Коротко

Новости

Подробно

Фото: Reuters

Дональд Трамп и Ким Чен Ын попробуют еще раз

Второй саммит США—КНДР вряд ли приблизит денуклеаризацию Пхеньяна

от

Второй саммит между президентом США Дональдом Трампом и лидером КНДР Ким Чен Ыном состоится 27–28 февраля, о чем сам глава Белого дома объявил вчера в своем ежегодном выступлении о положении страны. Как ранее писал “Ъ”, встреча пройдет в Дананге, столице Центрального Вьетнама, где в 2017 году проводился саммит АТЭС. Ключевой вопрос — удастся ли США хотя бы немного подвинуть Пхеньян к реальной денуклеаризации. Обстоятельства указывают на то, что это маловероятно: Китай в середине прошлого года снял торговую блокаду с КНДР, и Пхеньян не испытывает настолько острой нужды в снятии западных санкций, чтобы отказаться от ядерного оружия.


Пример для КНДР


Готовя общественное мнение к позитивному восприятию приближающегося саммита, Дональд Трамп перечислил успехи своей предыдущей встречи с Ким Чен Ыном. «Наши заложники вернулись домой, испытания ядерного оружия прекратились и уже 15 месяцев нет ракетных запусков,— заявил он.— Если бы я не был избран президентом США, то, на мой взгляд, сейчас у нас была бы большая война с КНДР». Глава демократов в верхней палате Конгресса США Чак Шумер назвал это заявление «полнейшим абсурдом» и раскритиковал Дональда Трампа за то, что тот «поощряет диктатора».

Выбор Вьетнама в качестве места проведения саммита может быть связан с желанием Вашингтона показать лидеру КНДР путь к успешной экономической модернизации и дружественным отношениям с США. В июле прошлого года в страну залетал госсекретарь Майкл Помпео, до того проведший два дня на переговорах в КНДР. «Лидеры Вьетнама поняли, что страну можно реформировать, ее можно открыть миру без того, чтобы подвергать риску ее суверенитет,— говорил он тогда.— У меня есть послание для председателя Ким Чен Ына: ваша страна может повторить этот путь, если вы воспользуетесь моментом».

Выбор Вьетнама в качестве места для проведения саммита символичен, согласен эксперт Центра стратегических разработок Антон Цветов. «Это страна, которая хоть и управляется Коммунистической партией, имеет не только отличные отношения с США, но и бурно растущую рыночную экономику,— сообщил эксперт “Ъ”.

— Вряд ли Вьетнам выбран для того, чтобы показать Киму “социализм здорового человека”. Просто это нейтральная территория, при этом более близкая во всех смыслах Китаю и КНДР.



К тому же Трамп уже бывал в Дананге на саммите АТЭС в 2017 году, где в том числе представлял тогда совсем новую стратегию “свободного и открытого Индо-Тихоокеанского региона”».

Дональд Трамп не уточнял, в каком именно городе будет проводиться саммит, но по информации дипломатических источников “Ъ”, это будет Дананг. Пятый по величине город Вьетнама, расположенный ровно в центре страны, известен как место проведения в 2017 году саммита АТЭС. По всей видимости, именно опыт проведения международных мероприятий высокого уровня и наличие большого числа построенных к саммиту отелей заставили Вашингтон сделать выбор в его пользу.

Господин Цветов также полагает, что, выбрав Дананг площадкой проведения мероприятия, Дональд Трамп сделал руководству Вьетнама «приятный подарок». «В Ханое ценят такого рода “повышающие профиль” мероприятия,— полагает эксперт.— Саммит покажет важность Вьетнама для американской стратегии в Азии. США уже несколько лет активно вовлекают Вьетнам в свою систему партнерств, чья конечная цель — выстроить защиту от чрезмерного роста влияния Китая».

