Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Руководящие казания

Как Владимир Путин руководил строительством жилья в столице Татарстана

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

12 февраля президент России Владимир Путин в Казани встретился с участниками национального проекта «Жилье», то есть с жителями Казани и других городов, а также провел расширенное заседание президиума Госсовета, на котором допустил много либеральных инициатив государства в сторону застройщиков и приобретателей жилья, которых больше нет смысла называть дольщиками. О том, почему этот день так понравился самому Владимиру Путину,— специальный корреспондент “Ъ” Андрей Колесников из Казани.


В культурном центре «Московский» помощница президента Татарстана Наталия Фишман, раньше известная кому надо как помощница министра культуры Москвы Сергея Капкова, в привычной ей расслабленно-сосредоточенной манере рассказывала о достижениях Татарстана в области прежде всего паркостроительства. Среди других фигурировала история про иву у входа во дворец культуры «Московский», под которой кто-то кому-то когда-то делал предложение, а кто-то даже «гулял с покойной мамой».

Пока я в некотором оцепенении пытался представить себе такую прогулку, Наталия Фишман добавила, что подрядчику, который занимался реконструкцией пространства, показалось, что ива разрушает фундамент искусственного водоема, и я приготовился выслушать историю про то, как жители микрорайона вступились за иву (просто они все уже сгрудились на фотографиях вокруг нее). Но оказалось, что иву срубили (фото с жителями вокруг расчлененной ивы). Зато после этого случая Наталия Фишман внезапно поняла, что с мнением жителей нужно считаться в первую очередь (ни слова о подрядчике, то есть он вряд ли дал себе труд понять что-нибудь в этом роде: просто необходимости не возникало).

Между тем принцип вовлечения жителей в развитие общественных пространств, оказалось,— важнейший со всех точек зрения. Работает он сложно, но в конце концов позволяет достичь результатов, которые превращают обычные ДК в место, где практикуют «йогу для жизнелюбов, ментальную арифметику и резонансные танцы». Особенно меня заинтересовали резонансные танцы.

Директор культурного центра «Московский» Наиля Мустафина рассказала, что это такое раскрепощение души, когда люди движутся в такт внутреннему голосу своего тела.

Ввиду того, что вот-вот для осмотра жизнелюбов должен был подъехать Владимир Путин, это звучало даже тревожно.

Владимиру Путину Наталия Фишман тоже в первую очередь рассказала печальную историю про иву, только покойная мама превратилась в покойную бабушку. Но история, по-моему, стала только лучше и произвела на Владимира Путина максимально благоприятное впечатление.

Президент ходил по культурному центру «Московский» долго, заходил в кабинеты, откуда-то слышалось: «Когда житель говорит о городе языком театра, театр становится городской практикой… А в иммерсивном театре дают "Анну Каренину"…»

— В каком? — переспрашивал президент.

— Где зрители ходят везде вместе с актерами!.. — разъясняли ему.— Мы заставили людей снова ходить в театр!

Уверенность всех этих людей в величии их миссии и способности ей соответствовать очаровывала.

Наталия Фишман рассказала президенту, конечно, и о вовлечении населения в процесс принятия решения уже на первоначальном этапе уже больше, чем несколько минут назад — нам. Она, впрочем, жаловалась на катастрофическую нехватку архитекторов.

— У нас же есть государственная программа! — удивлялся Владимир Путин.

— Да,— соглашалась она.— «Архитекторы.рф». Отличная! Сто человек подготовили! А нужны тысячи…

Владимир Путин, между прочим, молчал. То есть сказать тут, наверное, что-то можно было. Но просто он не знал, что. А она знала, и смогла бы при желании, наверное, возразить себе. Но было бы, согласитесь, странно, если бы она это сделала.

И вместо этого Наталия Фишман говорила уже про устройство и оборудование набережной и пункта проката лодок и катамаранов в селе Муслюмово. И вот это меня уже подкосило. Я просто представил себе это село, затерявшееся на татарстанских просторах. К ним пришли, устроили им набережную и пункт проката катамаранов. За что?

— И люди перестали ходить по селу в калошах! — воскликнула Наталия Фишман.

Я не был удивлен. Этим людям теперь было просто неловко ходить в калошах. Чудовищное насилие, которое совершили с их укладом и с их головами люди из проекта «Архитекторы.рф», оборудовав в самом сердце Муслюмово пункт проката катамаранов, привело к тому, что все они сняли калоши. Но вот что же они надели?..

