Подробно

2

Фото: Архив пресс-службы

Революция пожилых в мире моды

Дамы без возраста и фейковые старики?

от

Специально для «Коммерсантъ Стиль» Тим Ильясов решил разобраться, когда появился тренд на возрастных моделей, что за ним стоит и почему мир моды со скрипом принимает старых мужчин.


64-летняя модель Валентина Ясень, получив премию Glamour, на всю страну рассказывает о своем неожиданном успехе в эфире «Вечернего Урганта». 87-летняя Кармен дель Орефиче рекламирует Rolex и ходит на показах в Нью-Йорке. Обложки глянца, включая Vogue, украшают пожилые модели (например, легенда 1970-х Лорен Хаттон), посты про 97-летнюю Айрис Апфель и ее новый контракт с модельным агентством неизменно собирают максимальное количество лайков во всех социальных сетях. В середине марта в издательстве «Альпина Паблишер» выйдет автобиография Айрис «Икона по воле случая». Эйджизм вроде бы преодолен, и эпоха «разнообразия» привела в моду женщин разных фигур, национальностей и возрастов. Но, как странно, на фотографиях diversity-кампейнов рядом с пожилыми дамами оказываются фейковые старики: 40-летние красавцы с белой бородой и седой шевелюрой.

История модной старости


Первое появление пожилых дам на страницах модных изданий случилось еще в конце XIX века, и, надо признать, это было важным достижением для своего времени. Правда, продиктовано оно было скорее экономическими, чем идеологическими соображениями. Вплоть до второй половины XIX века пожилых женщин мода просто не видела — во многом потому, что немногим из них удавалось дожить до старости. Женщины вплоть до второй половины позапрошлого столетия жили меньше мужчин. Потому в классической литературе можно встретить довольно противоречивые замечания о возрасте, когда мужчина в 45 лет пребывает в расцвете сил, а женщину в этом же возрасте в обществе считают старой. Однако все менялось: развивались медицина, гигиена, в прошлое ушли кровопускания и прочие калечащие процедуры.

Женщины начали жить дольше мужчин, появлялось все больше богатых вдов, самостоятельно распоряжающихся состояниями — и вот на иллюстрациях французского Les modes parisiennes или отечественного «Вестника моды» оказываются седовласые дамы, которые обычно присутствуют в сюжетах вроде «мама невесты».

Исчезли со страниц модных журналов пожилые леди в 1920-е годы. После Первой мировой войны в моде воцарился культ исключительной вечной молодости. Старость ассоциировалась со смертью, смерть — с войной, а войну предпочитали забыть. Идея «омолаживания» стала главной в индустрии моды и красоты. Именно в 1920–1930-е годы были заложены основы современного «коммерческого» эйджизма. Расцветают крупные косметические бренды, такие как Helena Rubinstein и Elizabeth Arden, предлагавшие инновационные способы омоложения в своих прогрессивных салонах. Возрастные изменения позиционировались как нечто невыносимо страшное, как самое ужасное, что только может случиться с человеком, как то, что нужно скрывать и прятать любыми способами. Старость оказывается под запретом в моде вплоть до 1970-х годов. Причем интересно, что главные деятели моды в 1950–1960-е годы были довольно взрослыми, если не сказать пожилыми людьми (за примерами далеко ходить не нужно: великая Диана Вриланд, возглавлявшая американские Harper`s Bazaar и Vogue, или Мишель де Брюноф из Vogue французского), но транслировали они исключительно песнь о юности.

Одной из первых брешь в засилье «вечной молодости» пробила модель Кармен дель Орефиче. Сейчас ей 87 лет, она по-прежнему потрясающе выглядит и работает моделью. Ее карьера началась в 1945 году и приостановилась в 1963-м, на тот момент Кармен было 32 года. Возраст, уже не позволявший работать моделью, что довольно странно в 2019 году, но для 1960-х порог 30-летия был критическим для модели. Кармен дель Орефиче вернулась в моду в конце 1970-х благодаря своему другу фотографу Норману Паркинсону, но уже совсем в другом образе: взрослая красивая женщина с сединой. Она окончательно вернулась в индустрию в 1987 году и не покидает ее по сей день.

