Коротко

Новости

Подробно

Пустая шестая

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 11

ФОТО: ДМИТРИЙ АЗАРОВ
23 марта 2002 года канал ТВС получил лицензию на вещание. Тогда будущее канала представлялось светлым и чистым.
       1 июня 2002 года на российском телевидении начался уникальный проект под названием "телеканал ТВС". Впервые была сделана попытка создать общественно-политический телеканал, действительно независимый ни от государства, ни от олигархов. Но этот идеальный проект не просуществовал и года, что в очередной раз доказывает известную истину: независимого телевидения не бывает.

     Началось все с благородного дела спасения "уникального журналистского коллектива" под руководством Евгения Киселева. Кремль, затеявший сначала отъем НТВ у Владимира Гусинского, а затем ликвидацию принадлежавшего Борису Березовскому ТВ-6, уже не мог бросить журналистов на произвол судьбы: свою поддержку еще во время скандала вокруг НТВ им гарантировал лично президент Владимир Путин. Он же, а еще премьер Михаил Касьянов при ликвидации ТВ-6 подтвердили: талантливый коллектив сможет участвовать в конкурсе на освободившуюся телевизионную частоту и у него есть все шансы на победу. Соответственно, и министр печати Михаил Лесин, отключивший вещание ТВ-6 в ночь с 22 на 23 января 2002 года, выразил надежду, что творческий коллектив канала во главе с Евгением Киселевым примет участие в новом конкурсе. Журналисты получили своего рода "охранную грамоту", гарантировавшую им победу в конкурсе.
       
       Однако одной творческой концепции, которую выставил на конкурс "уникальный журналистский коллектив", было мало: для создания канала нужны еще и деньги. Достоверно неизвестно, кто придумал поддержать многострадальную журналистскую команду с помощью крупнейших российских предпринимателей. По одним данным, инициатором был глава РАО "ЕЭС России" Анатолий Чубайс. По другим — глава кремлевской администрации Александр Волошин, который уже потом обсудил идею с Чубайсом, предложив ему заняться ее осуществлением. Утверждают, что Волошин лично обзванивал потенциальных участников консорциума с предложением поучаствовать в спасении проекта. Так или иначе, идея о том, что более десятка крупных предпринимателей должны стать инвесторами общественно-политического общероссийского канала, была одобрена в Кремле и начала претворяться в жизнь.
       Общественность узнала о создании консорциума от лидера правых Бориса Немцова. Он не назвал конкретных фамилий, а лишь заметил, что "это все русские люди, достаточно состоятельные для того, чтобы пожертвовать ради свободы".
       Пожертвовать ради свободы согласились не все. В проект отказались войти, например, глава "Интерроса" Владимир Потанин, глава "Альфа-групп" Михаил Фридман и президент ЮКОСа Михаил Ходорковский. Журналисты, говорят, настояли на том, чтобы в нем не было бывшего главы "Газпром-медиа" Альфреда Коха (главного, по их мнению, разрушителя канала НТВ) и президента ЛУКОЙЛа Вагита Алекперова (миноритарного акционера МНВК "ТВ-6" и инициатора иска о ликвидации этой телекомпании).
       В итоге 18 февраля руководители журналистского коллектива Евгений Киселев и Григорий Кричевский подписали протокол о намерениях с группой предпринимателей. В консорциум как частные лица вошли Анатолий Чубайс, губернатор Чукотки Роман Абрамович, председатель совета директоров компании "Тройка Диалог" Александр Мамут, тогдашний глава холдинга "Металлоинвест" Олег Киселев, президент "Вымпелкома" Дмитрий Зимин, генеральный директор "Объединенных машиностроительных заводов" Каха Бендукидзе. Олег Дерипаска вошел в пул олигархов через юридическое лицо — свою компанию "Базовый элемент", а глава АФК "Система" Владимир Евтушенков — через принадлежащий ему концерн "Системы массмедиа". Позже к этому списку добавились президент концерна "Нефтяной" Игорь Линшиц, глава группы МДМ Андрей Мельниченко, президент "Союзплодимпорта" Юрий Шефлер, президент "Евразхолдинга" Александр Абрамов.
       Чтобы показать, что новоявленные медиамагнаты не собираются идти по пути Владимира Гусинского и Бориса Березовского, предприниматели и журналисты в протоколе о намерениях описали все свои цели и задачи. В частности, там говорилось, что ни у кого из акционеров доля в уставном капитале нового ЗАО не должна превышать 10%, а "все без исключения акционеры будут стараться, исходя из соображений доброй воли, не отчуждать принадлежащие им доли по крайней мере до конца 2004 года". Поначалу так и было: у каждого из олигархов было по 7,5% акций, еще 10% выделили журналистскому коллективу.
       
