль "Подъемная сила". Мы были флагманским проектом, который должен был превращаться во что-то еще. Я помню, как мы обсуждали, чем заменить "Кватро"»,— рассказывает Серебренников.

15:34. Заседание возобновляется. К кафедре выходит Серебренников. Его спрашивают про 2013 год. Судья спрашивает, все ли мероприятия состоялись. Серебренников говорит, что все, «с небольшими изменениями». Серебренников перечисляет мероприятия.

15:28. Во время перерыва адвокат Юрий Лысенко, его подзащитный Юрий Итин и еще один собеседник обсуждают судьбу Аркадия Дворковича в свете вчерашнего громкого ареста Михаила Абызова.

14:45. Апфельбаум говорит, что у нее нет дополнительных сведений, подтверждающих проведение мероприятий на «Платформе» в 2013 году. На этом ее допрос закончен. В заседании объявляется перерыв на полчаса.

14:43. — «Показ спектаклей и концертных программ»,— читает отчет судья Аккуратова.

— Тут было несколько концертных программ. «Концерт свободы», «Bismuth», «Повесть о настоящем сверхчеловеке»,— перечисляет Апфельбаум.

— Чем отличается «показ спектакля» от «репертуарного показа»?-- спрашивает судья по отчету.

— Если честно, я уже не помню. Не поясню,— говорит Апфельбаум.

— Проведение мастер-классов, дискуссий, лекций,— говорит судья.

— Их было очень много,— говорит Апфельбаум и начинает перечислять,— <...>, была презентация книги «Постдраматический театр»,— рассказывает подсудимая.

— Организация и проведение гастролей. Было у вас такое?

— Было,— отвечает Апфельбаум, начинает перечислять мероприятия.

14:37. Далее Апфельбаум называет, когда прошел один из перформансов, медиафестиваль и концерты «Квартет» (24 июня) и «Record», спектакль «Август» (6,7,8 июня), «Голод» (6, 7 апреля).

— «Спящая красавица» репетировался, но вышел в следующем году. Вместо него вышел спектакль «Чучело», А «Лаборатория театра и кино» состоялась 12,13 мая,— говорит Апфельбаум.

— Замены согласовывались с Минкультом?-- спрашивает судья.

— Я точно не могу сказать.

— Если бы вы знали, что поменялось мероприятие?

— Мы бы сделали допсоглашение. Указали бы те мероприятия, которые включены не были. Ничего не надо было тут скрывать, ни с кем ни в какой сговор вступать, а сказать, все как есть,— говорит Апфельбаум.

14:29. Далее, отвечая на вопросы судьи Апфельбаум, перечисляет даты проведения «танцевальных вечеринок и мастер-классов», показы «Истории солдата» и «Сна в летнюю ночь». Затем судья спрашивает, видела ли Апфельбаум суммы. Она говорит, что видела. Она говорит, что у ее департамента вопросов не было, более детальную проверку должен был проводить экономический департамент. «Почему он эту проверку не провел, я сказать не могу»,— говорит Апфельбаум.

14:24.—То, что вы называете — 23, 24 ноября, я не могу найти,— говорит судья.

— Как я понимаю, отчет, который вы держите в руках… Шло по нарастающей, то есть они брали отчеты за май, добавляли туда отчеты за июнь… То есть в конце должен быть ноябрь,— говорит Апфельбаум.

— Далее. Гастроли «Провинциальных танцев» и «Гроза»,— говорит судья.

Апфельбаум называет даты, когда были эти гастроли. «И потом спектакль ''Flawed'', что в переводе означает неполноценный. Вот в отчет он и вошел как ''Неполноценный''. Все это есть в творческом отчете»,— рассказывает Апфельбаум.

