Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Гронский

Aurus поехал на заработки

Каковы перспективы нового российского автобренда

"Авто. Коммерческий транспорт". Приложение от , стр. 2

Новый российский люксовый бренд президентского автомобиля Aurus выезжает на дорогу коммерциализации: на машины этой марки начат официальный прием заказов, найден иностранный инвестор для продвижения марки за рубежом. Однако сможет ли проект быть окупаемым — вопрос открытый.


Последние недели оказались насыщенными для нового российского автомобильного бренда Aurus: компания приняла участие в Женевском автосалоне, где ее глава Франц Герхард Хильгерт (ранее он работал в Daimler) официально объявил, что президентский автомобиль выходит на открытый рынок. Официальные цены пока не объявлены, но ожидается, что в продажу поступят две модификации: Aurus Senat Limousine L700 стоимостью около12 млн руб. и Aurus Senat S600 стоимостью около 10 млн руб.



В Женеве Aurus предстал в статусе европейской премьеры. Первый же мировой показ автомобиля официально состоялась чуть ранее на выставке IDEX в столице Объединенных Арабских Эмиратов Абу-Даби. Мероприятие, в котором приняло участие внушительное число российских официальных лиц (включая главу Минпромторга РФ Дениса Мантурова и руководителя «Ростеха» Сергея Чемезова), ознаменовалось подписанием значимого соглашения.

Крупным инвестором проекта стал арабский инвестиционный фонд Tawazun. Он берется в течение ближайших трех лет вложить в проект €110 млн, за что получит долю в 36% в ООО «Аурус». Ранее 75% компании принадлежало ФГУП НАМИ, а 25% — ПАО «Соллерс». Теперь доля НАМИ в предприятии сократится до 63,5%, а «Соллерс» станет участником проекта номинально: его доля составит 0,5%. Новый иностранный инвестор станет генеральным дистрибутором модельной линейки Aurus в странах Ближнего Востока и Северной Африки. Кроме того, Tawazun, возможно, в будущем станет налаживать производство этой машины на своих мощностях в ОАЭ и других странах региона.

Ждали большего


Чтобы купить Aurus, нужно обратиться к официальным дилерам бренда компаниям «Панавто» и «Авилон» и внести предоплату в размере 1,5 млн руб. Правда, весь тираж автомобилей на текущий и следующий годы уже распродан. Тем, кто не успел, автомобиль предлагается приобретать начиная с 2021 года, когда машина пойдет в массовое производство. Сейчас сборка Aurus идет на мощностях НАМИ в Москве, заявлено, что в текущем году в общей сложности будет произведено 120 автомобилей, в следующем — порядка 200. Более же массовое серийное производство машин нового бренда будет налажено на заводе Sollers в ОАЗ «Алабуга» в Татарстане (где работает совместное предприятие Ford Sollers), и здесь предполагается собирать порядка 5 тыс. автомобилей в год.

При этом к уже продающимся моделям скоро должен присоединиться внедорожник «Комендант», а позже — минивэн «Арсенал» (все эти машины называются по именам башен Кремля). По мнению Алексея Забелкина, генерального директора «Porsche Центр Таганка», Aurus может быть востребован на российском и международных рынках хотя бы из-за своей более привлекательной цены. Действительно, конкуренты этого люксового автомобиля со схожими характеристиками минимум на треть дороже. Например, Mercedes-Benz Maybach S650 сейчас предлагается в России за цену от 17 млн руб., Bentley Mulsanne — за 21,5 млн руб., а Rolls Royce Wraith стоит 25 млн руб.

С другой стороны, очевидно, что российский рынок не сможет ежегодно потреблять тысячи таких автомобилей даже с учетом возможного госзаказа для высокопоставленных чиновников. Согласно данным аналитического агентства «Автостат», по итогам 2018 года объем рынка новых люксовых машин в России составил в общей сложности 1,4 тыс. единиц (что почти на 2% больше, чем в 2017 года). Из этого объема больше половины принадлежит «Майбаху»: Mercedes-Benz Maybach S-Class за прошлый год в России было куплено 716 единиц. Далее идет Bentley с тиражом 298 машин, идущий на третьем месте Rolls-Royce сумел продать в России лишь 96 своих авто. Результаты остальных игроков еще скромнее: Lamborghini (72 шт.), Ferrari (30), Aston Martin (13).