Похожий пример — Бенедетта Бардзини, легендарная итальянская манекенщица, но от Кармен ее отличает естественная старость. Кармен дель Орефиче — дива, не отрицающая хорошую работу своего пластического хирурга. Бенедетта — свободная женщина со свободной красотой, не отрицающая морщин. Ее карьера началась неожиданно и ярко: юная итальянка перебралась в Нью-Йорк и была популярна в начале 1960-х, но, как это часто бывает, в какой-то момент телефон с бесконечными предложениями звонить перестал. «В 24–25 я ощутила свою полную неспособность что-либо делать. Единственный выход предлагал мне мой агент. Он сказал: "Послушай, Бардзини, почему бы тебе не выйти замуж за богатого американца? Единственный способ продолжать — выйти замуж за богача, открыть собственный бутик или выпустить линию нижнего белья. Так поступают все модели". А что делать кроме этого? Нечего!» — поделилась модель своей историей в интервью (Seasons of life №6 ноябрь—декабрь 2011 года). Вновь на подиуме и страницах журналов Бенедетта появилась спустя много лет — уже седой.

В 2008 году фотограф Ари Сет Коэн, перебравшись в Нью-Йорк, запустил свой блог о стильных пожилых горожанках Advanced style. Проект рос и обрастал поклонниками, мир познакомился с невероятными дамами: яркими, экспрессивными, полными жизнелюбия. В 2012 году вышла книга о героинях проекта, у проекта появился Instаgram. Многие дамы Advanced style превратились в популярных блогеров. В 2014 году в мировой прокат вышел документальный фильм Ари Сет Кэна «Advanced Style Documentary» (в России — «Возраст стилю не помеха»), подтолкнувший индустрию моды пересмотреть свое отношение к возрасту.

Именно после 2014 года мода сделала крутой поворот в сторону разнообразия. Демна Гвасалия показывал свою одежду на обычных людях разных национальностей, возрастов и комплекций. Юбилейный номер, посвященный 95-летию французского L`Officiel, в 2016 году вышел в формате сборника статей о женщинах разных возрастов — от года до 95, по героине на каждый год жизни издания. В том же 2016-м универмаг Harvey Nichols, празднуя свое столетие, пригласил для рекламной кампании 100-летнюю модель Марджори Гилберт. Потом были обложки итальянского Vogue и Port Magazine с Лорен Хаттон, рекламные кампании с участием Верушки, фотосессия Celine и Dolce & Gabbana с пожилыми моделями и прочая, и прочая. В 2019 году эйджизм в моде кажется забытым.

Diversity по-советски


Интересно, что в Советском Союзе столь актуальное сейчас движение Diversity в моде было всегда. Советская мода была тесно связана с государственной торговлей, идеологией и плановой системой и должна была покрывать интересы всех покупателей. Потому в немногочисленных журналах непременно существовали разделы вроде «мода для полных» или «мода для пожилых». В штате Общесоюзного дома моделей одежды на Кузнецком Мосту было несколько пожилых манекенщиц, которые работали там по много лет.

В советском «Журнале мод» 1988 года есть интервью с одной из них — Валентиной Малаховой. Она пришла в Дом моделей студенткой театрального училища в 1950-е, потом уехала работать в Рижский театр оперетты, но вернулась в Москву и всю жизнь проработала манекенщицей, пользуясь невероятным авторитетом. Деятели советской моды называли ее не иначе как Валентина Ильинична.

Надежда Золушки


Ноябрь 2018 года. Пространство DI Telegraph в центре Москвы, фестиваль Young Old — новые старшие. Зал заполнен пожилыми дамами до отказа. Фестиваль идет пару дней, но такой ажиотаж исключительно вокруг одной сессии: о пожилых моделях. Модерировал беседу основатель первого (и единственного) в России агентства пожилых моделей «Олдушка» Игорь Гавар. В спикерах — модель Валентина Ясень, автор этой статьи и исследователь моды Тим Ильясов, публицист Арина Холина и редактор Алена Исаева. Дискуссия шла целый час, но для слушательниц эти рассуждения оказались второстепенными. Все эти сотни женщин пришли к Игорю. После выступления дамы кинулись к нему с одним вопросом: как стать моделью?! Женщины разных комплекций и возрастов вдруг увидели шанс, возможно, последний. Сказка о фее и Золушке вновь замаячила на горизонте. «Какими параметрами необходимо обладать, чтобы стать вашей моделью?» — задавали вопросы дамы. Отвечать Игорю было явно непросто: «Нужно, несомненно, быть старше 50 лет... и... иметь блеск в глазах...» Не скажешь же всем этим женщинам, у которых вдруг появилась надежда, что критерии для моделей вне зависимости от возраста примерно одинаковы. Но что в таком случае красота и каковы ее критерии? Спикеры целый час уверенно говорили о том, что любая женщина красива, но в агентство берут не всех и не каждая становится лицом с обложки. Diversity уничтожило критерии, но только на словах, и, полагаю, это еще обернется чередой неприятностей для индустрии моды.