Здесь же, в культурном центре, Владимир Путин встретился с общественностью, заинтересованной в улучшении ЖКХ. Во многом эта общественность состояла из членов Общероссийского народного фронта Татарстана, и это, видимо, было важно и для остальных членов ОНФ, так как последнее время слышно о них все меньше и меньше.

Первый же вопрос настроил меня на мысль о том, что встреча будет не пустой, так как Владимира Путина спросили вообще, я считаю, о главном: почему платеж за вывоз мусора в новом году вырос в два-три раза, и почему раньше за вывоз отвечала только управляющая компания, а теперь — и региональные операторы тоже, и почему между ними уже возникают нелепые конфликты, когда мусор около контейнера не собирается убирать вообще никто, потому что невозможно понять, просто ли это мусор или мусор именно из контейнеров.

Владимир Путин, впрочем, не стал отвечать на этот вопрос, заметив, что впереди расширенное заседание президиума Госсовета и вот там все это будет удобней обсудить. Впрочем, было очевидно, что на заседании его так об этом уже никто не спросит.

Руководитель молодежного крыла ОНФ Татарстана убеждал, что жители должны знать точный график вывоза отходов и что жителям должны дать номера телефонов региональных операторов, а перед этим объяснить, кто это такие и за что им надо платить, тем более по количеству людей в квартире, «генерирующих мусор», а не так, как раньше.

Потом разговор вдруг мгновенно утратил всякую активность (возможно, люди в зале подумали, что, может, и правда лучше дождаться начала расширенного заседания президиума Госсовета, чтобы сразу получить все ответы на свои жгучие вопросы, которым все равно не будет пока ответа). В третий раз вспомнили про все ту же иву. Теперь это сделал Владимир Путин.

— Конечно, люди были недовольны! — рассказал президент эту историю уже как свою.

Ни одна ива в новейшей истории России, думаю, не была распилена так резонансно. Она была расчленена, не подозревая, что навсегда останется не просто в памяти народной, не только в эпосе этого народа, но главное — в эпосе, неустанно создаваемом сайтом kremlin.ru.

Отвечая на вопросы из зала, Владимир Путин вынужден был рассказывать про развитие добровольческого движения в деле цифровизации ЖКХ («Надо использовать людей, которые горят желанием помочь ближнему своему») и отвечать на много других вопросов, которые смогли заинтересовать, по-моему, только тех, кто уже задал такие же вопросы только что в этом зале.

Впрочем, иногда, не по воле интервьюеров, случались прорывы.

Так, Владимир Путин вспомнил, что в Татарстане создан блестящий сверхзвуковой самолет Ту-160, и задал вопрос, почему не сделать сверхзвуковой пассажирский самолет. Он вспомнил главу советского правительства Косыгина, которого в свое время спросили, сколько стоил Ту-144, и тот ответил: «Это знаю только я. Но я никому не скажу!»

Конечно, не было никаких сомнений в том, что Владимир Путин никому не скажет, сколько стоит Ту-160. Но судя по всему, нескольких его фраз было достаточно, чтобы история с созданием гражданского сверхзвукового самолета получила новую жизнь.

Впрочем, к середине второго часа встречи вдруг снова начались вопросы по существу. Отвечая на вопрос Андрея Молчанова из «Группы ЛСР», президент сказал, что муниципалитеты не должны уклоняться от решения проблем обманутых дольщиков и перекладывать их на строителей. А так же «если застройщик (получив до изменений в законе все разрешения на строительство.— А.К.) не изменился, а изменилось только его юридическое лицо, то нельзя посылать его по второму, третьему кругу…»

Неожиданно резко прозвучала идея господина Путина о социальной ответственности бизнеса:

— Задача бизнеса — получение прибыли, но не менее важно для него сохранить свое уважение! За исчезновением уважения может последовать и утрата капитала! Конечной целью строительного бизнеса является благосостояние людей. А если кто-то об этом забывает (так и казалось, он сейчас добавит: «товарищ Молчанов!».— А.К.), то должны быть государственные структуры, которые напоминают об этом!

Дали слово и обманутым дольщикам. Один из них, татарин-хоккеист, прямо сказал президенту:

— Я обманутый дольщик. Помогите нам из федерального бюджета! Помогите как хоккеист хоккеисту! Я всегда вам шайбу отдам!

Предложение было без сомнения царским, гарантии казались стопроцентными.

— Хоккеист я еще тот,— признался Владимир Путин.

Это было видимо, проще, чем помочь из федерального бюджета.

Впрочем, президент оговорился насчет того, что «мы же помогаем с федерального бюджета» и что «будем помогать дальше».