И хотя Aurus в России уже обогнал по продажам Rolls-Royce, план продаж в 5 тыс. автомобилей в год выглядит чересчур амбициозным. Даже если рассчитывать на заинтересованность приобретения Aurus в других странах, по мнению экспертов, у новой марки вряд ли получится достигнуть реальных продаж свыше 1–2 тыс. автомобилей в год. Для сравнения: одна из самых авторитетных люксовых автомобильных марок в мире, Rolls Royce, по итогам ушедшего года произвела около 4 тыс. автомобилей, что, кстати, стало рекордом за всю историю британского бренда.

Деньги будут?


Другой ключевой вопрос, связанный с развитием марки Aurus: сможет ли этот бренд стать на коммерческие рельсы и быть окупаемым? Здесь тоже не все просто. По официальным заявлениям, в создание «Единой модульной платформы», на основе которой создается семейство Aurus, из госбюджета выделено 12,5 млрд руб. Окупить эти значимые средства — непростая задача. «Добиться окупаемости марке Aurus будет очень сложно,— убежден генеральный директор исследовательской компании MAR Consult Дмитрий Шиманов.— Успешные конкуренты, на которых ориентируется Aurus, такие как Mercedes-Benz, имеют большой модельный ряд в куда более широком ценовом коридоре: от 1,5 млн до 15 млн руб. Это позволяет наладить массовый выпуск агрегатов, применяемых на широкой линейке продукции, и обеспечить маржинальность. Без массового производства невозможно обеспечить необходимый уровень инвестиций в исследования и развитие. Если Aurus хочет стать похожим на тот же Mercedes, то ему надо стремиться к сопоставимым объемам выпуска».

По оценкам Дмитрия Шиманова, стоимость современного автомобильного завода составляет от $600 млн до $1 млрд. Даже при продаже 1 тыс. автомобилей Aurus в год выручка компании составит значимые суммы — порядка 10 млрд руб. в год. «Но из этой суммы надо вычесть затраты на производство, а они, я думаю, будут колоссальными, учитывая малый тираж»,— заключает эксперт.

«Об окупаемости Aurus говорить достаточно сложно, поскольку это штучный проект, разработанный для первого лица государства»,— соглашается директор дивизиона «Химки» группы компаний «Автоспеццентр» Алексей Гопкало. По его словам, проект Aurus уникален для мирового автопрома. В новейшей истории не было еще случая, когда под президентский автомобиль создавали отдельный бренд и затем выводили его на рынок.

Обычно для первых лиц государства создают специальную модификацию уже известной национальной автомобильной марки. Например, как известно, Дональд Трамп передвигается на специально созданной версии лимузина Cadillac One, который получил название Beast («Зверь»), глава Франции Эммануэль Макрон появляется на публике в особой версии Citroen DS7 Crossback, оснащенной раздвижной крышей. Канцлер Германии Ангела Меркель предпочитает специальную версию седана Audi A8L, южнокорейский лидер Мун Чжэ Ин ездит на особом Hyundai Equus Stretch Edition. Такие автомобили не пытаются производить серийно и предлагать на рынке. «Модели, которые проектируют для первых лиц государства, как правило, не бывают экономически рентабельными,— говорит Алексей Гопкало.— В СССР собирали ЗиЛ-111Г и ГАЗ-13 "Чайка", но производство оказалось дорогим, на рынок вышли лишь штучные модели, и выпуск этих автомобилей прекратился. Неудачной окончилась и китайская попытка создать собственную модель для руководства страны: концерн FAW планировал спроектировать автомобиль стоимостью $1,2 млн, который копировал Rolls-Royce Phantom и использовал агрегаты Toyota Land Cruiser Prado, но правительство решило не вкладываться в такую дорогую разработку. Еще одна имиджевая модель — Toyota Century Royal, предназначенная для членов королевской семьи Японии, ее стоимость оценивается в $500 тыс., однако даже император посчитал эту цену завышенной и вместо пяти автомобилей заказал всего четыре экземпляра».

В России в новейшей истории уже были попытки создания своего премиального бренда — вспомним хотя бы автомобили марки «Руссобалт» или проект спорткаров «Маруся», но пока они, увы, оканчивались неудачей. «Автомобиль главы государства — это изначально имиджевый проект, его трудно рассматривать с точки зрения бизнеса,— заключает Алексей Гопкало.— В других странах производители таких автомобилей изначально не питают иллюзий, что такой проект окупится. Сегодня эти модели интересны не в массовом сегменте, а в штучном для коллекционеров: некоторые собиратели редких авто готовы отдать за такие экземпляры десятки миллионов долларов».

Алексей Грамматчиков


Комментарии
Профиль пользователя