Коротко

Новости

Подробно

Подконтрольные выстрелы

Еще одно убийство в концерне ПВО "Алмаз-Антей"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

процесс



В пятницу вечером в подмосковном Серпухове был расстрелян коммерческий директор радиотехнического предприятия РАТЕП, входящего в состав концерна ПВО "Алмаз-Антей" (крупнейшего объединения в отечественном оборонно-промышленном комплексе), Сергей Щитко. Как уже сообщал Ъ в субботнем номере, в тот же день в Москве был убит и. о. гендиректора холдинга Игорь Климов. Не исключено, что оба этих дела Генпрокуратура объединит в одно.
       "Ну не за магазин же..."
       В пятницу 51-летний коммерческий директор РАТЕП Сергей Щитко уехал с работы домой в начале девятого вечера. В городе у него было назначено несколько встреч, после которых господин Щитко направился домой в поселок Зиброво. По дороге он подвез на своей Toyota Land Cruiser с сильно тонированными стеклами двух своих приятелей до кафе "Шишка" (улица Октябрьская, 32). В тот вечер из-за дождя на улицах и без того плохо освещенного Серпухова было совсем темно. Как только иномарка остановилась, из темноты вынырнул мужчина и четыре раза через стекло выстрелил в сидевшего за рулем Сергея Щитко из пистолета с глушителем девятого калибра. Все пули попали в цель, но смертельной оказалась лишь одна — та, что вошла в мозг. Господин Щитко скончался в 23.45.
       Пассажиры джипа пришли в себя лишь через пять минут. Они вызвали милицию, но описать стрелявшего не смогли. Оружие преступления также не найдено.
       Убийство Сергея Щитко вызвало шок у его коллег и знакомых. "У него были энциклопедические знания,— говорят о нем сослуживцы.— От коммерческой деятельности у него остался магазин 'Дисконт', но он сдал его в аренду. За это ведь не убивают..."
       После окончания Ленинградского высшего военно-морского училища лейтенант Щитко служил на Щпицбергене. Затем стал военным приемщиком на Серпуховском радиотехническом предприятии (РАТЕП), изготавливающем электронную начинку для систем наведения ракет. В 1991 году капитан второго ранга Щитко ушел с завода и целый год прослужил членом высшего экономического совета при правительстве РФ. Затем занялся утилизацией вооружений и коммерцией. В марте этого года он вернулся на родное предприятие коммерческим директором. По информации Ъ, инициатором его назначения был гендиректор РАТЕП Владимир Байбаков.
       Несмотря на то что 50% плюс одна акция РАТЕП принадлежит государству, с конца 2001 года на предприятии шла борьба миноритарных акционеров. Около 9% акций сосредоточила в своих руках кипрская офшорная компания Nimegan Trading Limited, которая предпринимала попытки провести на пост гендиректора бывшего главного экономиста завода Алексея Голубчука. Кто стоит за этой компанией, достоверно неизвестно, однако есть информация о том, что недавно Nimegan Trading скупала акции "Аэрофлота" в интересах чукотского губернатора совладельца "Сибнефти" и "Русского алюминия" Романа Абрамовича.
       В то же время при поддержке господина Байбакова около 15% акций предприятия в конце прошлого года были сконцентрированы в фирмах, аффилированных с компанией "Сигма" "авторитетного" предпринимателя Дмитрия Барановского, известного в определенных кругах как Дима Белый. Причем акции РАТЕП сначала скупались на средства самого РАТЕП на одну из ее дочерних фирм, а затем разными путями передавались подконтрольным "Сигме" фирмам. Кроме того, в распоряжении "Сигмы" оказались и долговые обязательства РАТЕП примерно на 400 млн руб.
       В апреле текущего года в ситуацию вмешалось руководство концерна ПВО — ему в соответствии с указом президента были переданы госакции РАТЕП. По инициативе руководства концерна в апреле Генпрокуратура возбудила против Владимира Байбакова уголовное дело — он подозревается в мошенничестве и злоупотреблении служебным положением. После этого на предприятии прошла выемка документов, причем представители РАТЕП оказали следователям сопротивление, которое удалось сломить только после привлечения ОМОНа.
       Источник Ъ в руководстве концерна ПВО предположил, что убийство господина Щитко, скорее всего, связано именно с борьбой миноритарных акционеров, а не с вмешательством в его деятельность концерна: "Климов является гендиректором концерна ПВО 'Алмаз-Антей' или нет, абсолютно не важно. Договориться все равно будет невозможно". Представитель концерна весьма высоко оценил деловые качества Сергея Щитко и даже выразил сожаление, что он "оказался не на той стороне".
       Как говорят на предприятии, в последнее время господину Щитко угрожали по телефону неизвестные, которые требовали, чтобы он ушел с предприятия. С сегодняшнего утра к Сергею Щитко должны были приставить охрану.
       Сергей Щитко был убит через 15 часов после убийства и. о. гендиректора концерна ПВО "Алмаз-Антей" Игоря Климова. По некоторым данным, Генпрокуратура собирается объединить оба преступления в одно уголовное дело. Следствие не исключает, что оба менеджера могли стать жертвами передела сфер влияния в оборонном комплексе.
       

