Коротко

Новости

Подробно

Фото: Владислав Содель / Коммерсантъ

Пропавшее золото привело следователя ФСБ в колонию

Гохран взыскал с майора спецслужбы 23,8 млн руб.

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Бывший следователь УФСБ по Магаданской области Константин Костенко приговорен к 11 годам колонии общего режима за махинации с вещественными доказательствами в виде золотых самородков. Как установил суд, подсудимый похитил около 12 кг золота на общую сумму 23,8 млн руб. Костенко настаивает на своей невиновности, защита намерена обжаловать приговор.


Сегодня судья Тихоокеанского флотского военного суда Игорь Каманин вынес приговор по делу бывшего старшего следователя УФСБ РФ по Магаданской области Константина Костенко. Майора юстиции запаса судили в закрытом режиме из-за того, что в материалах дела содержатся сведения, составляющие гостайну. Поэтому в присутствии прессы судья Каманин огласил только резолютивную часть своего решения: Костенко признан виновным в четырех эпизодах мошенничества (ч. 4 ст. 159 УК РФ) и участии в незаконном обороте драгоценных металлов (ч. 1 ст. 191 УК РФ). В итоге бывший следователь спецслужбы, не раз получавший благодарности от своего руководства, получил 11 лет колонии общего режима с лишением воинского звания майора и штрафом в размере 500 тыс. руб. Суд также удовлетворил гражданский иск Гохрана о взыскании с Константина Костенко стоимости похищенного самородного золота на сумму 23 831 888,45 руб. Стоит отметить, что гособвинитель в прениях сторон запрашивал более мягкое наказание — 10 лет общего режима. В частном определении суд также указал, что обстоятельством, способствующим преступлению, стали нарушения, допущенные УФСБ по Магаданской области в процессе хранения и обращения вещественных доказательств (самородного золота).

Сразу же после оглашения приговора конвой потребовал от представителей прессы покинуть зал заседания, но Костенко, отвечая на вопрос “Ъ”, успел заявить, что с решением суда «не согласен».

Адвокат подсудимого Сергей Радмаев намерен обжаловать приговор. «Наша позиция не меняется, настаиваем на невиновности»,— сказал он “Ъ”. По его словам, следствие и суд так и не установили, где находится пропавшее золото. Он добавил, что у его подзащитного не было найдено ни самих золотых самородков, ни крупных денежных сумм, не совершал он и дорогостоящих покупок. «В производстве Костенко находились все дела о незаконном обороте драгметаллов в крупном размере. Поэтому на него было удобно списать пропажи. Но ключи от кабинета Костенко, где якобы произошла подмена золота, имели и другие сотрудники управления ФСБ по Магаданской области»,— заявил адвокат.

По данным “Ъ”, майор Костенко обвиняется в том, что «из корыстных побуждений» с декабря 2012 по март 2015 года похитил золотые самородки общим весом 12 114,37 г. Эти самородки являлись вещественными доказательствами по нескольким уголовным делам о незаконном обороте драгметаллов, которые вел следователь Костенко. Отметим, что известность в области он получил благодаря уголовному преследованию гендиректора компании «Полевая» Николая Дереженца, 45 лет добывавшего золото на Колыме. Ветеран-старатель обвинялся УФСБ в незаконном хранении драгоценных металлов и совершении с ними сделки, но его уголовное преследование в итоге было прекращено судом по амнистии, объявленной Госдумой в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне. Обвиняемый попал под ее действие как орденоносец.

Между тем, имея доступ к золотым самородкам, утверждается в обвинительном заключении, следователь Костенко подменил их на менее «драгоценные металлы».

Совершив хищение, майор Костенко, по версии следствия, в период с 2 марта по 6 апреля 2015 года сбыл золото, «причинив своими действиями ущерб государству в особо крупном размере».

По факту пропажи самородного золота из вещдоков в марте 2016 года было возбуждено уголовное дело по п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ (кража). Первоначально производство велось военным следственным отделом Следственного комитета России (СКР) по Хабаровскому гарнизону, а 28 декабря 2016 года дело было передано в вышестоящий следственный орган — военное следственное управление СКР по Восточному военному округу.

В марте следующего года следователь Костенко попал под подозрение, а 12 июля его задержали. Решением Дальневосточного окружного военного суда мерой пресечения для Константина Костенко был назначен домашний арест. Но 7 февраля прошлого года Хабаровский гарнизонный военный суд уже по требованию главного военного следственного управления СКР отправил майора юстиции в СИЗО.

По данным “Ъ”, основанием для ужесточения меры пресечения стали доводы следствия о том, что Константин Костенко активно противодействовал «производству по уголовному делу».

Так, утверждало в суде следствие, он «переоформил имущество, приобретенное за счет денежных средств, полученных в результате преступной деятельности», на других лиц, а «с целью конспирации и сокрытия следов своей преступной деятельности стал использовать для общения со своими родственниками и друзьями интернет-мессенджеры (Skype, WhatsApp), прекратив использование телефонной связи». Кроме того, по данным следствия, через своего отца майор Костенко оказывал давление на свидетелей с целью склонения их к отказу от дачи показаний. Немаловажным стал и довод следствия о том, что отец Константина Костенко имеет друзей на Украине и обвиняемый «может воспользоваться этими связями для того, чтобы выехать за пределы России с целью скрыться от следствия и суда».

Алексей Чернышев, Владивосток; Николай Сергеев


Комментарии
Профиль пользователя