ФОТО: ДМИТРИЙ АЗАРОВ
Министр печати Михаил Лесин целый год обеспечивал полунезависимость ТВС
Впрочем, отпускать журналистов и олигархов в совсем свободное плавание Кремль, как выяснилось, не собирался. И это понятно: как-никак олигархи получали в свои руки общенациональный канал, который при неблагоприятном для Кремля развитии событий против него бы и обернулся.
       Поэтому буквально накануне последнего дня подачи заявок на конкурс, в выстроенной вроде бы журналистско-олигархической системе появилась политическая "надстройка" в виде некоммерческого партнерства "Медиа-социум" во главе с "политическими тяжеловесами" Евгением Примаковым и Аркадием Вольским. Именно "Медиа-социум", а не сформированное журналистами и олигархами ЗАО "Шестой телеканал" и должен был стать учредителем нового канала и держателем лицензии на вещание. Как признался сам Евгений Примаков, предложение разбавить коллектив олигархов он получил лично от Владимира Путина.
       Поначалу олигархи возмутились и даже попытались сопротивляться участию в их проекте Примакова и Вольского. Борис Немцов заявил, что они станут цензорами свободных журналистов, а предприниматели ходили в Кремль с просьбой избавить их от Примакова и Вольского. Но вскоре всем стало ясно, что изменить ничего невозможно. Олег Киселев на вопрос корреспондента "Власти", не кажется ли ему, что, пойдя на альянс с Примаковым и Вольским, олигархи фактически оказались под крылом Кремля, ответил так: "На альянс Примакова с Вольским мы согласились в рамках Торгово-промышленной палаты (Примаков — президент ТПП.— 'Власть') и Российского союза промышленников и предпринимателей (Вольский возглавляет РСПП.— 'Власть') достаточно давно. Что касается крыла Кремля, то у нас вся страна находится под этим крылом. И мы все, граждане России, находимся под влиянием политической силы под названием 'президентура'". На просьбу уточнить, считают ли олигархи, что в такой структуре канал становится подконтрольным государству, Киселев ответил: "Я бы сказал, что он становится более сбалансированным с точки зрения интересов общества".
       Еще во время конкурса один из членов Федеральной конкурсной комиссии, обратившись к представлявшим концепцию журналистам, изумленно спросил: "Как же вы в такой конструкции-то работать будете? Лицензия — у одних, производство и деньги — у других". Повисла пауза, но нашлась Светлана Сорокина, которая ответила: "А этот вопрос вы задайте главному конструктору".
       Между тем, как раз с точки зрения "главного конструктора", идея была не так уж и плоха. Государство в лице Примакова и Вольского было держателем лицензии и в случае массового бунта олигархов могло в любой момент просто выбрать другого производителя или вообще отказаться от вещания. Но это на крайний случай. Кроме того, ни один из десятки олигархов (еще до выхода ТВС в эфир из пула вышли Каха Бендукидзе и Дмитрий Зимин) не имел возможности единолично контролировать деятельность "Шестого телеканала" и влиять на редакционную политику.
       В таком составе журналистский коллектив бывшего ТВ-6, предприниматели и политические тяжеловесы сначала выиграли конкурс, а 1 июня 2002 года вышли в телеэфир.
       