14:20. Апфельбаум говорит, что в 2013 году прошли <...>, <...>, «Страсти по Никодиму», <...>, «Открытие сезона. Вибрация вселенной». Апфельбаум говорит, что взяла данные о проведение мероприятий в отчете и «из открытых источников», «смотрела по афишам». Далее она рассказывает, что «Ночь неожиданностей» была 18, 19 октября, «Музыка будущего» была в конце октября (по 22 число), «Фестиваль грузинская музыка» была 14 декабря, спектакль Франческо Скаветта «Удивленное тело» был 13, 14, 15 июня, <...>, спектакль «Молодые хореографы» были 26, 27 апреля, 23, 24 ноября. «В 2013 году был акцент на хореографическую программу»,— вспоминает Апфельбаум. Судья ищет в отчетах, как же назывались эти танцевальные мероприятия.

14:07. Теперь речь про 2013 год.

К кафедре выходит Апфельбаум. Он говорит, что хотела бы внести уточнения по 2011 году. Она говорит, что в 2011 году было еще несколько выставок, которые не указаны в отчете, поскольку значились как одно мероприятие. «"Платформа" сдавала промежуточные отчеты исполнителям по контракту. Я видела один такой отчет в электронной почте у Балашовой (сотрудница Минкульта). Отчеты сдавались, но не сохранились. В деле попало то, что осталось в министерстве»,— говорит Апфельбаум.

14:01. Судья спрашивает у Малобродского, есть ли у него дополнительные документы и сведения, подтверждающие расходы на мероприятия «Платформы» в 2012 году.

«Все мои показания подтверждены документально. Документы, подтверждающие факт проведения мероприятий и факт произведенных затрат, находятся в материалах дела. Также стороной защиты были предоставлены фото и видео. Я дополнительно располагаю только данными моего компьютера, который приобщен как доказательство и находится в распоряжении суда»,— сказал Малобродский.

— Соответствовали суммы, указанные в финотчете, действительности? — спрашивает судья.

— Я не имел отношения к формированию отчетов,— отвечает Малобродский.

Далее судья говорит, может ли он дать пояснения по суммам на каждое конкретное мероприятие. Малобродский говорит, что это было 7—8 лет назад, поэтому не готов «реконструировать».

13:59. «ЦЕХ» также был после увольнения Малобродского.

— Организация и проведение гастролей? — спрашивает судья.

Малобродский говорит, что участвовал и организовывал только поездку в Ярославль.

Судья спрашивает, кто покрывал расходы на поездку. «Проезд… Затрудняюсь ответить. Возможно, принимающая сторона»,— говорит Малобродский о расходах на поездку.

13:58. — Количество показов мероприятий, помните, знаете, можете назвать? — спрашивает судья.

— Я могу говорить только на период до августа 2012 года. С января по август «Отморозки» — 7 раз, «ОС» — 2, «История солдата» — 4 раза, «Охота на Снарка» — 7, «Autland» — 2 представления, «Сон в летнюю ночь» — 4 раза, «Метаморфозы» — 3 показа,— перечисляет Малобродский.

— Было ли каждое из этих мероприятий показано в готовом виде или создано сотрудниками «Седьмой студии»?

— Большая часть мероприятий — это «Седьмая студия»,— говорит Малобродский.

— «Охота на Снарка»?

— Полностью.

— «Сон в летнюю ночь»?

— Полностью.

— «Autland».

— Полностью «Седьмая студия».

«Восстание», «Транскрипция», «Катастрофа»,— все расходы несла «Седьмая студия», говорит Малобродский. «Четыре времени года», студенческий фестиваль — уже было после Малобродского, он не может назвать.

13:50. «Классики авангарда». Малобродский говорит, что ему известно «как зрителю, как наблюдателю», что это мероприятие состоялось. «По-моему, это была серия концертов»,— говорит подсудимый. Он повторяется, что к тому времени уже не работал на «Платформе», поэтому не очень хорошо помнит.

13:49. Следом речь заходит про гастроли. Малобродский говорит, что ему известно про гастроли в Ярославле. Поездки в Челябинск и Красноярск готовились, но проводились, когда он уже ушел с «Платформы». Далее Малобродский перечисляет дискуссии и мастер-классы, которые проходили на «Платформе» до августа 2012 года. На вопрос про выставки Малобродский говорит, что не помнит, поскольку работал на «Платформе» до августа 2012 года. Следом судья его спрашивает про медиафестиваль, тот отвечает, что такое мероприятие было в мае 2012 года.

