Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ   |  купить фото

«Зависит от того, насколько массово и универсально закон будет применяться»

Прямая речь: кого нужно наказывать за фейковые новости и неуважение к власти?

от

7 марта депутаты Госдумы проголосовали в третьем чтении за принятие закона о наказании за фейковые новости и неуважение к власти. “Ъ” спросил у политиков, бизнесменов и деятелей культуры, как они относятся к резонансным законам.


Артемий Троицкий, музыкальный критик:

Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ

— Там ведь два закона, один о фейковых новостях, а другой, и он меня волнует гораздо больше, о неуважительных отзывах о представителях власти. При Сталине была известная 58-я статья за контрреволюционную и антисоветскую пропаганду и агитацию, я так понимаю, что это ее полный, если не считать расстрела, аналог. Проблема-то в том, что ни это правительство, ни эти законодатели, ни этот аппарат президента ничего хорошего собой не представляют. Отзываться о них с уважением у нормальных людей язык не повернется. Какие будут последствия, посмотрим. Кому будут выписываться штрафы? Если СМИ, то это цензура, а если журналистам, то это будет самоцензура. Но в любом случае надо подождать первых прецедентов. Все зависит от того, насколько плотно, массово и универсально этот закон будет применяться. Позорный закон, он тройным прыжком погружает нас в сталинское прошлое.


Александр Малькевич, председатель комиссии Общественной палаты РФ по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых коммуникаций:

Фото: Кристина Кормилицына, Коммерсантъ

— Штрафовать надо организации, которые специализируются на распространении фейковых новостей. Крупные фейки распространяются намеренно. Например, недавно была такая история: пожилые родители моих знакомых в ужасе рассказывали, что людям после 70 лет в России решено запретить сделки с имуществом и прочие значимые нотариальные действия, потому что старики впадают в деменцию. Вторая история от одного блогера: в России будут вводить налог на тучных людей, причем с подачей «сколько можно терпеть подобные беззаконные налоги». Такие вещи делают специально, чтобы раздражать людей и провоцировать озлобленность — эти люди и организации должны наказываться крайне жестоко. Это сейчас реальная проблема в мире, и все страны хотят навести у себя порядок.


Сергей Мытенков, вице-президент РСПП:

Фото: Донат Сорокин / ТАСС

— Этот закон не против кого-то, он скорее за культуру предоставления достоверной информации. Очень правильно, что журналистам дали право на ошибку. Разные бывают ситуации, журналисты могут перепечатать информацию из официальных источников, а потом она изменится или исчезнет, и журналист оказывается, как бы подставленным этой фейковой новостью. И такое право на ошибку нивелируют большие штрафы — признал ошибку, есть возможность получить снисхождение. Но есть большая проблема с четким определением, что такое фейковая новость, потому что отсюда будет понятна интерпретация этого понятия при принятии решения. Я сомневаюсь, что власть будет злоупотреблять этим законом и выворачивать журналистам руки. Между властью и СМИ, мне кажется, установились достаточно цивилизованные отношения.


Станислав Садальский, актер, блогер, журналист:

Фото: Ирина Бужор, Коммерсантъ

— Власть по Конституции — это народ, и вот то, что они, чиновники, депутаты, делают против власти народа, за это они должны понести наказание по их же закону. Что касается модного слова «фейк», то эта субстанция определяется временем, и то, что они сейчас считают заблуждением, в результате практически всегда оказывается правдой. Крылов про депутатов написал давно: «А вы, друзья, как ни садитесь, все в депутаты не годитесь!» Гонения на мою блогерскую деятельность меня не беспокоят, все написанное мной — правда.


Герман Клименко, председатель Фонда развития цифровой экономики:

Фото: Олег Харсеев, Коммерсантъ

— Главное, я не очень понимаю, как этот закон будет применяться на практике, и очень надеюсь, что его постигнет судьба законов о забвении или о блогерах. Есть вранье и есть правда, а если это что-то посередине, некая полуправда с ярким заголовком и нужной модальностью, то я не очень понимаю, кто будет выступать диагностом. Хорошо, если судьба этого закона будет мирной, как у закона о блогерах, когда, как говорится, «при съемке этого ролика ни одна рыбка не пострадала». Хуже, если начнется массовое преследование на региональном уровне, со скандалами, судебными разборками. Я даже термин «фейк-ньюс» не понимаю. Что это? Но вот вбили себе в голову: надо принять закон, и все. То же и с оскорблением власти. Есть история обычного административного и уголовного права, и если ты осквернил флаг, то получил наказание, оскорбил — тоже. И зачем вводить еще дополнительные нормы, мне непонятно.