Пожилые женщины и псевдопожилые мужчины


Игорь начал свой проект как блог с фотографиями ярких пожилых дам России в 2011 году, но я не стал бы сравнивать его с американским Advanced Style: жизнь другая и подход другой. Advanced Style — про умение быть стильной и яркой вне рамок возраста, «Олдушка» — про стиль, который не был сделан намеренно, но создан самой жизнью. Если хотите, проект Ари Коэна — красочный журнал, «Олдушка» Игоря Гавара — документ эпохи.

После 2014 года спрос на пожилых актеров и моделей рос, к Игорю все чаще обращались как к агенту героев его фотосъемок. Так блог превратился в полноценное модельное агентство со своей структурой и звездами. Ольга Кондрашева, Валентина Ясень, Сергей Арктика за пару лет превратились в медийных личностей. Валентина Ясень получила премию Glamour «Модель года» и даже появилась в «Вечернем Урганте».

Медийность Валентины Ясень началась с романтической фотосъемки на берегу Финского залива. В кадре трогательная пара: седые мужчина и женщина, полные нежности друг к другу. Съемка быстро разошлась по сети: одни пользователи оценили ее с восторгом, другие едко замечали, что «дед» ненастоящий. Партнером Валентины по съемке был Сергей Арктика, еще одна востребованная модель «Олдушки». На момент съемки Валентине было 64 года, Сергею — 46.

«На данный момент "Олдушка" занимается поиском и продвижением моделей не только пенсионного возраста, а старшего возраста вообще. Сформулировать критерии понятия "старший возраст" трудно, для удобства я поставил планку 50+. Эта планка не жесткая, заявки от всех желающих — в том числе моложе озвученного возраста — мы также рассматриваем,— отмечает Игорь Гавар.— Притом что Сергею Арктике 47, он обладает внешними признаками (борода, естественная седина), которые в традиционном понимании делают человека визуально старше. Мне стало любопытно, как будут воспринимать такой образ в нашем обществе, в котором поощряется, когда человек стремится выглядеть моложе своих лет. Типаж Сергея очень интересен в контексте обсуждения темы возраста вообще, его снимки всегда сопровождаются реакцией подписчиков, как восторженной, так и уходящей в эйджизм. Про последнюю — комментаторы пишут, что модель никак не выглядит на свой возраст, что Сергею гораздо больше лет, что агентство скрывает реальный возраст модели либо специально визуально старит модель. Люди цепляются за стереотипы о том, как должен выглядеть 40-летний мужчина, а борода в сочетании с сединой все еще воспринимаются как старческие признаки и расцениваются отрицательно»,— поделился своими мыслями основатель «Олдушки».

В агентстве Игоря есть и вполне «настоящие» пожилые мужчины. Например, Виктор Сосновцев — улыбчивый «Дед Мороз» с густой бородой. Тем не менее, судя по количеству съемок, наиболее востребованными являются все же 50-летние мужчины-модели в образе стариков. И это вызывает большой диссонанс. Рядом с пожилой женщиной мир готов увидеть только псевдопожилого мужчину.

Санта-Клаус больше не старый. Красавцы с седой бородой


Старый, толстый и уютный Санта-Клаус больше не актуален. В новогодних рекламных кампаниях 2017 и 2018 годов нередко появлялся «обновленный» Санта: спортивный, рельефный, стильный, аккуратно подстриженный, будто только что из барбер-шопа, седовласый мужчина — нет, не дед, мужчина на вид 40–50 лет. Массовая культура согласилась принять как новую данность пожилых женщин на обложках и подиумах, но старый мужчина все еще нонсенс. Тем не менее мода должна была сделать оммаж тренду на «разнообразие». Новые модные герои не заставили себя ждать. Точнее говоря, герои остались теми же: гипермаскулинные 40–50-летние успешные красавцы-щеголи, супергерои, Джеймсы Бонды, только теперь с новым аксессуаром в виде седины.