Как формировался концерн ПВО


       Подготовительная работа по созданию концерна ПВО началась в конце 2000 года. Это было необходимо для концентрации финансовых и технологических ресурсов предприятий, работающих в сфере разработки и производства систем противовоздушной и противоракетной обороны. К тому времени в этой сфере было три основных игрока: концерн "Антей" (формально он был создан постановлением правительства еще в 1994 году и объединял разработчиков и производителей комплексов ПВО дальнего действия С-300В и ближнего действия "Тор", однако юридически формирование "Антея" так и не было завершено — одни предприятия вообще не были акционированы, акции других в уставный капитал концерна просто не передавались), НПО "Алмаз" (разработчик комплексов С-300П и С-400) и частная финансово-промышленная группа "Оборонительные системы" (ее учредили несколько предприятий--производителей комплексов С-300П). Общий объем экспортных контрактов, выполненных этими структурами за последние годы, оценивается примерно в $2,5 млрд.
       Тогдашний вице-премьер Илья Клебанов, курировавший оборонную промышленность, лоббировал объединение предприятий под началом "Оборонительных систем" — менеджмент ФПГ был даже готов передать государству контрольный пакет своих акций с условием сохранения за ним руководящей роли в концерне ПВО. Эту идею поддерживал и замсекретаря Совета безопасности, а с марта 2001 года замминистра обороны по вооружению генерал-полковник Алексей Московский.
       "Антей" и "Алмаз" эти планы категорически не устраивали, и, забыв о почти полувековой вражде друг с другом, они объединились в борьбе с "Оборонительными системами" и заявили о необходимости создания холдинга "Алмаз-Антей" без участия "Оборонительных систем". Причем гендиректор "Алмаза" Игорь Ашурбейли и генконструктор "Антея" Вениамин Ефремов в июне 2001 года провели совместную пресс-конференцию, на которой признались, что их поддерживает глава администрации президента Александр Волошин.
       В итоге президент Владимир Путин в августе 2001 года поручил заниматься формированием концерна ПВО заместителю руководителя своей администрации по кадровым вопросам генералу ФСБ Виктору Иванову, с которым Владимира Путина связывают многолетняя дружба и общее чекистское прошлое. Очевидно, что этот неожиданный выбор главы государства был обусловлен прежде всего тем, что господин Иванов до этого никак не был втянут в противостояние различных группировок вокруг концерна ПВО.
       В апреле 2002 года президент наконец подписал подготовленный Виктором Ивановым указ о создании концерна ПВО "Алмаз-Антей". В его состав было включено 46 предприятий — все основные разработчики и производители систем ПВО и ПРО. "Оборонительные системы" остались ни с чем: в концерн были включены даже те госпредприятия, которые были соучредителями ФПГ. Виктор Иванов стал председателем совета директором концерна, а гендиректором "Алмаза-Антея" был избран гендиректор концерна "Антей" Юрий Свирин. Впрочем, тогда уже было ясно, что бывший директор Марийского машиностроительного завода 65-летний Юрий Свирин в роли руководителя крупнейшего в стране оборонного объединения — фигура явно временная. Тем более что его заместителем по заказам и поставкам стал помощник Виктора Иванова Игорь Климов — создавалось впечатление, что господин Иванов просто дал своему ставленнику время, чтобы вникнуть в проблемы концерна изнутри и подготовиться к роли гендиректора.
       Дальнейшее развитие событий подтвердило эту версию. В феврале этого года Юрий Свирин подал в отставку "по состоянию здоровья", а и. о. гендиректора был назначен Игорь Климов.
       