Игорь Ашманов, президент компании «Крибрум»:

Фото: Дмитрий Коротаев, Коммерсантъ

— В новом законе сказано, что штрафовать можно только через суд. На западе есть норма, что если вы выложили плохой контент, неважно в какой вы роли — СМИ, сайт или хостер, но после предупреждения его удалили, то вас не накажут. Лицензию у СМИ не отберут, если просто удалить этот контент, штрафуют только за актуальные фейки, которые могут принести вред. Но за повторное нарушение идет серьезный штраф. Штрафовать могут в первую очередь блогеров и видеоблогеров, блокировать СМИ. Сейчас идет атака на чиновников: их высказывания вырывают из контекста, добавляют циничные комментарии и вбрасывают. Часто это фальшивка — чиновник этого не говорил или это было в другом контексте, но народ успел возмутиться. Такие фейки не вызывают тяжких последствий и этим законом не покрываются. В законе фейки по опасности сопоставимы с криком «Пожар!» в переполненном кинотеатре.


Евгений Ройзман, бывший мэр Екатеринбурга:

Фото: Владислав Лоншаков, Коммерсантъ

— За предоставление недостоверной информации штрафовать нужно пиар-службы, прежде всего — все государственные, и очень внимательно их деятельность отслеживать на предмет введения граждан в заблуждение. И это, конечно, должно в первую очередь распространяться на государственное телевидение, потому что там позволяют себе все. А этим законом пытаются убить все оставшиеся независимые СМИ, это очевидно. Что же касается оскорбления власти, то следующий шаг будет штраф за оскорбление его величества, а потом по этой логике нужно вводить закон об обязательном восхвалении власти, такое плавное магистральное движение в сторону Северной Кореи.


Дмитрий Глуховский, писатель:

Фото: Антон Белицкий, Коммерсантъ

— Главный распространитель фейков — люди, занимающиеся информационной политикой. За фейками в 95% случаях стоит власть. Это новые технологии управления обществом в условиях современной информационной среды. Кого собрались штрафовать — себя? Пригожина и его троллей? Маргариту Симоньян? Это смешно. Возможно, это будет очередной инструмент цензуры, который будет использоваться для закрытия и блокировки любых неугодных власти информресурсов. Я бы начал штрафовать людей начиная с сотрудников администрации президента, потом тех, кто участвует в летучках, главных редакторов, потом выпускающих редакторов, журналистов. Все должны понимать, что создание лживой картины мира — это ответственность каждого конкретного человека, который в этом участвует.


Петр Шкуматов, координатор движения «Общество синих ведерок»:

Фото: Антон Белицкий, Коммерсантъ

— Какая там главная аргументация — не надо распускать слухи и непроверенную информацию? А у обычного человека, как правило, нет инструментария полностью проверить информацию, даже у СМИ такое бывает. Мы, например, всегда стараемся проверять все, что нам присылают, но все проверить невозможно, и нам приходилось извиняться. Думаю, что принятие этого закона может привести к снижению активности граждан из-за боязни наказания. Очень большие штрафы, для многих, особенно на периферии, это просто ужас. Значит, уменьшится количество массовых мероприятий. Теперь любого человека, заявившего о проведении массового мероприятия, как и тех, кто это отрепостит, можно штрафовать. Думаю, что скоро в соцсетях, чтобы не оскорбить чиновников, начнется использование эзопова языка. Будут не обижать, а радоваться за чиновника, мол, этот чувак за миллион долларов купил что-то такое, а мы тут в дерьме, без хороших дорог, парковок и денег, а у него жизнь удалась и все есть.


Иван Засурский, издатель онлайн-газеты «Частный корреспондент»:

Фото: Вячеслав Прокофьев, Коммерсантъ

— Никто не должен использовать непроверенную информацию или ложное утверждение. Кто первый допускает манипуляцию с тем или иным источником, тот и должен нести ответственность. Если чиновник сказал, что есть какое-то экспертное заключение по поводу строительства в парке, а на самом деле его нет,— чиновник должен ответить. Если виноват журналист — то штрафовать журналиста. Например, крупнейшие платформы для коммуникации, Twitter или LiveJournal, не предполагают идентификации пользователя, поэтому закон «показывает зубы, но не может укусить» большую часть людей, которые занимаются производством фейков.


Как Госдума вводила наказания за фейковые новости и неуважение к власти

Госдума одобрила законопроекты, запрещающие распространять фейковую информацию и выражать «явное неуважение» к органам власти в интернете. Наказание, предусмотренное исходными версиями проектов, было кратно увеличено в соответствии с рекомендацией профильного комитета. Депутаты не прислушались к коллеге Сергею Иванову (ЛДПР), который указал на несоразмерность наказаний: брань в общественных местах карается штрафом до 1 тыс. руб., в то время как за аналогичное деяние в интернете теперь будет грозить до 300 тыс. руб. или 15 суток ареста.

Читать далее

Комментарии
Профиль пользователя