Коротко

Новости

Подробно

Фото: Роман Яровицын / Коммерсантъ   |  купить фото

По следам следователей

Советский райсуд начал рассматривать уголовное дело Владимира Воликова

Коммерсантъ (Н.Новгород) от , стр. 8

В Советском райсуде рассматривается уголовное дело о передаче в 2014 году взяток от обнальщика Максима Осокина в Главное следственное управление (ГСУ) нижегородского областного управления МВД. Обвинение по трем эпизодам предъявлено бывшему начальнику следственной части (СЧ) ГСУ Владимиру Воликову, который уволился из органов МВД еще в 2007 году и работал в ­Москве в банке. По версии следствия, он поддерживал дружеские связи с новым руководством СЧ ГСУ и трижды передавал «неустановленным должностным лицам» взятки от 1 млн до 10 млн рублей. Бывший следователь отрицает свою вину, считая, что Максим Осокин его оговаривает.


Бывшего начальника СЧ ГСУ Владимира Воликова, уволившегося из следственной части в 2007 году, обвинили в посреднических услугах при передаче взяток новому руководству следственной части. Экс-следователя судят в Советском районном суде. Согласно обвинительному заключению, в марте 2014 года обнальщик Максим Осокин договаривался с ним о передаче взятки в следственные органы за прекращение уголовного дела, возбужденного в отношении него за незаконную банковскую деятельность, и возврат изъятых при обысках в его банке и офисе 44 млн руб. наличными, а также о разблокировании счетов подконтрольных ему фирм. По данным гособвинения, Владимир Воликов поддерживал отношения с новым начальником СЧ ГСУ Альбертом Витушкиным и на встрече в кафе «Зер гут» предложил Максиму Осокину решить его вопрос за 20 млн руб. Обнальщик распорядился, чтобы его кассир собрал половину этой суммы в качестве первого взноса. По версии следствия, Илья Белов, снимавший у Владимира Воликова квартиру, передал ему от Максима Осокина черный пакет с 10 млн руб. наличными «в один из дней марта 2014 года на территории микрорайона Кузнечиха». Как предполагает обвинение, в дальнейшем эта взятка должна была быть передана в ГСУ за прекращение уголовного дела.

Однако затем в переговоры между обнальщиком и руководством следственной части ГСУ УМВД вмешался Иосиф Дриц, который убедил Максима Осокина передать взятку уже 40 млн руб. через него. Напомним, переговорщика Иосифа Дрица судят в Нижегородском райсуде по отдельному уголовному делу вместе с бывшим начальником тыла областного управления МВД Ихтияром Уразалиным. Их обоих обвиняют в посредничестве при передаче взятки руководству следственной части ГСУ УМВД по Нижегородской области от Максима Осокина. Предполагалось, что по этому каналу взятку 40 млн руб. возьмут из изъятых в банке и офисе Максима Осокина 44 млн руб., находящихся в управлении МВД в качестве вещественных доказательств. После этого, обещал Иосиф Дриц, уголовное дело в отношении Максима Осокина прекратят. Максим Осокин рассчитывал, что в качестве взятки ему зачтут ранее переданные через Владимира Воликова 10 млн руб., а оставшуюся сумму из изъятых 44 млн руб. вернут. Но, по данным уголовного дела в отношении Ихтияра Уразалина и ­Иосифа Дрица, Максиму Осокину передали набитые кирпичами и бумагой инкассаторские мешки с небольшой частью наличности.

Что касается уголовного дела Владимира Воликова, то на основании показаний Максима Осокина и нескольких свидетелей ему за эпизод с пакетом инкриминировали «обещание посредничества во взяточничестве» (ч. 5. ст 291.1 УК РФ). Кроме того, его обвинили в передаче от Максима Осокина «неустановленным должностным лицам ГСУ» двух взяток наличными в размере 1 млн и 2 млн руб. По версии следствия, основанной на показаниях арестованного обнальщика, эти деньги он летом 2014 года передавал за возврат изъятых по делу договоров займа и расписок Максима Осокина на крупные суммы. Также господин Осокин, по данным гособвинения, платил за то, чтобы следствие возбудило дело и нашло виновных в хищении денег из подконтрольного ему ООО «Информ-Альянс». После того как был снят наложенный следствием арест на счета этой компании, выяснилось, что со счета организации был выведен 21,5 млн руб. Также Максим Осокин просил возбудить уголовное дело в отношении лиц, которые пытались за счет представленных в суд фиктивных договоров цессии получить имущество другой его компании «­Инвестфинанс».

Владимир Воликов, который в период инкриминируемых ему преступлений работал в Москве и был членом правления ЗАО «Ипотек банк», вину не признал. На суде он заявил, что Максим Осокин его оговаривает, мстя следователям СЧ ГСУ, которые в 2015 году добились ареста обнальщика по обвинению в организации преступного сообщества (Максим Осокин находится в ­СИЗО почти четыре года, ожидая ­приговора).

Гособвинитель зачитал рассекреченные материалы выделенного уголовного дела в отношении Владимира Воликова. Из них выяснилось, что сотрудники нижегородского УФСБ осенью 2013 года стали скрытно прослушивать переговоры по сотовому телефону тогдашнего начальника СЧ ГСУ Альберта Витушкина, с которым его бывший руководитель Владимир Воликов несколько раз созванивался, договариваясь о встречах. Кроме того, была оглашена стенограмма аудиозаписи переговоров между Максимом Осокиным и Иосифом Дрицем, которая ранее была прослушана в судебном процессе по делу тыловика Ихтияра Уразалина. На скрытно сделанной записи встречи обнальщик и посредник обсуждают гарантии передачи «объема» и «цену вопроса», чтобы «охотники не подпрыгивали», а также проблемы, связанные с возвратом ранее переданных денег. Иосиф Дриц также объясняет Максиму Осокину механизм прекращения уголовного дела и распределение взятки: кому и сколько в полиции предназначается за принятие этого решения. Иосифа Дрица и Максима Осокина вызвали в суд давать свидетельские показания по делу Владимира Воликова. Следующее судебное слушание назначено на 26 марта.

Санкции ч. 5. ст 291.1 УК РФ, по которой обвиняют Владимира Воликова, предполагают наказание в виде штрафа до 3 млн руб. или до шестидесятикратной суммы взятки или лишение свободы на срок до семи лет.

Роман Кряжев


Комментарии

Наглядно

обсуждение

Профиль пользователя