Коротко

Новости

Подробно

Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ

Инвестиционные меры пресечения

Основатель Baring Vostok задержан на 72 часа

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Басманный суд столицы вчера продлил до 72 часов срок задержания одного из самых авторитетных из работающих в России зарубежных инвесторов — основателя компании Baring Vostok гражданина США Майкла Калви. Следственный комитет России (СКР) настаивал на аресте господина Калви, который наряду с еще несколькими акционерами банка «Восточный экспресс» подозревается в хищении у кредитного учреждения 2,5 млрд руб. под видом сделки с акциями. Однако суд предоставил сторонам время на сбор необходимых для избрания меры пресечения документов. Сам инвестор заявил, что его уголовное преследование связано с корпоративным конфликтом, возникшим после слияния «Восточного» с Юниаструм-банком. В его поддержку выступили глава Сбербанка Герман Греф и гендиректор РФПИ Кирилл Дмитриев.


Следственные мероприятия по уголовному делу, возбужденному ГСУ СКР по факту мошенничества в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ), развивались весьма стремительно. Само расследование было начато 13 февраля, а уже в пятницу Басманный суд столицы рассматривал ходатайства следствия о заключении под стражу подозреваемых — бенефициара банка «Восточный экспресс», основателя Baring Vostok Майкла Калви и других фигурантов дела — директора по инвестициям Baring Vostok Ивана Зюзина, партнера по индустрии финансового сектора этой инвесткомпании Филиппа Дельпаля, партнера Baring Vostok Вагана Абгаряна, председателя совета директоров Норвик-банка (бренд «Вятка-банк»), бывшего главу банка «Восточный» Алексея Кордичева и гендиректора Первого коллекторского бюро Максима Владимирова.

Вопрос об аресте господина Калви решался последним. До этого суд избрал остальным подозреваемым меру пресечения в виде заключения под стражу на два месяца. При этом стало известно, что господин Кордичев уже сотрудничает со следствием и, как сказал его адвокат, «раскрывает всю структуру этого преступления».

На заседание, где рассматривался вопрос об аресте Майкла Калви, приехал представитель посольства США Ричард Ханрахан. Во время обязательной процедуры установления личности задержанного выяснилось, что господину Калви 51 год, у него трое детей, один из которых — несовершеннолетний, а в Москве он проживает на 4-й Тверской улице. На вопрос о здоровье бизнесмен ответил: «Более или менее». В самом начале заседания выяснилось, что пришедшая в суд переводчица не сильна в юридической терминологии, в итоге общение господина Калви с председательствующим Артуром Карповым проходило через одного из адвокатов.

Обосновывая свое ходатайство об аресте Майкла Калви, следователь сообщил, что причастность господина Калви к хищению подтверждается показаниями заявителя по делу — члена совета директоров «Восточного» Шерзода Юсупова, а также «материалами оперативно-разыскных мероприятий».

Следователь добавил, что господин Калви располагает сведениями о личных данных работников аффилированных с ним структур, которые могут являться свидетелями по делу, а поэтому способен оказать на них давление.

Напомним, версия СКР заключается в том, что после того, как подконтрольная господину Калви компания НАО «Первое коллекторское бюро» (НАО ПКБ) задолжала ПАО «КБ "Восточный экспресс"» около 2,5 млрд руб., бизнесмен уговорил своих сообщников оформить соглашение об урегулировании долга. В соответствии с ним, говорится в деле, банк получил в качестве компенсации от НАО ПКБ 59,9% акций люксембургской компании International Financial Technology Group. На совете акционеров было заявлено, что стоимость активов этой фирмы составляет 3 млрд руб., однако следствие считает, что их цена равна 600 тыс. руб.

Отметим, что стоимость акций стала предметом спора в суде. Господин Калви заявил, что при продаже акций через биржу за них дадут даже больше 2,5 млрд руб. Судья Карпов уточнил у следователя, откуда взялась цифра 600 тыс. руб. «По версии ЦБ, цена акций ПКБ близится к нулю, но PricewaterhouseCoopers оценила их в 600 тыс. руб.»,— сказал представитель СКР. Однако, как выяснилось, документов, которые могли бы подтвердить эту оценку, в суде следствие не предоставило.

