Подробно

«Наша история началась не с косметики, а с Института красоты»

У французской компании Clarins юбилей

от

В Москву приехал генеральный директор Clarins Group Оливье Куртен-Кларанс и рассказал «Коммерсантъ Стиль» о своей роли в компании и о том, с каким багажом он встречает свое 65-летие.


— Что вы можете назвать отправной точкой, началом основания компании?

Оливье Куртен-Кларанс

Оливье Куртен-Кларанс

— Я считаю, что основой нашей компании было желание услышать женщин, понять их и дать им то, что они хотят. Для меня это то, с чего началась компания Clarins Group, и то, для чего она существует. Мой отец хотел быть врачом. Он учился на врача и во время обучения проходил практику в госпитале. Он много общался с пациентками, много наблюдал и обратил внимание на то, что в то время основное внимание уделялось только тому, чтобы вылечить женщину от болезни, но никто не заботился об эстетической стороне вопроса. То есть у женщин часто оставались некрасивые шрамы, какие-то видимые последствия операции, которые женщин вгоняли в депрессию. Получалось, что женщину вылечили, но ее потребность быть красивой и нравиться никак не была удовлетворена.

— Какие это годы были, тогда вообще думали об этом?

— Вот именно, что никто не думал. И Жак Куртен решил, что, значит, это будет его миссия — помогать женщинам быть красивыми и сохранять свою соблазнительность, привлекательность. И именно поэтому изначально история компании началась не со средств, а с Института красоты, где делали массаж, процедуры, а уже потом появились косметические средства.

— Мы сейчас говорим про конец 1940-х — начало 1950-х, правильно?

— Да, это 1950-е годы.

— Тогда уже существовали косметические марки, например Helena Rubinstein. Как вы думаете, были ли они тогда конкурентами?

— Ну, нельзя сказать, что они были конкурентами, потому что тогда еще не существовало марки Clarins Group как таковой. Мы только делали процедуры, а средства начали продаваться только в 1966 году.

— А какова лично ваша роль изначально была в компании и изменилась ли она со временем?

— Я пришел в компанию в 1990 году и первые пять лет работал на полставки: совмещал свою работу в госпитале (по образованию я хирург-ортопед) и работу в Clarins Group. Изначально я занимался созданием сети научно-исследовательских институтов. То есть я налаживал сотрудничество с учеными во всем мире, с тем чтобы создать для Clarins Group научную базу по исследованию кожи и растений.

— Понятно. То есть вы не росли с сознанием того, что вот «я буду как папа, буду работать в компании»?

— Нет. Я хотел быть врачом. И сначала очень сомневался. Я хотел сам понять, нравится мне это, не нравится мне это, хочу этим заниматься или хочу все-таки оставаться в медицине. И поначалу я тратил где-то час, два, три, четыре, пять, может быть, в неделю. Но с течением времени это, конечно, стало занимать все больше и больше моего времени, и в конце концов я понял, что нужно сделать выбор. Сейчас я генеральный директор и занимаюсь всеми возможными вопросами компании: финансы, маркетинг, международное развитие и так далее.

— Марка Clarins Group славна необычными ингредиентами. Всегда выбирается какая-то необычная трава или растение, и на этом строится стратегия продвижения и продажи продукта. Кто придумывает эти растения, как вы их выбираете?

— Первичен на самом деле не ингредиент, а научное открытие, касающееся кожи, то есть отправной точкой является потребность кожи. Например, мы постоянно проводим научные исследования в наших лабораториях, в лабораториях наших партнеров по физиологии кожи, функционированию разных клеток: фибробластов, адипоцитов, кератиноцитов и так далее. И как только совершается какое-то научное открытие, как только мы узнаем что-то новое, мы под эту потребность подбираем ингредиент, мы изучаем разные растения, смотрим, какое из них оказывает наиболее эффективное воздействие на данные клетки.

— Чтобы узнать о том, что это растение может работать, нужно знать, что оно существует, не правда ли?

— У нас есть целая команда этноботаников: они постоянно путешествуют и изучают традиционное использование растений в разных странах. И если они видят, что какое-то растение оказывает действительно исключительное действие, его заносят в потенциальные ингредиенты и затем уже в лабораториях тестируют, как оно влияет на разные клетки кожи. Мы тестируем порядка 300 растений сразу и уже из них выбираем наиболее эффективные.

— Исходя из того, что сейчас производит Clarins Group, мне кажется, вы покрыли все потребности для всех видов кожи. Что дальше?

— Наша кожа — это такой удивительный орган! Она полна секретов, и мы не устаем ее изучать. Это такой бездонный источник знаний: постоянно открывается что-то новое о функционировании клеток. Например, не так давно мы обнаружили, что пигментация появляется не только под влиянием меланина, но и в результате ухудшения работы фибробластов, и это было неочевидно совершенно. Тогда мы начали искать ингредиенты, которые смогут воздействовать на фибробласты, стимулировать их функционирование и таким образом предотвратить появление пигментации. Мы еще столько всего не знаем о нашей коже. Например, мы до сих пор не знаем, почему с возрастом замедляются процессы: мы знаем, что клетки хуже функционируют, но почему это происходит, нам до сих пор неизвестно. Нам еще очень много предстоит узнать, много всего предстоит открыть для того, чтобы помочь женщинам как можно дольше сохранять молодость кожи.

Беседовала Ирина Кириенко


Комментарии

Наглядно

Приложения

Партнерский материал

Профиль пользователя