Но главное, он добавил, что попозже, когда закончит с другими делами, обязательно перейдет в «профессиональную хоккейную лигу» (он имел в виду, очевидно, Ночную). Это говорит прежде всего о том, что через какое-то время, то есть через пять лет, Владимир Путин собирается закончить дела. (Главное — не решить, внезапно для себя, сразу начать их снова).

Одна немолодая женщина обратилась к Владимиру Путину «как пловец к пловцу». Речь шла об ипотеке, и обращение было некорректным: Владимир Путин при всем желании не смог бы осознать чаяния этой женщины через свои плавательные навыки: вряд ли он в последнее время брал ипотеку в Сбербанке.

Впрочем, он объяснил ей что знал. А знал все-таки что следовало. Что сейчас процентная ставка «колеблется в районе 11%» (в основном в сторону двенадцати). И неожиданно признал, что именно повышение ставки НДС, те самые 2% (которые преподносились как самые невинные проценты в мире), и повлияло в конечном счете на повышение ипотечной ставки.

— Надеюсь,— добавил президент,— что это будет разовое и краткосрочное явление.

И еще раз повторил это. Словно от того, что он повторил бы и еще раз, его надежда могла превратиться в его уверенность.

— У меня нет оснований думать иначе,— сказал Владимир Путин и в третий раз, и это звучало уже как заклинание. Владимир Путин заклинал процентную ставку не расти. И справедливости ради, пока шла встреча в культурном центре «Московский», этого ведь, кажется, и не случилось.

Кроме того, Владимир Путин поддержал идею восстановления в некоторых, форс-мажорных для граждан случаях «ипотечных каникул».

Разговор между тем уже длился два с половиной часа, и не было впечатления, что он наскучил Владимиру Путину. Или что он торопится скорее оказаться в кругу членов президиума Госсовета, где он должен был продолжить обсуждение этой темы. Нет, не было такого впечатления. А было впечатление, что он скучает по разговору с людьми, которые к концу третьего часа становились все более и более живыми. Как, впрочем, и он.

Между тем и до Госсовета президент все-таки доехал.

Его ждали с полудня, а на самом деле уже третий день: именно столько члены Госсовета эксплуатировали новый формат, заданный перед Новым годом в Крыму. Они сидели группами, в основном рабочими, за большими круглыми столами и «разминали» тему до ее полного, видимо, бесчувствия.

В прошлый раз не все поняли, что формат такого заседания — без галстуков, и некоторые тогда стаскивали галстуки уже в тот момент, когда видели перед собой ворот рубашки президента. Теперь было наоборот: губернаторы и министры предусмотрительно начинали трудиться без галстуков с самого утра, но к вечеру приехали люди из «Московского» и сообщили, что Владимир Путин сегодня, наоборот, в галстуке. Что ты будешь делать! Слава богу, почти все на всякий случай захватили с собой, и даже недавно избранные.

Дольше других задержался только Сергей Собянин: ему подсказал, тоже уже перед самым приходом Владимира Путина, Сергей Кириенко, и Сергей Собянин успел все же встретить Владимира Путина так же, как Владимир Путин — Сергея Собянина.

Сергей Собянин стал в этот день последним человеком, надевшим галстук

Фото: Дмитрий Азаров, Коммерсантъ

Заседание было уже традиционно закрыто от журналистов, и возможно, был смысл это сделать: иначе обнаружилось бы, что говорили-то примерно о том же и так же, как в культурном центре «Московский».

Так, Владимир Путин повторил свою идею про то, что можно не заставлять застройщика регистрировать все разрешения заново, но ему придется соблюсти несколько условий. Кроме того, что это должен быть тот же самый застройщик, что и до перемен в законодательстве, многое будет зависеть, по словам Владимира Путина, от степени готовности объекта и количества дольщиков, которые теперь должны идти в банк, а не, так сказать, сотрудничать с застройщиками. Владимир Путин назвал этот период в отношениях застройщиков с государством, дольщиками и банками переходным.

Кроме того, губернаторы, по информации “Ъ”, предъявили президенту еще одну проблему: в деле индивидуального жилищного строительства — очень высокие ставки по потребительским кредитам. После длительного обсуждения Владимир Путин дал задание разработать новые банковские продукты и быстрее передать их населению.

Разговор в какой-то момент стал настолько предметным, что президент в конце концов дал понять, что этот формат производит на него впечатление, и сказал, что такое же обсуждение будет и по всем остальным национальным проектам.

Это значило, что наконец можно остановиться. На часах был 11-й час.

Хорошо, что не утра.

Андрей Колесников, Казань


Комментарии
Профиль пользователя