Защита настаивала на невиновности господина Калви и требовала для него максимум домашнего ареста или залога в размере 5 млн руб. Сам задержанный вины не признал. «Причина, по которой он (Шерзод Юсупов.— “Ъ”) написал заявление в правоохранительные органы, заключается в том, что он сам и его партнер, господин Артем Аветисян, стали участниками крупного корпоративного конфликта внутри банка "Восточный". Мы считаем, что ими проведены десять сделок, которые мы оспариваем в Лондонском арбитраже»,— заявил господин Калви. Он также попросил суд не заключать его под стражу.

В итоге Артур Карпов решил продлить срок задержания господина Калви до 72 часов, дав возможность сторонам предоставить дополнительные документы в пользу своих позиций.

Между тем реакция бизнес-сообщества на арест руководителей Baring Vostok оказалась резко негативной.

«Я давно знаю Майкла Калви как порядочного и честного человека, много сделавшего для привлечения инвестиций в страну, для развития экономики и высокотехнологичных компаний,— прокомментировал ситуацию глава Сбербанка Герман Греф.— И, не зная сущности обвинений, очень надеюсь, что правоохранительные органы разберутся и это окажется недоразумением».

Глава РФПИ Кирилл Дмитриев заявил, что знает всю команду Baring Vostok как высокопрофессиональных инвесторов, приверженных высоким этическим стандартам, принятым в инвестиционной среде.

Он выразил готовность дать личное поручительство за Майкла Калви для смягчения меры пресечения.

Baring Vostok поддержали и его действующие и бывшие партнеры. Гендиректор ЛК «Европлан» Александр Михайлов заявил “Ъ”, что у Baring Vostok был всегда бизнес-ориентированный подход, прозрачный для менеджмента. «Господин Калви никогда не занимался краткосрочными инвестициями, для него приоритет — долгосрочное развитие стоимости принадлежащих Baring Vostok компаний,— пояснил господин Михайлов.— Его приоритетом были инвестиции в те компании, в которые российский капитал не инвестировал по тем или иным причинам». Председатель совета директоров инвестиционной группы «Русские фонды» Сергей Васильев назвал арест Майкла Калви «позором для всего финансового и инвестиционного рынка России».

Среди компаний, в которые сейчас инвестирует Baring Vostok, числятся интернет-магазин Ozon, IT-компания 1С, медиахолдинг «СТС Media», ритейлер «ВкусВилл», онлайн-видеосервис ivi.ru, независимая нефтегазовая компания Volga Gas, производитель нефтепогружного оборудования «Новомет», банк «Восточный», Первое коллекторское бюро, сетевой магазин одежды Familia, перевозчик Gett, сеть пиццерий «Папа Джонс», сервис BlaBlaCar и другие. Ранее фонды инвестировали в FGI Wireless, «Яндекс», Тинькофф-банк. В 2015 году Baring Vostok завершил инвестиции в лизинговую компанию «Европлан», в 2016 году — в кинотеатральную сеть «Каро», в 2017 году вышел из аптечной сети А5.

Широкий охват бизнеса не мог не приводить к корпоративным конфликтам. Так, Baring Vostok и АФК «Система» начали наращивать свои доли в Ozon до уровней, близких к контрольному пакету. Но в результате стороны по-джентльменски договорились не увеличивать свои доли в компании выше 43% (см. “Ъ” от 5 февраля). Более затяжной конфликт случился с одним из акционеров банка «Восточный» — Артемом Аветисяном. Baring Vostok в этой кредитной организации владеет контрольным пакетом. При этом у господина Аветисяна есть опцион, который позволяет получить контроль в банке. Условия этого опциона стороны корпоративного конфликта оспаривают в лондонских и кипрских судах.

Впрочем, банку «Восточный» требуются финансовые вливания по итогам проверки ЦБ, завершившейся в конце прошлого года. В частности необходимо доформировать резервы почти на 13 млрд руб. Акционеры договорились с ЦБ о том, что банк будет отчислять прибыль ближайших лет в резервы, а также разместит акции на 5 млрд руб. (см. “Ъ” от 16 января). Baring Vostok был готов выкупить эмиссию полностью либо вместе с Артемом Аветисяном. Последний не заинтересован в ее проведении, так как не имеет необходимых для этого средств, а сама допэмиссия делает его опцион бесполезным, так как проведение ее в любом виде лишает его шанса получить контроль в банке.

Алексей Соковнин, Виталий Солдатских, Илья Усов


Комментарии
Профиль пользователя