13:46. Речь заходит про «Диалоги». Малобродский говорит, что, вероятно, это было уже после августа 2012 года, поэтому он не помнит.

«Autland». Малобродский говорит, что этот спектакль был, два показа. «Транскрипция». «Да, был в мае»,— говорит Малобродский. «Восстание». «Да, такое мероприятие было»,— говорит подсудимый.

— «Катастрофа»?

— Да. Проект «Катастрофа» был под музыкальным руководством Теодора Курентзиса.

— «Четыре времени года»?

— Задумывалась в период моей работы, но фактически состоялся за пределами моей работы.

— «Кинетический перфоманс: новый звук, новые инструменты»?

— Помню о подготовке этого проекта, но когда он был, не помню. Вероятно, после августа 2012 года.

— Фестиваль студенческих работ?

— Вероятно, но я не могу говорить. Это было за период моей работы.

— «Ангельское пение»?

— То же самое. Мне известно о подготовке проекта, но до августа 2012 года это мероприятие еще не было реализовано.

— «ЦЕХ»?

— На прошлом заседании мы говорили про участие театра танцев в 2011 году, если вы говорите про 2012 год, то в период моей работы не было, вероятно, состоялось позднее.

Далее судья спрашивает про некие «Программы», «Показы». Малобродский говорит, что не очень понимает о каких «программах» идет речь. «Транскрипция, Восстание, Метаморфозы — это и есть концерты и спектакли, которые были на Платформе. Отдельного мероприятия, которое вы называете Показы,— такого не было»,— говорит Малобродский. Однако после Малобродский поясняет слово «Показы» в финотчете. Он говорит, что на каждый показ спектакля есть расходы, поскольку надо арендовать оборудование, докупить одноразовый реквизит, выплатить гонорары. «Все это затраты»,— говорит Малобродский.

13:34. Он рассказывает, что «Охота на Снарка» действительно проводилась. По его словам, до августа 2012 года состоялось семь представлений «Охота на Снарка». Далее Малобродский рассказывает про «Метаморфозы». Говорит, что этот спектакль состоял из нескольких частей. «Во время моей работы в 2012 году был второй показ "Метаморфоз" в апреле»,— говорит Малобродский.

— Сон в летнюю ночь?

— Да, да. Спектакль «Сон в летнюю ночь» ставился. В июне 2012 года прошли первые показы,— говорит Малобродский.

13:32. Далее к кафедре вызывают Малобродского. Ему задают по 2012 году такие же вопросы.

— Все ли мероприятия в 2012 году состоялись?

— Я прошу принять и учесть следующие обстоятельства, что я работал до августа 2012 года. Я занимался продакшеном, то есть реальной подготовкой и выпуском мероприятий. Я не занимался формированием и сдачей отчетов в Минкультуры. В связи с этим мне сложно говорить о тех мероприятиях, которые были отражены в отчетах. Я могу говорить о том, что было реально поставлено до августа 2012 года,— говорит Малобродский.

13:28. — «История солдата» — наш. «Четыре квартета» — совместный. «Отморозки» — мы произвели,— продолжает рассказывать Серебренников.

— Мастер-классы и дискуссии?

— Это все наше, и организация, и показы.

— Выставки, перфомансы, медиафестивали?

— Это тоже все наше. Postgravity Art — это мы привезли новейший, крутейший проект.

— Какие средства были затрачены на каждое мероприятие?

— Я не знаю.

— Имеются ли дополнительные сведения, что все мероприятия состоялись?

— У нас есть видео.

— Вы их уже представили?

— Да.

— Дополнительные сведения о расходах?

— Нет.

— Соответствуют ли суммы, указанные в отчете за 2012 год?

— Я не знаю, я не занимался суммами. Я занимался только творческой частью.



