Коротко

Новости

Подробно

Фото: Reuters

Бейрут сверил бремя с Москвой

Президент Мишель Аун обсудил с Владимиром Путиным судьбу христиан и беженцев

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Президент Ливана Мишель Аун впервые посетил Москву в качестве главы государства. И это всего лишь третий визит президента Ливана в Россию за всю историю двусторонних отношений, 75 лет которым отмечают в этом году. Основной темой для переговоров, в том числе с президентом РФ Владимиром Путиным, стала судьба сирийских беженцев, чье пребывание в Ливане за восемь лет увеличило население страны в полтора раза.


В Москве Мишель Аун успел встретиться с бизнесменами (в том числе главой «Роснефти» Игорем Сечиным), представителями православной церкви, дипломатами и депутатами. Ключевым же событием стали переговоры с Владимиром Путиным, на которых также присутствовали глава МИДа Сергей Лавров, помощник президента Юрий Ушаков, глава Минэкономики Максим Орешкин. Прошедшие переговоры можно было назвать семейными: 85-летнего Мишеля Ауна сопровождал его зять и одновременно глава МИДа Джебран Басиль, а также дочь Мирей Аун эль-Хашем, которая занимает должность старшего советника президента.

Еще до начала визита Мишель Аун обозначил три основные темы для переговоров: сирийские беженцы, судьба христиан на Ближнем Востоке и развитие двусторонних отношений. На переговорах с Владимиром Путиным президент Ливана высоко оценил позицию России по защите религиозных меньшинств. Мишель Аун — единственный христианин среди глав арабских государств, и эта тема имеет для него личное значение. В Москву, как заявил сам президент агентству ТАСС, он приехал с надеждой заручиться поддержкой идеи открытия в Ливане Всемирного центра по диалогу между цивилизациями под эгидой ЮНЕСКО. Причин возражать этому проекту у России нет. Но, со своей стороны, в Москве Мишелю Ауну предложили еще одну идею — организовать в Бейруте международную конференцию с участием государств региона для обсуждения ситуации с сирийскими беженцами. Автором идеи стал председатель Госдумы Вячеслав Володин. Мишель Аун возражать не стал, хотя для Ливана гораздо важнее потратить ресурсы не на конференцию, а на реальное решение проблемы беженцев.

В Ливане, по разным оценкам, проживают от 1,5 млн до 2 млн сирийских беженцев. «Это очень много для нашей страны»,— сказал Мишель Аун на встрече с Вячеславом Володиным. До 2011 года, когда начался конфликт в Сирии, население Ливана составляло чуть более 4 млн человек. «Беженцы — это огромная нагрузка для экономики Ливана. Им нужно электричество, вода, другая инфраструктура. Они угрожают этноконфессиональному равновесию в стране. Суннитская община резко увеличилась»,— пояснил “Ъ” мнение сторонников возвращения беженцев ливанский политолог Гассан Джавад. Ливан сам не вынесет бремя беженцев. «Поэтому ливанское правительство, несмотря на разногласия во взглядах, приняло российскую инициативу по возвращению беженцев обратно в Сирию. Вопрос только в том, где взять миллиарды долларов на ее реализацию и преодолеть сопротивление США»,— отметил в беседе с “Ъ” гендиректор Координационного медиацентра в Бейруте Салем Захран.

Вчера Москва и Бейрут призвали международное сообщество оказать им помощь в этом вопросе. «Решение проблемы напрямую зависит от создания благоприятных условий, в том числе социально-экономических, в самой Сирии через ее постконфликтное восстановление»,— гласит текст обнародованной по итогам переговоров в Кремле декларации.

Марианна Беленькая


Комментарии
Профиль пользователя