Напомним, что и Вьетнам, и КНДР многое объединяет. Обе страны — государства, разделенные вскоре после Второй мировой войны, в становлении которых большую роль сыграла оказанная когда-то главой КНР в 1949–1976 году Мао Цзэдуном военная помощь (в ходе Вьетнамской и Корейской войн соответственно). Тем не менее отношения обеих стран с Китаем в последние десятилетия неоднозначны: КНДР с 2012 по 2018 год дистанцировалась от Китая, опасаясь впасть от него в чрезмерную зависимость, а с Ханоем у Пекина идет давний территориальный спор за острова Южно-Китайского моря. Основных отличия два: во-первых, в отличие от Кореи, Вьетнаму все же удалось использовать советскую и китайскую военную помощь и объединить страну. Во-вторых, в 1989 году Вьетнам, в отличие от КНДР, все же начал экономические реформы по китайскому образцу, что позволило ему в последние 25 лет поддерживать стабильные 6–7% темпы роста экономики.

С ожидаемым отсутствием результатов


Главный вопрос — в том, удастся ли сторонам достичь чего-то в ходе встречи. С момента проведения 12 июня прошлого года первого американо-корейского саммита в Сингапуре ситуация с денуклеаризацией КНДР изменилась незначительно. Несмотря на бесчисленные открытые и тайные визиты в Пхеньян представителей американского разведсообщества и лично госсекретаря США Майкла Помпео, ничего, кроме обещаний, у американской стороны по-прежнему нет. Никто по-прежнему не знает количества и типа находящихся в распоряжении Пхеньяна боеголовок, не был закрыт ни один ядерный объект (помимо уже не действовавшего полигона Пхунге-Ри), инспекторы Международного агентства по атомной энергии все так же не имеют доступа в страну.

На слушаниях в Конгрессе в конце января директор Национальной разведки США Дэн Коутс заявил, что хотя Ким Чен Ын и «продолжает демонстрировать открытость к денуклеаризации», но до полного разоружения еще очень далеко.

«По нашим нынешним оценкам, КНДР попытается сохранить свои запасы оружия массового поражения и не собирается их отдавать»,— подытожил глава разведки.



Профессор сеульского Университета Кунмин Андрей Ланьков полагает, что в целом среди экспертов и американских дипломатов есть два мнения о том, как может обернуться предстоящий саммит. «Первый — стороны достигнут небольшого, но реального прогресса,— рассказывает он “Ъ”.— К примеру, закроют как-то небольшой ядерный объект или допустят американских инспекторов на завод в Йонбёне. Второй вариант — полное повторение ситуации с Сингапурской декларацией: выпуск по итогам встречи абсолютно пустого документа, в котором содержатся обещания денуклеаризации, но ничего конкретного».

Сам эксперт склоняется ко второму сценарию. «Ким Чен Ын не собирается разоружаться, его задача — дотянуть до окончания срока Дональда Трампа на посту президента США,— полагает господин Ланьков.— Нынешний президент США слишком непредсказуем и при определенных условиях был бы готов начать с КНДР войну, не считаясь с потерями среди южных корейцев и японцев, которые первыми попадут под ответный удар Пхеньяна». Тот факт, что в прошлый раз Дональда Трампа удалось удовлетворить подписанием необязывающего документа, который тот потом демонстрировал дома как свидетельство успеха, дает Ким Чен Ыну надежду сохранить ядерные боеголовки и в этот раз.

Ключевым обстоятельством, которое делает маловероятным согласие Ким Чен Ына на проведение переговоров по существу, является открытие каналов контрабанды из Китая прошлой осенью.

КНДР находилась в абсолютной торговой блокаде около года, с сентябрьской резолюции ООН 2017 года, которую до середины-конца лета соблюдал и Китай. В начале осени из города Даньдун на северокорейской границе стала поступать информация о резко активизировавшейся легальной и нелегальной торговле между КНДР и Китаем.

Предположительно, причиной открытия канала стали резко усилившиеся противоречия между Китаем и США в ходе торговой войны, а также улучшающиеся отношения между Пекином и Пхеньяном. В частности, как выяснили специалисты исследовательского портала о КНДР 38North, цены на бензин в Северной Корее поднимались и опускались точно в соответствии с динамикой встреч Ким Чен Ына с председателем КНР Си Цзиньпином. В этих условиях ослабления американских санкций не является для Пхеньяна вопросом жизни и смерти.

Михаил Коростиков


Комментарии
Профиль пользователя