Коротко

Новости

Подробно

«Если бы россиянка имела гражданство любой другой страны, то не провела бы и дня в тюрьме»

Адвокат Екатерина Духина в интервью «Ъ FM» — об обвинениях в адрес Марии Лазаревой

от

В Кувейте решается судьба россиянки — успешного предпринимателя Марии Лазаревой. Кувейтские власти посадили ее на 10 лет за неисполнение госконтракта, а также обвиняют в хищении средств инвестиционного фонда, хотя все вкладчики свои деньги уже получили с процентами. В обоих делах обвинение строится на показаниях одного свидетеля. Адвокаты Лазаревой называют дело политическим, а обвинения, выдвинутые против нее, несостоятельными. Вопрос о возможном освобождении Марии будет рассмотрен на днях в Международном центре по урегулированию инвестиционных споров при ООН. Так в чем именно обвиняют россиянку? Каковы ее шансы оказаться на свободе? Об этом в программе «Слушание по делу» рассказала адвокат Марии Лазаревой Екатерина Духина.


— Напомните, пожалуйста, коротко суть дела: какие обвинения предъявляют кувейтские власти Марии Лазаревой?

— В отношении Марии Лазаревой, которая возглавляла фонд KGL Investment в Кувейте, возбуждены два уголовных дела. Первое — о хищении средств при создании стратегии развития логистического хаба в Кувейте. И второе — о растрате средств инвесторов «Портового фонда», которые были привлечены. В настоящий момент по первому делу, к сожалению, уже состоялся приговор. Второе все еще расследуется. Мы активно боремся, чтобы отменить приговор и сделать так, чтобы расследование по второму было прекращено в ближайшее время.

— Почему вы утверждаете, что сейчас появилась надежда на освобождение Марии из тюрьмы? Что именно поменялось за последнее время?

— Команда защитников еще летом прошлого года подала иск в международный арбитраж при Всемирном Банке, если точнее, то «Интернациональный центр урегулирования инвестиционных диспутов» или «инвестиционных споров». Решения этой организации обязательны для исполнения, в том числе правительством Кувейта.

В связи с чем был подан иск? Деятельность Марии Лазаревой была напрямую связана с привлечением иностранных инвестиций, а Кувейт подписал международное соглашение с Российской Федерацией о защите прав инвесторов. Согласно материалам дела со стороны государственных органов Кувейта было нарушено не только соглашение, но и все процессуальные нормы, связанные с ведением уголовного процесса. Состав или какое-либо основание, по которому были возбуждены дела, попросту отсутствовали.

Прокурор Кувейта, сам же заморозив средства, требовал от Марии и ее коллег возврата, как собственно растраченных в рамках возбужденного уголовного дела. И в этом абсурд всей ситуации. С одной стороны, государство замораживает средства, а с другой — обвиняет лиц, ведущих бизнес на его территории, в их растрате.

В результате наших действий сегодня эти средства возвращены инвесторам. Обвинение строилось на показаниях одного и того же свидетеля по первому и второму делу. Этот свидетель всего лишь один человек из десятка аудиторов, сопровождавших деятельность компании. Его показания в настоящий момент скомпрометированы. То есть свидетель, по сути, не говорил правду ни в первом, ни во втором случае. В этой связи мы очень рассчитываем, что апелляция, которая должна будет состояться не позднее, чем 10 марта, позволит пересмотреть приговор, вынесенный россиянке, и отменить его за отсутствием состава преступления.

— Это правда, что свидетели со стороны защиты то ли вообще не допрашивались в суде, то ли были какие-то сложности с их привлечением, и документы, которые вы подавали, тоже не все рассмотрели?

— Я повторюсь, что практически все нормы нормального справедливого процесса, в котором может участвовать равным образом обе стороны — и обвинения, и защиты — были в данном случае нарушены. Защита не могла представить в процесс свои документы, не были допрошены свидетели, не были изучены материалы дела, на которые опиралась защита в своей позиции. Не были переведены даже документы с арабского ни на какой другой язык. Учитывая, что у Марии, кроме российского гражданства, никакого другого нет, это является обязательным требованием, согласно всем международным конвенциям.

Кроме того, до сегодняшнего дня ни один из осужденных, а их всего семь человек, не допущен к ознакомлению со материалами уголовного дела. То есть по факту люди даже не видели то, на основании чего их обвинили и отправили в тюрьму на такие значительные сроки.

— Екатерина, скажите, российские дипломаты какую-то помощь оказывают в этом деле? И вообще, официальная Москва как-то свою позицию обозначает по этому делу?

— В рамках этого дела консульство Российской Федерации проводит постоянные взаимодействия с государственными органами Кувейта. Дело стоит на контроле. Мы очень рассчитываем, что на будущей неделе в свой приезд министр иностранных дел Лавров, так или иначе, поднимет этот вопрос в общении с представителями государственных органов Кувейта.

— Расскажите, в каких условиях содержится Мария Лазарева, где она сейчас находится?

— Мария до сих пор находится в кувейтской тюрьме. Это тюрьма непосредственно в столице государства. Тем не менее, никаких особенных преференций в отношении единственной европейки в тюрьме никаким образом не выказывается. Она сидит в крошечной камере, в которой, кроме нее, содержатся еще десять человек. Она очень сильная женщина и не привыкла жаловаться на жизнь, но понятно, что в настоящий момент она переживает не лучшие дни в своей жизни.

— Екатерина, я много публикаций прочел на эту тему. Вы утверждаете, что это дело политическое, почему?

— Безусловно, поскольку не раз в кулуарах и даже в суде говорилось о том, что если бы у Марии Лазаревой было какое-то иное гражданство, помимо российского, или не было бы российского гражданства, то она бы не провела бы и дня в тюрьме, где она сегодня находится. То есть была бы она американкой, гражданкой Великобритании или хотя бы француженкой, такого приговора попросту никогда бы не состоялось.

Беседовал Марат Кашин


Комментарии
Профиль пользователя