13:25. Далее Аккуратова выясняет, какие мероприятия были оригинальной продукцией «Платформы», а какие — совместное творчество. Серебренников дает пояснения.

— «Стороны света» — это наше,— говорит режиссер.

— «Харакири»? — спрашивает судья.

— Да.

— «Memory space»?

— Мы проводили.

— «Ангельское пение»?

— Это наше мероприятие с привозом западного коллектива.

— Фестиваль «ЦЕХ»?

— Там были разные небольшие спектакли, какой был оригинальный, какой привезенный, я сейчас уже не помню,— говорит Серебренников.

13:21. Судья продолжает задавать вопросы Серебренникову.

— Почему в творческом отчете не указаны даты, которые вы назвали?

— Я не знаю, я не составлял творческий отчет,— говорит режиссер.

— Вы подписывали.

— Я подписывал, иногда нет. Это отношения с Минкультуры. Дело Масляевой. В самом начале процесса я говорил, что какие-то мероприятия могли меняться по названиям, что из какого-то мероприятия могло стать два.

У нас были творческие отчеты и финансовые. Как Масляева их составляла, непонятно. Она же не ходила никуда,— говорит Серебренников.

— Почему финансовые отчеты не соответствует частично творческом, известно?

— Нет.

13:17. Судья Аккуратова говорит, что медиафестиваль с космонавтами (одна инсталляция) более затратный, чем предыдущий медиафестиваль, в который входило до 10 мероприятий. «Так бывает, что несколько мероприятий стоят меньше, чем одно»,— говорит Серебренников. По его словам, инсталляция, посвященная космосу, была сложная, на нее приглашались специалисты из-за рубежа.

13:12. — «Трансмедиавыставка»,— переходит к новому мероприятию судья Аккуратова.

— Это медиафестиваль. Сложное мероприятие. Было несколько перфомансов. «HeartBeats» — 22 мая 2012 года, «Лазерный театр» — 24, 26 мая 2012 года, пространственная медиаинсталляция — с 24 по 28 мая, «Балет древесных теней» — 28 мая, «Реквием Стиву Джобсу» — 29 мая, work in progress спекталя «Тащи, бросай» — 26 мая, «Живая земля» — 27 мая. <...>. «Temporary life» — 27 мая, <...>. Это все входило в медиафестиваль «Трансмедиавыставка»,— рассказывает Серебренников.

13:06. Далее Серебренников рассказывает, что была дискуссия с Давидом Бобе и еще несколько мероприятий. Он говорит, что они были отражены в отчете.

13:06. — А спектакль «ОС». Что за гастроли вы имели в виду? — спрашивает судья.

— Это может быть ошибка. Простите меня,— говорит Серебренников.

— В 2012 году вы ездили?

— В Челябинск, Красноярск, Ярославль,— отвечает режиссер.

— А время вы не знаете? В отчете это не отражено.

— Гастроли были, мы играли спектакли с большим успехом. Почему этого нет в отчете, я не знаю,— говорит Серебренников.

13:05. Затем речь заходит про спектакль «ОС». Это совместная работа «Седьмой студии» с SoundDrama, говорит Серебренников. Он рассказывает, что были гастроли в Челябинске, Красноярске, Ярославле. По его словам, в отчетах это не отражено.

13:04. Судья говорит, что в отчете музыкальные мероприятия никак не выделены. Серебренников говорит, что эти мероприятия проводились. Далее судья спрашивает про танцевальные мероприятия театра «ЦЕХ».

— В творческом отчете был фестиваль театра танцев «ЦЕХ»? – спрашивает судья.

— Да.

— Что там происходило?

— Это было несколько перфомансов,— говорит Серебренников. — Детализацию я не помню.

Далее режиссер начинает говорить про другие мероприятия.

— 21 показ разных мероприятий. «История солдата» шесть раз, опера «Четыре квартета» 28, 30 сентября, 29 октября. Выставка «Артикуляция» шла с 13 июля по 2 августа 2012 года. «Отморозки» — 8, 9 января, 7, 13, 25 апреля, 14, 15 мая, 5 сентября, 5, 6 октября 2012 года,— перечисляет Серебренников.

