Коротко

Новости

Подробно

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ   |  купить фото

Комиссии в расширенном составе

Банки развивают некредитный бизнес

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 10

Структура доходов российского банковского сектора меняется. Процентные выплаты остаются основным источником поступлений, но их доля постепенно сокращается. Зато все более обещающими выглядят комиссионные платежи. Они меньше зависят от состояния экономики, позволяя диверсифицировать источники дохода. Преследуя диверсификацию, участники рынка все глубже заходят в новые, нетрадиционные для банков сегменты.


Процентом не вышли


По оценке “Ъ”, чистый процентный доход российского банковского сектора вырос за 2018 год примерно на 10%, до 2,86 трлн руб., а чистый комиссионный доход — на 18%, до 1,05 трлн руб. Кроме того, если смотреть на отношение чистого процентного дохода к кредитному портфелю банков, то можно увидеть, что за 2014–2018 годы показатель сократился с 4,9% до 4,4%. При этом отношение чистых комиссионных доходов, наоборот, за пять лет выросло с 1,4% до 1,7%. Комиссионные доходы пять лет назад составляли менее 30% от величины процентных доходов. В последующие годы это соотношение менялось в пределах 32–36%, а по итогам 2018 года приблизилось к 37%, что является рекордным показателем с кризиса 2008 года.

Чистые процентные доходы — это доходы, полученные банком в основном от выданных кредитов за вычетом процентных расходов, которые связаны с привлечением средств, например, депозитов. В большинстве российских банков кредитование — основной вид деятельности, поэтому и на итоговый финансовый результат главным образом влияют чистые процентные доходы.

Комиссионные доходы банку приносят комиссии за расчетно-кассовое обслуживание (РКО), открытие и ведение счетов, обслуживание карт, доверительное управление, брокерские услуги, и т.п.

«Процентные ставки сильно зависят от экономических условий и уровня ключевой ставки, размеры комиссий меняются слабее»,— поясняет старший аналитик Fitch Александр Данилов. Кривая отношения чистого процентного дохода к кредитному портфелю банков действительно напоминает инверсию кривой ключевой ставки. Этот показатель сокращался до 2014 года, когда ключевая ставка постепенно росла, сильно просел в 2015 году после резкого роста ставки ЦБ до 17%, восстановился в 2016 году, но в 2017–2018 годах начал опять сокращаться.

Кроме того, в условиях спада в экономике, когда кредитное качество заемщиков падает, банки ужесточают требования по выдачам новых ссуд, отмечает ведущий аналитик по банковским рейтингам «Эксперт РА» Екатерина Щурихина. «Многие банки после кризиса 2014 года снизили аппетиты к риску, стали внимательнее относиться к оценке заемщиков, а заемщики, в свою очередь, стали внимательнее следить за условиями, на которых они кредитуются»,— соглашается заместитель директора департамента розничных продуктов и маркетинга Росбанка Лидия Каширина. Когда экономика входит в стадию роста, банки поднимают кредитную активность, соответственно, доля процентного дохода растет.

С определенным временным лагом кредитные портфели банков сокращаются, что ведет к потере процентного дохода. Так, в 2016 году кредитный портфель банков сократился на 3,3%, что могло сказаться на снижении процентного дохода в 2017 году. Несмотря на рост кредитного портфеля в 2014–2015 годах, негативное влияние на процентные доходы мог оказать рост просроченной задолженности в 2,2 раза, до более 3 трлн руб.

«В условиях макроэкономической нестабильности традиционно зарабатывающий продукт — кредит — подвержен кредитному и процентному рискам, что может обнулить ранее заработанную на нем прибыль или привести к отрицательному результату,— поясняет зампред правления Абсолют-банка Анатолий Фогельгезанг.— Именно это и происходило с большинством банков после кризиса 2014 года, когда резервы по корпоративным заемщикам полностью нивелировали полученную по ним прибыль».

Доход без риска


Замедление роста процентных доходов заставляет банки развивать направления, приносящие комиссионные доходы. «Как показывает мировая практика, это достаточно устойчивая тенденция,— говорит заместитель директора группы банковских рейтингов АКРА Михаил Полухин.— Ее проявление характерно в основном для стран с достаточно развитой экономикой в периоды низкого роста макроэкономических показателей, компрессии процентного дохода и снижения поступлений от прочих операций, например торговых».

Как поясняют в Альфа-банке, комиссионный доход «является безрисковым, поэтому он очень ценен для банка, так как в периоды нестабильности в экономике он позволяет поддержать прибыльность, операционную эффективность банка и сохранить устойчивость его бизнес-модели». Комиссии за предоставление банковских гарантий (тендерные, провозные, НДС) не требуют фондирования и имеют меньшую стоимость риска, а прочие комиссионные продукты, такие как РКО, валютообменные операции, перевод денежных средств и другие, не несут кредитного риска и не оказывают давления на капитал банков, уточняет господин Фогельгезанг. Для розничного бизнеса ключевым способом сохранения и роста доходности выступает развитие продаж агентских (страховых и сервисных) продуктов, добавляет Лидия Каширина.

Согласно промежуточной отчетности крупнейших российских банков по МСФО, в структуре комиссионных доходов большая часть (50–90%) приходится на РКО и операции по картам. За счет жесткой конкуренции в этих сегментах рынка в последние два года доля остается стабильной. Вместе с тем доля агентского вознаграждения, в том числе по продаже страховых продуктов, постепенно растет и в ряде банков достигает 25–30% от всех комиссионных доходов. Увеличивается и доля валютообменных операций и брокерских услуг, на них может приходиться до 10%.

В глубоком фокусе


Банки «глубоко сфокусированы на росте комиссионных доходов», подтверждает первый зампред правления Совкомбанка Сергей Хотимский. В частности, по его словам, банки сосредоточены на расширении линейки, заходя во все новые для них ниши. К ним можно отнести и всевозможные маркетплейсы как по продаже финансовых услуг, так услуг и товаров своих партнеров, не связанных с банковским или инвестиционным бизнесом. Прорабатываются совместные проекты и с мобильными операторами, которые, как и банки, обладают широкой клиентской сетью.

Анатолий Фогельгезанг добавляет, что отличительной чертой последних лет является внедрение цифровых технологий в целом в экономике и особенно в банковском секторе. «Цифровые процессы позволяют в автоматическом режиме обрабатывать большой объем данных, оценивать риск и быстро принимать решения,— поясняет он.— В результате продажа комиссионных и партнерских продуктов выходит на новый уровень и позволяет в несколько раз увеличивать масштаб бизнеса при одновременном сокращении издержек».

Особенностью российского тренда при этом можно назвать консолидацию банковского сектора. По мнению господина Фогельгезанга, рост доли в системе окологосударственных банков приводит к ужесточению конкуренции за ресурсы и еще большему снижению маржинальности кредитования как юридических, так и физических лиц за счет доступа таких игроков к более дешевому фондированию. Это вынуждает банковский сектор развивать продукты, приносящие комиссионный доход.

Виталий Солдатских


Материалы по теме:

Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя