Коротко

Новости

Подробно

Фото: Кадр из видео МИА "Россия сегодня"

Круглый стол с наркополицейскими заподозрили в пропаганде наркотиков

Из видеозаписи встречи удалены все вопросы “Ъ” и ответы на них

от

Как обнаружил “Ъ”, на опубликованной 6 февраля МИА «Россия сегодня» видеозаписи круглого стола с участием сотрудников Главного управления МВД по контролю за оборотом наркотиков отсутствует фрагмент продолжительностью 23 минуты, содержащий все вопросы корреспондента “Ъ” участникам заседания вместе с ответами на них. В частности, отвечая на вопросы “Ъ”, сотрудники полиции заявляли, что «если подросток передаст наркотик, то сядет на 20 лет», а также, что «с подростками, с несформировавшимися личностями нельзя обсуждать законодательство». Другой представитель МВД пересказывал жалобы казахстанских коллег на то, что «Китай за счет синтетических наркотиков зачищает их территорию от населения, а потом туда идет массовое заселение китайцев». В пресс-службе агентства поясняли, что «фрагмент был временно вырезан», поскольку «некоторые тезисы, прозвучавшие в этом фрагменте, могут нарушать КоАП в части пропаганды наркотических средств». В агентстве добавили, что «после юридической экспертизы на сайт будет возвращена полная версия записи». “Ъ” публикует полный отчет о круглом столе.


«Реальная наркоситуация в стране остается стабильной»


Круглый стол открыл начальник управления межведомственного взаимодействия Главного управления по контролю за оборотом наркотиков МВД России Виталий Хмельницкий — он констатировал, что «в современном обществе незаконный оборот и немедицинское потребление наркотиков представляет серьезную проблему». Впрочем, он тут же порадовал собеседников сообщением, что в последние годы «благодаря принятым мерам» общее число наркопотребителей снизилось на 7,5%. По его словам, сейчас Минздрав официально зарегистрировал в стране 459,2 тыс. потребителей наркотиков. Позже он рассказал и про принятые меры: «В 2018 году МВД, рассмотрев поступившие из Роскомнадзора электронные запросы, приняло около 27 тыс. решений об ограничении доступа к интернет-ресурсам. Такие системные действия позволили сократить аудиторию пронаркотических сообществ в социальных сетях на несколько миллионов человек».

Говоря о теме круглого стола, господин Хмельницкий подчеркнул, что «СМИ несут колоссальную ответственность»: ведь они могут не только быть «основным ресурсом антинаркотической пропаганды», но и «многократно усугубить болезнь общества». «Главной задачей является формирование в глазах людей картины, отражающей реальное положение дел,— сказал представитель МВД. И пояснил, что имеется в виду: «Реальная наркоситуация в стране остается стабильной. Данные позволяют выразить осторожный оптимизм в том, что нами предпринимаются правильные шаги по повышению эффективности антинаркотической деятельности».

Следом выступила ведущий научный сотрудник отделения мониторинга наркологической ситуации Московского научно-практического центра наркологии Юлия Шевцова. Она рассказала, как пациенты признаются наркологам, что решили начать употреблять наркотики в том числе из-за «той информации, которую они черпают в интернете и СМИ». «Мы, конечно, прекрасно понимаем, что СМИ – это сообщество свободолюбивых людей, которые должны следовать демократическим принципам развития общества»,— сказала госпожа Шевцова.

Но проблема наркотиков — «особо важная», поэтому про них надо писать крайне осторожно: «избегать бросающихся в глаза анонсов и заголовков», «придания теме ореола таинственности, избранности», а также «заостренной, тенденциозной» подачи фактов.

Обычно журналист хочет сподвигнуть аудиторию на «дальнейшее самостоятельное изучение темы», сказала ведущий научный сотрудник, но в данном случае этого делать не надо. «Повышение интереса к действию наркотиков, к их разным видам, к истории их распространения, а также самостоятельный поиск дополнительной информации могут привести к первым пробам наркотиков и к стойкому вовлечению в систематическую наркотизацию, если наркотики доступны»,— сказала Юлия Шевцова.

По мнению госпожи Шевцовой, «если сотрудник СМИ стремится не только к продаже своего материала, но и к пользе для общества», то он будет писать о наркотиках «правильно», то есть «с предсказуемым социально позитивным эффектом». Она порекомендовала журналистам «ненавязчиво, но последовательно воспитывать ценности и ориентиры, транслировать социально востребованные образцы поведения и реалистичные представления о жизни».

И даже привела возможный пример такого материала: «С одной стороны, человек, придерживающийся здорового и развивающего образа жизни, а с другой — наркоман и преступник».



Госпожа Шевцова предупредила, что «нарколиберальные взгляды» автора могут «ощутимо сквозить» в его материале. «Определенную опасность представляет также стремление порассуждать на пограничные темы вроде деления наркотиков на легкие и тяжелые, про зарубежный опыт легального применения наркотиков,— сказала она.— Еще одна тема для рассуждательства — это декриминализация противоправных действий, связанных с наркотиками. И если дискуссии по другим социально значимым темам в прессе вполне уместны, то позицию в отношении наркотиков как предмета, опасного для здоровья и благополучия населения, определяет все-таки в первую очередь государство».

«Легализация ведет к возникновению намного худших проблем»


Руководитель интернет-проекта «Нет наркотикам» Алексей Колгашкин перечислил несколько принципов, которые должен помнить журналист, собирающийся написать статью о наркотиках. Он честно признал, что автор этих рекомендаций ему неизвестен, но предположил, что они были сформулированы в ООН. В частности, документ рекомендовал помнить, что «не существует сильных или слабых наркотиков», и отказаться от «восхваления наркотиков в песнях, кинофильмах и других произведениях». «Ну, здесь у нас все в порядке,— заметил господин Колгашкин.— Роскомнадзор достаточно уверенно стоит на страже». В последнем пункте «рекомендаций ООН» говорилось, что «не следует выступать за легализацию немедицинского употребления наркотиков». «Это очевидный пункт,— сказал общественник.— Мы все являемся свидетелями того, что легализация даже медицинского употребления, как это сейчас получилось в США, скорее ведет к возникновению намного худших проблем, чем решает стоящие перед медициной вопросы». Но перечислять эти «возникшие проблемы» он не стал.

Снижение количества потребителей наркотиков, о котором говорил представитель МВД, господин Колгашкин связал с «усилиями, которые предпринимает власть по внедрению идей здорового образа жизни». «После того как в Германии была проведена достаточно эффективная кампания против курения, через два года было отмечено значительное сокращение потребления марихуаны. Просто потому что курить стало не модно,— привел пример общественник, не уточнив источник этой информации.— Так что то, чем мы занимаемся, нужно и полезно. И давайте продолжим этим заниматься».

Из зала вопрос задал журналист газеты «2020» Андрей Козельский — он рассказал, что его внучку «недавно засекли с наркотиком». «Дознаватель сначала попугал, а в конце сказал, что ей все равно ничего не будет»,— возмутился господин Козельский, а потом посетовал, что «за снюс какой-то» нет уголовной ответственности (снюс — вид сосательного табака; запрещен к продаже в ЕС (кроме Швеции) и в России.— “Ъ”).

Ему ответил еще один представитель Главного управления по контролю за оборотом наркотиков МВД Вячеслав Бутрин: «Наверное, это задача в том числе и СМИ. Доносить, что какая-то шалость может просто зачеркнуть твою жизнь. Мало кто себе отдает отчет, что, поиграв в какую-то игру с передачей чего-то кому-то, ты можешь попасть на 15 лет и тем самым полностью погубить себе жизнь. А уж что подросток этого не понимает — это однозначно».

«Людям, незнакомым с темой, в дискуссии наркологов вряд ли стоило бы вовлекаться»


Корреспондент “Ъ” уточнил у Юлии Шевцовой, что она имела в виду, говоря, что в теме наркотиков «позицию определяет государство», и не одобряя «рассуждательства о декриминализации». Журналист предположил, что подобные пожелания могут быть прикрытием для цензуры. Госпожа Шевцова ответила, что она лишь высказывала пожелание к журналистам внимательно изучить медицинские данные о наркозависимости, а затем ознакомиться с российским законодательством и узнать, «что разрешается и не разрешается в той стране, гражданином которой они являются».

«Под рассуждательством я имела в виду малопонятные в целевом своем посыле рассуждения на тему, что есть польза, а что польза не есть. Наркотики — это предмет, который представляет не только биологическую и личную опасность, но в том числе и социальную опасность для населения страны. И Китай в позапрошлом веке, и наша страна под социальные опасности распространения наркотиков вполне подпадала,— сказала научный сотрудник.— И я считаю, что ориентироваться на то, что стоит и не стоит делать в этой теме, нужно исходя из тех норм, которые дает государство. И из той внутренней нашей позиции, которую транслирует журналист».