— А суммы вы видели? За показ (одного мероприятия.— “Ъ”) больше в три раза (чем в отчете.— “Ъ”).

— Потому что было показов больше. Всем платятся гонорары, техника арендуется. <...>. Это всегда недешево. На «Платформе» нужно было все собирать с нуля,— говорит Серебренников.

— Сами вы не оценивали? Обоснованы ли были эти затраты?

— Я не оценивал, я не знаю. Я не про деньги совсем,— говорит Серебренников.

12:50. — А «Стороны света. Часть вторая»? – уточняет судья.

— Да, они так и указаны в творческом отчете,— говорит Серебренников.

Судья не может найти «Стороны света» в творческом отчете. Апфельбаум говорит, что «это 210 том, в описании “Стороны света” все эти мероприятия написаны, то есть отдельно не выделены, но мероприятия есть». Апфельбаум поправляют защитники, говорят, что это 188 том.

12:49. Это превратилось в два мероприятия – «Концерт-компас. Стороны света. Часть вторая» и «Внутренняя империя». Это музыкальные мероприятия, которые проводились на «Платформе» два дня, говорит Серебренников.

— В творческом отчете есть эти мероприятия? — спрашивает судья.

— Да, «Внутренняя империя». У меня в творческом (отчете.— “Ъ”) это «Вокальная империя. Часть первая» и «Вечер вокального театра»,— поясняет Серебренников.

12:43. Серебренников рассказывает, что в начале мая на «Платформе» прошли несколько мероприятий — проект «Новые левые», музыкальный спектакль «Вася и Отморозки: “левый концерт”».

12:41. Пока Серебренников и судья выясняют, сколько было заявлено и сколько поставлено мероприятий на «Платформе» в 2012 году, прокурор Олег Лавров что-то читает на листе А4 и делает пометки.

12:40. Далее речь заходит про «Диалоги».

12:40. Далее Серебренников рассказывает про программу современной академической музыки «Харакири». Он говорит, что в нее входила программа «Стороны света». Судья пытается понять, какое же «основное название». «У нас с названиями был свистопляска,— поясняет Серебренников.— Потому что кураторы придумывали название проектов. Мы держали в голове название кураторов. Потом приходили режиссеры, говорили, что они хотят немного другое название». Про «Харакири» Серебренников говорит, что в творческом отчете это мероприятие называлось так: «Концерт-компас. Стороны света».

12:34. Далее Серебренников называет концерт Теодора Курентзиса и еще несколько музыкальных мероприятий, которые проводились на «Платформе» в 2012 году.

12:33.— «Восстание»? — спрашивает судья.

— Да, сложный показ. Был один раз — 12 мая 2012 года,— говорит Серебренников.

— Правильно «Восстание» или «Восстание машин»?

— На афише, по-моему, было «Восстание»?

— Это одно и то же?

— Да.

— Почему в творческом отчете указано «Восстание машин»?

— Сначала было «Восстание», потом стало «Восстанием машин».

— Почему так?

— Иногда названия менялись. Кураторы перепридумывали, решили назвать просто «Восстанием».

12:30. — Почему в творческом отчете «Диалоги» указано 12 показов? — спрашивает судья.

— Не знаю, можно посчитать,— говорит Серебренников и начинает считать. Встает Софья Апфельбаум.

— Это было 14 дня по три показа, поэтому 12 точно было,— уточняет Апфельбаум.

— Да,— соглашается с Апфельбаум Серебренников,— было 12 показов за 4 дня.

12:28. «Подождите, давайте по порядку»,— прерывает Серебренникова судья Аккуратова. «Хорошо»,— отвечает Серебренников и начинает рассказывать про мероприятие Autland, затем про лабораторию «Транскрипция». Серебренников рассказывает, что «Транскрипция» также длилась несколько дней.

