Коротко

Новости

Подробно

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ

Правоотношения акционеров: жизнь «до» и «после» кассации по делу ОВК

"Юридический бизнес". Приложение от , стр. 7

21 марта Окружной суд города Москвы вернулся к рассмотрению корпоративного спора миноритарных акционеров с Объединенной вагонной компанией (ОВК). Ранее судьи, сославшись на объемность дела, отложили заседание на неделю, затем перенесли на месяц. Источники, близкие к “Ъ”, прогнозируют возможность третьего переноса заседания. Но на этот раз — уже по инициативе сторон.


С просьбой прокомментировать четыре наиболее часто задаваемых вопроса, проистекающих из корпоративного спора в ОВК, “Ъ” обратился к двум признанным экспертам в сфере корпоративных правоотношений, партнерам международных юридических фирм, которые ранее открыто не выражали свои позицию по кейсу, Евгению Глухову, партнеру DLA Piper, и Алексею Паничу, партнеру Herbert Smith Freehills CIS.

— Насколько часто и в каких случаях арбитражное производство применяется с целью оспаривания решений собрания акционеров?

ЕВГЕНИЙ ГЛУХОВ: Такие случаи распространены на практике, хотя в последние годы, на мой взгляд, их число заметно сократилось.

АЛЕКСЕЙ ПАНИЧ: При нарушении прав отдельного акционера решением собрания акционеров такой акционер вправе оспорить указанное решение в суде. Фактически обращение в суд в этом случае является единственным способом защиты прав акционера.

— Насколько часто и в каких случаях исполнительный менеджмент общества в лице генерального директора выступает с исковыми требованиями к обществу с целью аннулирования корпоративных решений (совершенных по их запросу?)

Е. Г.: Мне кажется, это не очень распространенная практика — скорее исключение. Подобные случаи могут свидетельствовать о злоупотреблениях, имеющих место со стороны менеджмента компании и отдельных акционеров.

А. П.: Решение общего собрания акционеров вправе обжаловать только акционеры, не принимавшие участия в собрании или голосовавшие против принятия такого решения. Поэтому генеральный директор общества не может оспаривать корпоративные решения общего собрания акционеров. В рассматриваемом деле господин Савушкин выступает истцом не как генеральный директор, а как акционер ОВК.

— Какие возможные последствия принесет решение кассации в пользу ОВК, препятствующее праву акционеров на обратный выкуп?

Е. Г.: Естественно, это будет ударом по репутации нашей судебной системы. Кроме того, подобное решение не будет способствовать улучшению инвестиционного климата как для внутренних, так и для внешних инвесторов.

А. П.: Согласие кассационной инстанции с позицией истца приведет к ряду негативных правовых последствий.

Во-первых, такая позиция кассационного суда, вопреки устойчивой тенденции последних лет, будет очевидным образом подтверждать возможность недобросовестных действий в корпоративных спорах. В частности, будет проигнорирована недавно сформировавшаяся в российском праве концепция «эстоппеля», которая однозначно подлежит применению в отношении истца в данном деле.

Во-вторых, согласие кассационной инстанции с истцом создаст правовую неопределенность в отношении судебной практики применения ключевых институтов российского корпоративного права, нигилизм в области защиты прав российских миноритарных акционеров.

— Какие возможные последствия принесет решение кассации в пользу акционеров, подтверждающее их право на требование от ОВК обратного выкупа?

Е. Г.: Думаю, это будет заметный вклад в рост репутации и авторитета нашей судебной системы. Посмотрите, какой резонанс вызвал этот спор в нашем юридическом сообществе!

А. П.: При признании кассационной инстанцией решений общего собрания акционеров действительными появится важный судебный прецедент в области корпоративных споров, подтверждающий приверженность российских судов защите прав добросовестных лиц в целом и миноритарных акционеров в частности.

Дело ОВК


Рассматриваемое кассацией дело является основным арбитражным производством в группе судебных споров акционеров с менеджментом компании за право обратного выкупа акций общей стоимостью свыше 8,2 млрд руб. Свои требования к выкупу предъявили сначала управляющие компании пенсионных фондов «Сафмар» и «Доверие», затем шведский инвестиционный фонд Handelsbanken Funds. Требования предъявлены после того, как в марте 2018 года общее собрание акционеров группы одобрило шесть взаимосвязанных сделок по договорам поручительства общим объемом свыше 150 млрд руб. Финансовая оценка сделок превышает балансовую стоимость активов холдинга более чем на 100%. Таким образом, компания классифицировала сделки как крупные и относящиеся к компетенции общего собрания. Совокупный набор принятых корпоративных решений — в соответствии со ст. 75 ФЗ «Об акционерных обществах» — полностью подпадает под один из трех случаев, при наступлении которых акционеры автоматически получают право требовать обязательный выкуп.

Корпоративный спор проходит под пристальным вниманием профессионального юридического сообщества: более 40 экспертов — представителей научной правовой среды и практикующих судебных юристов — публично высказали свои соображения по данному делу.

На судебных заседаниях представители ОВК утверждали, что сделки, которые совет директоров внес на одобрение общим собранием акционеров как крупные, в действительности относятся к общей хозяйственной деятельности. Одобрение же акционеров потребовалось на всякий случай в соответствии с пожеланием партнера компании по сделке Государственной транспортной лизинговой компании. Однако закон не содержит подобных оговорок или исключений и не учитывает намерений сторон при совершении группы корпоративных решений, способных настолько изменить стабильность компании, что несогласные акционеры получают право на обязательный выкуп. Об этом говорят более 95% экспертов, за год выразивших свою позицию по делу. Соотношение мнений за каждую из сторон демонстрирует, что экспертное сообщество поддерживает позицию акционеров. На одну точки зрения, обосновывающую действия ОВК, приходится семь экспертных мнений о неправомерности либо самого факта оспаривания прав акционеров на обязательный выкуп, либо использования института арбитражного судопроизводства для отмены ранее инициированных корпоративных решений.

Беседовала Юлия Карапетян


Комментарии
Профиль пользователя