Корреспондент “Ъ” уточнил, допускает ли госпожа Шевцова, что государственная позиция может быть ошибочной. Он привел в пример заместительную терапию (вид лечения опиоидной зависимости с использованием метадона.— “Ъ”), которая применяется в большинстве стран мира, но запрещена в России.

«В российской наркологии многие выступают за заместительную терапию, многие против. Что здесь, по-вашему, должен делать журналист?» — спросил корреспондент “Ъ”.



«Наркологи дискутируют профессионально. Они знают предмет, последствия тех или иных видов лечения,— ответила Юлия Шевцова.— И на мой взгляд, людям, незнакомым с темой, в дискуссии наркологов вряд ли стоило бы вовлекаться».

В дискуссию о заместительной терапии вступил заместитель начальника Главного управления по контролю за оборотом наркотиков МВД генерал-майор Кирилл Смуров. Для начала он процитировал президента Московского научно-практического центра наркологии Евгения Брюна: «Заместительная терапия — это то же самое, что лечить алкоголизм водкой». По его словам, «коллеги из стран ЕАЭС признали, что отслеживают человека на заместительной терапии максимум два года, потом про него забывают». После этого он рассказал участникам круглого стола о другой проблеме: «Наши казахстанские коллеги четко совершенно говорят, что Китай за счет синтетических наркотиков зачищает их территорию от населения. Люди теряют, извините, возможность воспроизводиться, очень быстро. И туда идет уже массовое заселение китайцев».

Далее генерал-майор неодобрительно отозвался о немецкой программе снижения вреда, где наркозависимым в специальных пунктах выдают чистые шприцы.

«Это по сути легализация инъекционного потребления наркотиков. Я им задал вопрос — вот вы защищаете права наркозависимых людей, а кто защищает права законопослушных людей? — рассказал господин Смуров.— Вот наркобольной, только что сделавший инъекцию, выходит из этого пункта, садится за руль и едет в состоянии эйфории. Мне только словаки сказали, что у них есть ответственность за управление транспортом в состоянии наркотического опьянения. Все остальные промолчали».

Корреспондент “Ъ” попросил Вячеслава Бутрина из Главного управления по контролю за оборотом наркотиков МВД прояснить его слова о «15 годах за шалость».

«Может ли СМИ поставить вопрос перед обществом, что опаснее — сам наркотик или законодательство, при котором «шалость» может привести к 15 годам тюрьмы? — спросил журналист.— Что быстрее сломает жизнь этому ребенку?»



«Я скажу свое личное мнение и думаю, что оно правильное,— ответил сотрудник МВД.— Человек априори обязан соблюдать те законы, которые государство имеет. Я вам приведу один пример — лет пять-семь назад была волна негодования во Франции по поводу хиджабов в школах. Все ходили, демонстрировали, но как только закон был принят — все его стали исполнять».

«Когда мы говорим, что можно писать, что нельзя, давайте откроем закон, указ президента, где говорится, что заместительная терапия в стране не применяется,— подчеркнул Вячеслав Бутрин.— У нас закон такой. И не надо рассуждать! Его надо выполнять! А дискутировать — мы можем открыть клубы дискуссионные».

Он посоветовал журналистам «написать сперва, что если подросток это дело передаст, то сядет на 20 лет». «А потом мы можем в более взрослой аудитории обсудить, правильное ли у нас законодательство. Вы же не собираетесь с подростками обсуждать правильность или неправильность законодательства? С несформированными личностями? Это надо делать в определенные моменты,— сказал сотрудник полиции.— А с вами мы готовы ее обсуждать сколько угодно».

«В молодых умах нигилизм»


Председатель всероссийского общественного движения «Стопнаркотик» Сергей Полозов признал, что работа по профилактике «очень сложная и тонкая», и в ней действительно должны быть дискуссии и «разные подходы». Но «информация должна быть в рамках закона», уверен общественник, а главное — максимально подробной. По его мнению, простого журналистского материала о легализации наркотиков недостаточно — для объективного освещения подобной темы нужно снимать «трех-четырех-пятичасовую передачу, где мы дотошно расскажем зрителю, какие социальные последствия могут быть в стране, какие экономические, какие демографические».

«В США в 2014 году разрешили свободное потребление, даже не производство, марихуаны — и не прошло и полутора лет, как моментально смертность от опиоидов возросла в десятки раз»,— заметил генерал-майор Смуров. Он добавил, что «Госдеп в своем докладе за 2017 год» обвинил Китай, Индию и Мексику в целенаправленной поставке наркотиков, «чтобы истребить население Америки». «Я утрирую немного фразу, но вот они, последствия легализации,— сказал представитель МВД.— Когда вы будете писать об этом, посмотрите статистику смертности от наркотиков в Чехии, где тоже легализована марихуана».