12:27. Далее речь заходит про мультиплекс. Серебренников говорит, что этот мультиплекс проводился в разные дни. «В сумме было 8 показов. Там было несколько мероприятий, танцевальных и театральных»,— говорит режиссер. «Внутри было по несколько показов. То есть каждый спектакль показывался по несколько раз. Допустим, танец был 6 числа в 19:00 и 6 числа в 21:00»,— поясняет Серебренников.

12:25. «Было 15 показов этого спектакля. 25, 26, 27, 28 июня 2012 года. 20, 21, 22, 23, 24, 25 ноября 2012 года. 21, 22, 23, 25, 26 декабря 2012 года»,— рассказывает Серебренников про спектакль, название которого было произнесено быстро, сложно было понять, о каком мероприятии идет речь.

12:23. «Было семь показов спектакля "Метаморфозы". 21, 22, 23 марта 2012 года. 21, 26, 27, 28 октября 2012 года»,— говорит Серебренников.

12:22. Серебренников рассказывает про мероприятия 2012 года. Он начинает со спектакля «Охота на Снарка», перечисляет, когда он игрался. Затем судья спрашивает про «Метаморфозы». «Да, он состоялся. Спектакль состоял из нескольких частей»,— говорит режиссер.

12:20. Судья продолжает допрос подсудимых. На прошлом заседании она сверяла мероприятия за 2011 год. Теперь она задает вопросы по 2012 году. К кафедре вызвали Серебренникова.

12:19. Входит судья Ирина Аккуратова. Проверяется явка: нет потерпевшей стороны — представителей Минкульта, нет еще одного прокурора — Надежды Игнатовой.

12:17. Все готово к началу заседания. В просторном 433 зале заняты четыре ряда лавок. На последних трех рядах также сидят слушатели, но там еще остались свободные места.

12:16. Авдеев и Мухаметов на заседание не пошли, они расположились на лавках у зала 433, где проходит процесс.

12:14. Начали запускать в зал.

12:13. Адвокат Масляевой и женщина в сером, как оказалось, пришли сегодня в Мещанский суд по другому заседанию, не на дело «Седьмой студии».

12:11. Кроме Устиновой, на заседание также пришли актеры «Гоголь-центра» Филипп Авдеев и Риналь Мухаметов. Они общаются с Серебренниковым в лифтовом холле на четвертом этаже.

12:10. Прокурор Олег Лавров прошел в зал.

12:09. На этаже появился адвокат Нины Масляевой. Он сопровождает высокую женщину в сером платье. На позапрошлом заседании прокуратура заявила о намерении допросить помощника главбуха «Седьмой студии» Элеонору Филимонову. Возможно, женщина в сером это она и есть.

12:05. Заседание назначено на 12:00. Ровно к этому времени собрались и подсудимые. Без трех минут полдень на четвертый этаж Мещанского суда поднялся Кирилл Серебренников. Алексей Малобродский, Юрий Итин, Софья Апфельбаум и их защитники также здесь.

12:04. На сегодняшнее заседание пришла актриса Светлана Устинова.

12:01. К сегодняшнему заседанию по делу «Седьмой студии» большое внимание. На него пришло в разы больше слушателей, чем на три предыдущих заседания. Сегодня, возможно, пройдет допрос кого-то из свидетелей обвинения — Сиваева, Овичинникова или Филимоновой. Кроме того, у Серебренникова 3 апреля истекает срок домашнего ареста. Предполагается, что сегодня будет решаться вопрос о мере пресечения режиссеру.


Фигурантами по делу проходят пять человек. Среди них — режиссер Кирилл Серебренников, директор Российского академического молодежного театра (РАМТ) Софья Апфельбаум, бывший директор «Гоголь-центра» Алексей Малобродский, экс-гендиректор «Седьмой студии» Юрий Итин и продюсер Екатерина Воронова (находится в международном розыске). Их обвиняют в хищении не менее 133 млн руб., выделенных на проект «Платформа» с 2011 года по 2014 годы. Все фигуранты отрицают вину.

Роман Дорофеев; Анна Токарева, Алина Сабитова, Юлия Алексеева, Роман Шаталов


Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

наглядно

Профиль пользователя