Чем занимался Игорь Климов


       К маю 2003 года концерн ПВО был практически сформирован — в рекордные для российской оборонки сроки было проведено акционирование включенных в состав "Алмаза-Антея" госпредприятий и их контрольные пакеты были переданы в управление головной структуре. Проблемы остались лишь с двумя предприятиями: петербургским Обуховским заводом и московским НИИ радиоприборостроения. Еще до появления указа о создании концерна ПВО на них была начата процедура банкротства, что делало невозможным их акционирование. Поэтому руководство концерна активно занималось урегулированием долгов завода и НИИ.
       Однако нерешенным оставался главный вопрос — кто станет полноценным гендиректором концерна. 28 мая прошло заседание совета директоров концерна, на котором было принято решение о созыве 26 июня собрания акционеров. Поскольку все акции "Алмаза-Антея" принадлежат государству, кандидатуру гендиректора должен был представить премьер Михаил Касьянов по согласованию с главой администрации президента Александром Волошиным. В течение последних недель шло согласование кандидатур заинтересованными сторонами.
       Фаворитом считался Игорь Климов. Однако в разговоре с корреспондентом Ъ 27 мая он посетовал: "Еще недавно, когда шла рутинная организационная работа, никто поруководить особо не рвался. Зато теперь, когда вся черновая работа практически сделана, появилось множество желающих". Никаких имен господин Климов не назвал. Однако другие источники Ъ в концерне утверждали, что большое желание возглавить концерн ПВО проявляет, в частности, первый заместитель директора "Рособоронэкспорта" Сергей Чемезов. Впрочем, глава "Рособоронэкспорта" Андрей Бельянинов, комментируя эти сведения на недавней встрече с журналистами, уверенно заявил: "Никуда он не уйдет!"
       Примечательно также, что 26 мая в газете "Версия" была опубликована статья "Слад 'Антея'", в которой, в частности, сообщалось, что в кабинете гендиректора концерна был произведен обыск, а из "источников в Генпрокуратуре" газете стало известно, что "служебные и финансовые документы изымались целыми коробками". По предположению "Версии", это было связано с тем, что "в результате действий руководителей концерна 'Антей', правопреемником которого стал концерн ПВО 'Алмаз-Антей', были похищены десятки миллионов рублей, не дошедших ни до бюджета, ни до предприятий--участников контракта на поставку зенитных ракетных комплексов 'Тор-М1' в Грецию" (в 1998-2001 годах "Антей" поставил туда 31 ЗРК за $860 млн). Игорь Климов в материале был назван "коммерсантом средней руки", и, кроме того, автор утверждал, что "его весьма неумелые действия не позволяют справиться со сложившейся ситуацией".
       Господин Климов тогда категорически отверг предположение, что к публикации имеет отношение "Рособоронэкспорт": "У нас с ними есть определенные договоренности, которые соблюдаются. Это другие дела". Какие — Игорь Климов уточнить отказался. В то же время он не стал отрицать, что публикация может быть связана с борьбой за пост гендиректора.
       А в четверг утром он сообщил корреспонденту Ъ, что на состоявшемся накануне вечером совещании в Кремле он отказался занять пост гендиректора, заявив, что "так будет лучше для концерна". По информации Ъ, Виктор Иванов был крайне недоволен решением своего бывшего помощника, однако тот был непреклонен. Вечером 5 июня Игорь Климов в телефонном разговоре сказал корреспонденту Ъ: "Надо встретиться, переговорить. Я думаю... даже уверен, что в ближайшие два-три дня будет серьезный информационный повод, который наверняка вас заинтересует". Раскрывать подробности по телефону он не стал, однако можно предположить, что речь шла именно о назначении гендиректора концерна.
       

Чем заинтересуется следствие


       "Информационный повод" появился уже на следующий день — в пятницу утром Игорь Климов был убит возле подъезда своего дома. Следствие, скорее всего, будет рассматривать три основные версии, и все они связаны с профессиональной деятельностью покойного. Борьба за пост гендиректора — не исключено, что заказчики убийства просто не слышали или не поверили, что господин Климов отказался занять этот пост; формирование концерна ПВО — директора некоторых предприятий, особенно имеющих экспортные контракты, были не заинтересованы во включении их в состав концерна, поскольку они при этом теряли единоличную власть и контроль за финансовыми потоками (это, кстати, относится и к РАТЕП: глава Минпромнауки Илья Клебанов неоднократно ставил вопрос об исключении этого предприятия из состава концерна); участие и. о. гендиректора в решении проблем предприятий, находящихся в стадии банкротства — господин Климов сам говорил корреспонденту Ъ, что особенно трудно было разбираться с долгами Обуховского завода.
       Кроме того, следствие, возможно, заинтересуется ролью господина Климова в расследовании упомянутого "Версией" уголовного дела о пропаже нескольких миллионов долларов по греческому контракту: источники Ъ в концерне утверждают, что уже в течение нескольких месяцев не могут найти бывшего заместителя гендиректора "Антея" по внешнеэкономической деятельности Михаила Воробьева. При этом сам господин Климов высказывал заинтересованность в скорейшем расследовании этого уголовного дела и, вполне вероятно, мог иметь информацию о судьбе пропавших денег.
СЕРГЕЙ Ъ-ТОПОЛЬ, ИЛЬЯ Ъ-БУЛАВИНОВ, ИВАН Ъ-САФРОНОВ

Комментарии
Профиль пользователя