Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Коряков / Коммерсантъ   |  купить фото

С бухгалтерами пойдут в финразведку

К борьбе с отмыванием подключают новые силы

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Адвокаты, нотариусы и бухгалтеры будут обязаны инициировать блокировку средств на счетах своих клиентов, входящих в черные списки Росфинмониторинга. Такая норма содержится в поправках в антиотмывочное законодательство, принятых Госдумой в трех чтениях и одобренных Советом федерации в конце прошлой недели.


В борьбу против отмывания денег включатся новые категории участников рынка. Теперь обязанность инициировать блокировку (заморозку) средств клиентов, входящих в черные списки Росфинмониторинга, а также клиентов, не включенных в список, но в отношении которых финразведка приняла решение о применении такой меры, будет установлена для адвокатов, нотариусов и бухгалтеров, в том случае если они от имени клиента или по его поручению проводят сделки с недвижимостью, управляют его деньгами или иным имуществом, банковскими счетами, привлекают средства для создания организаций и т. п.

Соответствующий закон, вносящий поправки в антиотмывочное законодательство (115-ФЗ) и ряд других правовых норм, был принят Госдумой в третьем чтении в начале марта и одобрен Советом федерации в конце прошлой недели. Первоначально документ, поданный в Госдуму еще в октябре 2017 года, касался только ограничительных мер для операций в рамках электронных платежей. Однако в феврале 2019 года группа депутатов внесла в него ряд поправок, касающихся новых обязанностей по организации ПОД/ФТ для ряда профессиональных категорий, по аналогии с теми, что действуют для банков. Помимо требования блокировать операции по счетам фигурантов черных списков в их число вошли требования по идентификации клиента, его представителя или выгодоприобретателя, бенефициарного владельца, а также контроль над операциями госслужащих и иностранных публичных должностных лиц. Порядок проведения блокировок подозрительных средств отдельно описан в информационном письме Росфинмониторинга от 1 марта 2019 года.

В адвокатской среде новация не вызвала энтузиазма. Ранее сообщество раскритиковало идею Росфинмониторинга внести обязанность исполнять антиотмывочные нормы и дисциплинарное наказание за их несоблюдение в закон «Об адвокатуре» и Кодекс профессиональной этики адвоката. В феврале 2019 года между финразведкой и Федеральной палатой адвокатов РФ была достигнута договоренность о том, что эти нормы приняты не будут. «В данном случае речь идет о том, какое регулирование имеет приоритет: защита адвокатской тайны или антиотмывочное законодательство. Очевидно, что пока приоритет идет в сторону последнего,— рассуждает адвокат, партнер юрфирмы ЮСТ Александр Боломатов.— Для адвокатского сообщества это критичный вопрос. Уверен, что такая ситуация недопустима, ведет к возможности привлекать к ответственности адвокатов, требовать в любой момент раскрытия адвокатской тайны».

Похожая «конкуренция» двух законодательств оказалась и в части деятельности нотариусов. По словам одного из представителей сообщества, порядок действий при блокировках подозрительных средств не определен в рамках нотариальной деятельности. Чтобы норма работала, необходимо внести изменения в значительное количество законов и нормоактов. В Федеральной нотариальной палате на запрос “Ъ” не ответили.

Есть неопределенности и в части деятельности ряда бухгалтерских фирм, которых также коснется новелла. «Не ясно, какие конкретно меры должна принять бухгалтерская фирма, чтобы заморозить деньги, а тем более "иное имущество" клиента, попавшего в черный список. Непонятно, как в случае спора доказывать, что бухгалтерская фирма "применила меры"»,— говорит главный редактор журнала «Главбух» Светлана Ковалевская. Если клиент даст распоряжение отправить платежное поручение через банк-клиент или выдать деньги через кассу, которой фирма управляет по поручению клиента, она должна отказаться это сделать, но не вполне понятно, как отчитаться о таком отказе и документально его подтвердить. Кроме того, отмечает главный редактор ИА «Клерк.ру» Марина Снеговская, создание дополнительных служб по организации ПОД/ФТ, ввод новой штатной единицы или расширение служебных обязанностей действующих сотрудников потребует финансовых затрат. «Дополнительные затраты вполне можно покрыть за счет размещения заблокированных сумм, например, на депозите. Но нигде не прописано, что заблокированные суммы должны быть помещены на спецсчет»,— указывает она. Впрочем, по мнению собеседниц “Ъ”, бухгалтерские фирмы, обслуживающие сделки, и сами не заинтересованы в подозрительных клиентах и при первых же сигналах об этом стараются расторгнуть договоры.

Получить комментарии Росфинмониторинга в пятницу вечером “Ъ” не удалось. Но, по словам источника, близкого к службе, закон полностью соответствует стандартам ФАТФ, на стадии разработки обсуждался с адвокатским и нотариальным сообществом и был поддержан. Противоречий с профильным законодательством нет, отметил собеседник “Ъ”, а о каких-либо изменениях (в том числе о смягчении требований) можно будет говорить только по итогам применения.

Мария Сарычева, Вероника Горячева


Комментарии
Профиль пользователя