Коротко

Новости

Подробно

Фото: Коммерсантъ

«Антисемитизм — это дело всех французов»

Алексей Тарханов — о демонстрации в Париже

от

Вчера вечером по призыву Социалистической партии 20 тыс. человек собрались в Париже на демонстрацию против антисемитизма. Демонстрация вышла многолюдной, единодушной и бессильной, считает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.


Агрессия и оскорбительные выкрики в адрес философа Алена Финкельраута во время субботней демонстрации «желтых жилетов» в Париже попали на камеру. Страна с удивлением обнаружила, что на улицах столицы республики можно открыто угрожать смертью «грязному говеному сионисту». Рыжебородый субъект с куфией на шее кричал Финкельрауту: «Франция это мы! Ты умрешь и попадешь в ад!» А окружающие его товарищи-«жилеты» крикуна поддерживали, обещая академику: «Мы тебя найдем».

То, что антисемитизм распространен в так называемых народных кварталах, не было тайной, но впервые он обнаружил себя в интеллектуальном центре Парижа на бульваре Монпарнас, да еще так явно — в присутствии репортеров и при свете дня.

Чаще такие действия анонимны. Свастики на 96 памятниках на еврейском кладбище в Катценхейме (Эльзас) той же ночью рисовали уже без журналистов.

Рыжебородого жителя Милузы Бенжамена В., владельца магазина электроники, сына алжирца и француженки, принявшего ислам и придерживающегося салафизма, опознали в тот же день, а вчера вечером арестовали за «публичные оскорбления по мотивам расовой, национальной и религиозной принадлежности».

Кричавший не прятался и был абсолютно уверен в своем праве оскорблять оппонента. Тем более что вместо слова «еврей» он пользовался ненаказуемым уголовно синонимом «сионист». Некоторые депутаты парламента уже решили это исправить и приравнять «антисионизм» к антисемитизму, чтобы Бенжамен В. не оправдывался бы тем, что выступал не против еврея Финкельраута, а против теории Теодора Герцля — просто немного увлекся, запутался в терминах, вспылил, раскричался. То, что, несомненно, скажут на суде его адвокаты.

Предложение бессмысленное, потому что дебаты тут же потонули в терминологии. Нельзя запретить антисионизм, как нельзя запретить антикоммунизм или антиамериканизм. Нельзя запретить критику Государства Израиль, свобода есть свобода, а вот, как сказал президент Макрон, «желать уничтожения этого государства, значит желать смерти евреям».

Ну а как отнестись к тому, что на той же демонстрации «желтых жилетов» одну из создательниц этого движения Ингрид Левассёр освистали за то, что она хочет не беспорядков на улицах, а политической борьбы, и назвали «грязной еврейкой»? Последовало уточнение: нет, называли не «грязной еврейкой», а «грязной шлюхой». Ах, «грязной шлюхой»? Ну, тогда, конечно, можно.

Вечерняя демонстрация на парижской площади собрала политиков разных, иногда не любящих друг друга партий. Глава «Республиканцев» Ролан Вокье выступал рядом с главой социалистов Оливье Фором, была здесь мэр Парижа Анна Идальго, депутаты макронистского «Вперед, республика» и ультралевой «Непокоренной Франции». Почтили собрание присутствием даже два бывших главы Французской Республики — Франсуа Олланд и Николя Саркози. Действующий президент Эмманюэль Макрон демонстрировал отдельно — сначала побывал на оскверненном кладбище в Катценхейме, а потом возложил венок в мемориале холокоста в Париже. В обоих случаях это было для него безопаснее и заметнее, чем вместе со всеми идти вечером на площадь.

На демонстрации не было «Национального собрания» Марин Ле Пен. Как и во время марша в честь «Шарли Эбдо», социалисты ее не пригласили. Ну, и не надо! Вместо этого она почтила память Илана Халими, еврейского юноши, замученного в 2006 году антисемитской бандой «варваров». У памятника Халими в городке Баньё Марин Ле Пен сказала, что она и ее сторонники «отдают дань жертвам антисемитизма и выражают солидарность всем соотечественникам евреям, которые не хотят больше жить в страхе».

Ее постоянный противник и альтер эго с левого фланга Жан-Люк Меланшон тоже не стал выходить на парижскую площадь, а присоединился к демонстрации в Марселе, где сказал, что «те, кто виновен в антисемитизме, должны быть задержаны», но — тут же добавил он — этим нельзя пользоваться, чтобы оскорблять «желтых жилетов».

В остальном демонстрация в Париже прошла точно так, как ожидалось, с пением «Марсельезы», чтением стихов, громогласными выступлениями политиков нынешних и прошлых времен. «Я верю, что власти примут необходимые решения. Индивидуумы оскорбляют авторитет страны и должны ответить»,— заявил экс-президент Саркози. С ним солидарен и экс-президент Олланд, сказавший, что «антисемитизм — это не дело только евреев, это дело всех французов». Удивительно, что никто не спросил двух экс-президентов, как же они допустили такую деградацию в стране, которой по несколько лет руководили.

Антисемитизм для Франции и вправду болезненная тема, потому что напоминает о сотрудничестве с фашистскими властями в уничтожении евреев. Среди 76 тыс. имен депортированных и убитых на «стене памяти» в парижском мемориале холокоста, где побывал Эмманюэль Макрон, немало тех, кто пал жертвой своих соотечественников, добровольных или недобровольных нацистских помощников. С этим «правым» антисемитизмом Франция после войны худо-бедно справилась, изгнав его из публичного пространства. Гораздо труднее справиться с современными «левыми» радикалами и их варварами-союзниками, о которых говорил глава республиканцев Лоран Вокье, указывая на «подъем глухого бытового антисемитизма» и о «несомненной связи между антисемитизмом и радикальным исламизмом». С правым лидером по-своему согласились организаторы альтернативной демонстрации, которая тем же вечером проходила одном из самых «горячих» парижских районов — 20-м аррондисменте. Лозунги там были пошире «Против антисемитизма, против сионизма и против антиисламизма!».

Комментарии
Профиль пользователя