Коротко

Новости

Подробно

«Мы никогда не будем останавливаться в развитии»

Главный врач Краснодарской краевой клинической больницы №1 имени профессора С. В. Очаповского Владимир Порханов — о второй очереди реконструкции и планах на будущее

— В конце 2018 года стало известно, что администрация края выделит из бюджета более 6 млрд рублей на вторую очередь реконструкции краевой больницы. Что и в какие сроки планируется построить?

— Мы очень долго ждали, когда­ нам выделят средства на вторую очередь реконструкции. Еще в 2015 году губернатор Вениамин Кондратьев писал соответствующее обращение к президенту Владимиру Путину с просьбой выделить 15 млрд руб. Этой суммы хватило бы на завершение всей второй очереди. Но тогда на уровне федерации нам сказали, что сперва региону нужно достроить перинатальный центр в Сочи. В тот момент име­ющихся денег хватило лишь на то, чтобы вырыть котлован под новый корпус. Но мы не опускали руки и постоянно говорили о необходимости продолжения строительства. И в конце 2018 года, когда перинатальный центр ввели в строй, губернатор сразу же заявил о выделении средств. Это очень важно, поскольку лишь при условии софинансирования региона мы можем рассчитывать на дополнительные средства из федерального бюджета. В частности, мы хотим получить еще 4,5 млрд руб. на реконструкцию от федерации. Но пока этот вопрос еще согласовывается в профильных министерствах.

Однако и 6 млрд руб. из регионального бюджета — это беспрецедентная сумма, которая позволит нам очень многое сделать. Подчеркну, что речь идет не только о строительстве зданий, но и об их оснащении под ключ. Вторая очередь реконструкции будет разбита на этапы. Первый включает строительство нового трехэтажного корпуса. На первом этаже будет сов­ременное отделение эндоскопии, на втором — КТ и МРТ, маммографы, а также гибридная операцион­ная. Одновременно мы будем сносить одно из старых зданий и строить там новое ожоговое отделение. Ведь сейчас, хотя наше ожоговое отделение считается одним из лучших в России, оно работает в ужасных условиях, так как находится в помещениях старой больницы, ­которые ни к чему не приспособлены и давно «вышли в тираж».

Наконец, дойдет дело и до «грибкового центра»: в этом здании должен был разместиться федеральный центр травматологии, ортопедии и эндопротезирования, но при строительстве туда завезли грибок — оно стало опасным и все эти годы оставалось пустым. Теперь нам выделят 140 млн руб. для его сноса. Также в планах сделать из бывшего центра функциональной хирургической гастроэнтерологии реабилитационный центр. В свое время это здание было построено с нарушениями, но мы надеемся найти ему правильное применение.

Если говорить в целом, то построить предстоит очень много, и даже первый этап второй очереди реконструкции выведет больницу на новый уровень. В свое время мне говорили: хватит уже строить, и так всего хватает. Но это не так! Людям не нравится лечиться в старом корпусе, который проектировался 60лет назад и не учитывает современных требований. Так что я делаю все это не для себя — это нужно нашим пациентам.

— Какие новые виды операций и исследований стали проводиться в больнице в 2018 году?

— Прежде всего скажу, что мы не уменьшаем количество пациентов и проводимых операций, а с каждым годом лишь увеличиваем. И, конечно, внедряем у себя самые современные мировые технологии и методики. В 2018 году мы ак­тивно применяли метод экстракорпоральной мембранной оксигенации (ЭКМО). Он используется для поддержания дыхания и кровообращения у пациентов с нарушениями функций сердца и легких. Когда степень поражения этих органов крайняя, терминальная, то есть когда сердце уже не может перекачивать кровь, а легкие — обеспечивать организм кислородом. Сама машина представляет собой одноразовый контур, достаточной дорогой. Там есть центрифужный насос, система доставки газа, одноразовый оксигенатор для газообмена и пр. Старт любого ЭКМО стоит не менее 400—500 тыс. руб., а в целом его стоимость на одного пациента может достигать 2,5 млн руб. Применяется этот метод при острых миокардитах, тяжелых инфарктах, кардиомиопатии, тяжелых бронхиальных статусах и т. д. И он позволяет спасать жизни людей. В частности, дает время для того, чтобы дождаться трансплантации необходимого органа.

В России метод ЭКМО пока не нашел достаточно широкого применения, хотя о важности его внедрения говорят на самом высоком уровне. Это связано с его чрезвычайной сложностью. Он должен реализовываться на базе многопрофильных мощных больниц. Для него требуется очень серьезная служба крови, наличие кардиохирургов, пульмонологов, эндокринологов, круглосуточно действующая лаборатория, УЗИ, рентген-хирургия и пр. Поэтому ККБ №1 занимает второе место в стране по количеству проведенных ЭКМО, уступая лишь Национальному медицинскому исследовательскому центру трансплантологии искусственных органов. Они в 2018 году провели 75 ЭКМО, а мы — 25. Но там этот метод используют в качестве подготовки больных к операции и продолжительность процедур короткая. У нас ЭКМО может длиться несколько недель. Сейчас проблема в том, что мы реализуем его пол­ностью за счет средств больницы, так как ФОМС пока отказывается покрывать эти расходы. Если бы нам оплачивали ЭКМО, мы могли бы проводить еще больше процедур.

Научные исследования больницы сосредоточены в основном в области регенеративной медицины и тканевой инженерии. Причем они носят прикладной характер и проводятся по запросу наших отделений. Например, изучаем то, как меняются биологически активные вещества в крови людей при различных состояниях: сепсисе, шоке и т. д. Это помогает в диагностике. Еще одно направление — применение обогащенной тромбоцитами плазмы крови, локальное введение которой способствует ускоренному заживлению тканей. Также сейчас мы осва­иваем немецкую разработку, благодаря которой можно сохранять извлеченные из организма костные ткани, удаляя из них органику. В результате мы получаем биологический материал, который не воспринимается организмом как чужеродный.

«Если говорить в целом, то построить предстоит очень много, и даже первый этап второй очереди реконструкции выведет больницу на новый уровень»



— В прошлом году администрация Краснодара анонсировала создание большого медицинского клас­тера в другой части города. Как, по вашему мнению, это повлияет на качество оказания медицинской помощи?

— Это повлияет в самую лучшую сторону. Взять хотя бы клинический онкологический диспансер. Он старый, пациенты туда уже не помещаются, и ему просто некуда расти. Туберкулезная больница вообще находится в центре города, и это плохо. Больница скорой медицинской помощи тоже уже старая — ей нужно переезжать в новое современное здание. Если это произойдет, мы бы взяли освободившиеся помещения на улице 40 Лет Победы и создали там центр реабилитации — новое медицинское учреждение, имеющее нормальные транспортные развязки и дороги: ни для кого не секрет, что наша ­краевая больница уже много лет испытывает проблемы с доставкой пациентов из-за того, что к корпусам очень тяжело проехать.

Поэтому медицинский кластер однозначно нужен. Хотя ККБ №1 с его появлением своей актуальнос­ти нисколько не потеряет: как показывает практика, пациентов у нас все больше. И мы никогда не будем останавливаться в развитии.

Комментарии

обсуждение

Наглядно

Профиль пользователя