В конце своей речи Кирилл Смуров призвал СМИ к «взвешенному подходу»: «Эта тема, которая грозит, извините, вымиранием населения Российской Федерации, должна освещаться очень и очень объективно».

Господин Смуров посоветовал журналистам прочитать «Отцы и дети», чтобы убедиться: «В молодых умах — нигилизм, внутреннее желание протеста. Любая неосторожная фраза, брошенная на эту почву, вызывает соответствующую реакцию. Вот о чем мы говорим».

Сотрудник управления организации оперативно-профилактической работы Главного управления по контролю за оборотом наркотиков МВД Андрей Попков рассказал, что читал статьи “Ъ” о проблемах фонда им. Андрея Рылькова (НКО, занимающееся социальной работой с наркозависимыми. Фонд признан так называемым иностранным агентом, в 2018 году оштрафован на 800 тыс. руб. за «пропаганду наркотиков» из-за статьи для наркопотребителей о том, как снизить риск передозировки.— “Ъ”). Он назвал фонд «нужной общественной организацией, которая пытается бороться с наркозависимостью», но заявил, что она была оштрафована правильно. «Можно и благими намерениями навредить,— сказал господин Попков.— Когда это нормально считается говорить людям: "А вы потребляйте вот так, а вы смотрите не заболейте". Вы чего хотите добиться? Чтобы была культура потребления наркотиков? У нас в стране не так, и, надеюсь, никогда не будет».

Представитель МВД заверил журналистов, что ведомство не хочет «хватать за горло» СМИ, но попросил их быть ответственнее. «Когда вы стремитесь подать материал, вы хотя бы подумайте в первую очередь не об индексе цитируемости, а просто, что вы своим материалом можете кому-то сломать жизнь,— сказал Андрей Попков.— Можете кинуть зерно на благодатную почву в виде молодежи, и какой-то один из тысячи или миллиона человек, который ознакомится с вашим материалом, начнет интересоваться наркотиками, попробует, а потом выйдет в окно».

После этого сотрудник «России сегодня» заявил, что «представителю нигилизма» больше не даст микрофон.

На следующий день видеозапись круглого стола была опубликована на сайте агентства, но 23 минуты с вопросами “Ъ” и ответами на них отсутствовали.

«Фрагмент, о котором вы говорите, был временно вырезан в связи с тем, что некоторые тезисы в этом фрагменте, по предварительным оценкам, могут нарушать КоАП РФ в части пропаганды наркотических средств,— заявили “Ъ” в пресс-службе МИА "Россия сегодня".— Данная запись была отправлена на юридическую экспертизу. В случае если никаких противоречий действующему законодательству выявлено не будет, на сайт будет возвращена полная версия записи».

Выполняя просьбу генерал-майора Кирилла Смурова, при подготовке материала “Ъ” ознакомился со «статистикой смерти от наркотиков в Чехии, где также легализована марихуана».

Прежде всего необходимо пояснить, что каннабис, как и другие наркотики, в Чехии не легализованы, а всего лишь декриминализированы. Это означает, что жители страны без угрозы уголовного преследования могут иметь при себе «для личного употребления» определенное небольшое количество наркотиков (для каждого типа закон устанавливает свой максимальный вес). По данным Института медицинской информации и статистики Чехии, в 2017 году от передозировки наркотиками умерли 92 человека (в 2016 году было 94 таких случая, в 2015-м — 104). Там же утверждается, что в 2017 году 27 человек «покончили с собой, находясь под воздействием наркотиков». Население Чешской Республики составляет примерно 10,5 млн человек.

“Ъ” не может не сообщить читателям, что в странах ЕС, как и в России, запрещено управление автомобилем в состоянии наркотического опьянения.

В Германии, которую в этом контексте упомянул Кирилл Смуров, существует многоступенчатая система наказаний за подобное правонарушение.

  • Водитель будет оштрафован на крупную сумму и лишен прав на месяц, при повторных нарушениях придется заплатить больше и ходить пешком дольше.
  • Если водитель в подобном состоянии стал виновником ДТП или просто создал угрозу движению, то он может быть наказан годом лишения свободы и лишен прав. Чтобы их вернуть, придется заново учиться и сдавать на права.

Напомним также, что российские подростки практически каждую неделю обсуждают законодательство РФ в рамках школьного курса «Обществознание». Эта дисциплина традиционно является самым популярным предметом из списка «ЕГЭ по выбору».

Александр Черных


Комментарии
Профиль пользователя