ФОТО: ВАЛЕРИЙ МЕЛЬНИКОВ
Теперь за ТВС будут отвечать не десять олигархов, а только группа Олега Дерипаски
Через некоторое время стало ясно, что журналисты и олигархи ждали опасности совсем не оттуда, откуда она вскоре явилась. Со стороны Евгения Примакова и Аркадия Вольского не было ни одного решения, каким-либо образом не то что негативно, а вообще хоть как-то повлиявшего на судьбу канала. Со временем об их участии в проекте вообще перестали вспоминать.
       Опасность, как выяснилось, исходила прежде всего от самих олигархов и журналистов. Трения между ними начались еще до выхода канала в эфир — акционеры никак не могли утвердить бизнес-план: олигархи хотели тратить поменьше, журналисты, напротив, требовали как можно больше. К примеру, журналисты запросили $5 млн на проект "За стеклом-3. Теперь ты в армии". И это при том, что первый проект в формате "реального телевидения" "За стеклом" обошелся этой же команде на ТВ-6 в $1 млн. В итоге "За стеклом-3" с треском провалился. После чего еще около $4 млн было потрачено на сериал Ивана Дыховичного "Деньги", который провалился с неменьшим треском.
       Журналистский коллектив и в дальнейшем не стеснял себя в средствах. Например, утверждают, что стоимость одной программы "Дачники" Маши Шаховой составляет $60 тыс. за передачу. Для сравнения: значительно более рейтинговая и гораздо более сложная с технологической точки зрения программа "Намедни" обходится НТВ в $37 тыс. Журналистов можно понять: они просто пользовались тем, что единоличного хозяина на канале не было, и руководствовались известным колхозным принципом "общее — значит, ничье". Тем более что еще со времен работы на Владимира Гусинского "уникальный журналистский коллектив" привык не отказывать себе в дорогостоящих проектах. А тут объявилось сразу несколько таких гусинских.
       Тем временем акционеры-олигархи начали выяснять отношения друг с другом. Практически сразу после начала проекта они разделились на две группы в зависимости от своих личных отношений, интересов в бизнесе и пристрастий в политике. Одни скупали доли у других, кто-то, выходя из проекта, продавал свои акции или передавал их в управление. В результате многочисленных комбинаций на ТВС образовалось две группы акционеров: в первую вошли Олег Дерипаска, Роман Абрамович и Александр Мамут, во вторую — Анатолий Чубайс, Олег Киселев и Игорь Линшиц.
       Ситуация осложнялась еще и тем, что ни один из этих предпринимателей никогда раньше всерьез не занимался медиабизнесом (участие Чубайса в проекте Ren-TV не в счет — оно началось, когда проект уже состоялся и просуществовал более пяти лет). Представление о том, как этот бизнес должен строиться, у всех оказалось весьма смутным. Никто из олигархов ни разу внятно не сформулировал, каким должен быть канал, что хотят увидеть на нем акционеры и по какой стратегии он должен развиваться. Каждый из предпринимателей, видимо, хотел чего-то своего, а другие не хотели давать под это денег. Все эти люди в своем бизнесе — нефти, алюминии, электроэнергетике — были единоличными хозяевами. А на телеканале хозяев оказалось с десяток, и никто в итоге не брал на себя никакой ответственности и не принимал никаких решений.
       Первое внятное исследование того, какую нишу должен занимать канал и на какую аудиторию ориентироваться, было проведено только к концу 2002 года, хотя ничто не мешало сделать это заранее, еще до начала вещания. Потом, вместо того чтобы анализировать данные исследования, одна группа акционеров стала упрекать другую в том, что исследование не может служить ориентиром для развития канала и нужно заказать другое, более объективное. Ни к чему не привела и чехарда со сменой гендиректоров — трое за неполный год. И каждый раз смена гендиректора не была связана со сменой концепции канала, а лишь свидетельствовала, что одна из двух групп олигархов берет вверх.
       
       К этому времени кредиты, взятые во Внешэкономбанке (около $46 млн), канал потратил. Образовались текущие долги перед связистами и сторонними производителями; зарплату журналистскому коллективу, "основному активу компании", платили с большими задержками. Зарабатывал же канал на рекламе не более $2-3 млн в месяц.
       Весной, видя, как стремительно ухудшается финансовая и управленческая ситуация на канале, с ТВС стали уходить люди и производители программ, у канала закончились права на кинопоказ, а на приобретение новых фильмов средств уже не было. Видимо, отчаявшись договориться между собой, акционеры решили прибегнуть к услугам управляющей компании, а именно группы "Видео Интернешнл". Но и этот вариант сорвался: взгляды на то, как должна управлять каналом управляющая компания и какие задачи перед ней следует поставить, у двух групп акционеров ТВС тоже были разные.
       Наконец, олигархам так и не удалось решить главный вопрос своего медиабизнеса — с лицензией на вещание. Все это время ТВС работал на основе временного разрешения, хотя такого понятия нет ни в одном нормативном документе. Более того, обладатель законной лицензии на вещание на шестом метровом канале — МНВК "ТВ-6" — в результате многочисленных судебных разбирательств доказал незаконность своего отключения от эфира. И, соответственно, незаконность вещания ТВС на ее частоте. Формально сейчас Минпечати должно отключить ТВС — у него просто нет никаких законных оснований оставлять этот канал в эфире. Наконец, "Мостелеком" 2 июня начал за долги отключать ТВС от московских кабельных сетей, благодаря которым сигнал принимали более 70% жителей столицы.
       
       Логическим завершением перманентного кризиса на ТВС стало общее решение двух противоборствующих групп акционеров о том, что хозяин у канала должен быть один. В начале мая Олег Дерипаска предложил Анатолию Чубайсу либо продать контролируемые его группой 45% акций "Шестого телеканала", либо выкупить такой же пакет акций, контролируемых группой Дерипаски. Чубайс решил выйти из игры.
       Впрочем, теперь уже абсолютно неважно, оформится ли окончательно эта сделка и станет ли единоличным владельцем Олег Дерипаска и его "Базовый элемент", не очень важно даже, останется ли в эфире ТВС. Потому что сама идея создания независимого телевидения потерпела фиаско.
       Государство так и не смирилось с существованием фактически неподконтрольного ему общественно-политического телеканала — в Кремле к ТВС относились как к чужеродному элементу. Олигархи, привыкшие выдавливать своих конкурентов по бизнесу, так и не смогли работать в условиях "сдержек и противовесов". Журналисты, сделавшие в свое время канал НТВ и за несколько месяцев раскрутившие ТВ-6 практически до уровня "большой тройки" ведущих федеральных телеканалов, в новых условиях оказались совершенно беспомощными. Впрочем, может быть, все для того и задумывалось, чтобы такой проект не состоялся в принципе.
Арина Бородина, Илья Булавинов

       

Комментарии
Профиль пользователя