Можно ли представить на обложке GQ Style старика? Не известную персону, президента или великого актера прошлого, а просто пожилую модель? Скорее нет, чем да. То, что возможно в женском глянце, в мужском все еще неприемлемо.

Можно сколь угодно говорить о размытии гендерных стереотипов, но этот пример доказывает тот факт, что даже прогрессивная часть мира в основе своей идеологии все еще весьма патриархальна. Мужчина — воин, мужчина — победитель, мужчина — исключительно сильный, исключительно здоровый и никогда не старый. Старость для женщины теперь воспринимается как просто переход в новый возраст без потери уровня жизни и статуса, старость для мужчины — слабость, дряхлость, потеря позиций и исключение из социальной жизни. Старый лев уже не лев.

Одним из первых седовласых красавцев в моде стал Эйден Брэди (он же Aiden Show). Мужчина с роскошным профилем, густыми вьющимися седыми волосами, ухоженной белой бородой и крепким спортивным, а главное — молодым телом, без каких-либо возрастных изменений. В прошлом успешный порно-актер, Эйден начал карьеру «возрастной» модели в 2014-м. В сети появились многочисленные посты про «красивого старика», а ведь ему не было и 50 лет. Практически все успешные мужчины-модели, позиционирующие себя как «пожилые», младше 60 лет. Гаррет Сванн — 49, начал «пожилую» карьеру в 45, Алессандро Манфедини — 50, Антон Нильсен — 55, Рон Джек Фолли — 52, Ирвин Рендл — 56 и далее по списку. Все как один категорически маскулинны, крепко спортивны и в большинстве имеют тщательно ухоженную седую бороду или хотя бы густую белую щетину.

Есть в этом ряду несколько исключений, которые, впрочем, скорее подкрепляют правило. В ряду «молодых стариков» выделяется 80-летний Ванг Дешун. Его появление на подиуме во время Китайской недели моды в 2016 году взорвало интернет. Актер с не самой простой судьбой начал активно заниматься спортом после 50 и достиг серьезных результатов. После Недели моды и последовавшего за ней шума в интернете Ванг Дешун стал героем и примером для миллионов людей, открыл сеть спортивных залов и, в общем, преуспевает.

Еще один пожилой герой — звезда миланского street style Мистер Альборгетти — не слишком публичная личность. Тем не менее Альборгетти регулярно разбавляет рейтинги псевдопожилых моделей и появляется в объективе стритстайл-фотографов. На этом, в общем, список известных пожилых мужчин-моделей практически исчерпывается.

«Если для России проблемы эйджизма и принятия визуального разнообразия актуальны, то Европа вроде бы успешно справляется с ними. Культ молодости, во многом черпающий свое начало из патриархальной модели общества, ослабевает, женщинам удалось отвоевать свое право на естественность в индустрии красоты, и старение как часть этой естественности легитимизирована в глянце»,— отмечает Игорь Гавар, но добавляет: — В этом смысле требования патриархальных норм ослабли по отношению к женщинам, но по отношению к мужчинам они все так же сильны. Мужчина должен доминировать, оставаться сильным, проявлять свою маскулинность. И физическому старению, как и всякой другой слабости, здесь места нет. Это становится очевидным, если посмотреть бельевые съемки с участием седовласых женщин и мужчин. Среди женщин вы увидите какое-то разнообразие телесных комплекций и форм, там будет баланс между идеальным и реальным. В аналогичных съемках с мужчинами — нет. Все они суперспортивные, мускулистые, рельефные, никаких признаков возрастных изменений, обвисаний, животиков, никаких несовершенств. Этот типаж сочетает в себе два мощных признака маскулинности: седину — атрибут солидности, представительности — и безупречное молодое тело, над которым время не властно».

Тема Diversity, пожалуй, самая опасная для журналиста: один неловкий оборот может превратиться в скандал, потому я не считаю возможным давать какую-либо оценку описанному выше эйджизму с двойными стандартами. Тем не менее это хороший повод задуматься о том, что глобальные изменения на поле «разнообразия» в реальности могут оказаться иллюзией и, возможно, даже самая прогрессивная часть мира в глубине своей остается в плену стереотипов.

Тим Ильясов


Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя