Коротко

Новости

Подробно

Фото: Денис Вышинский / Коммерсантъ   |  купить фото

Прятать и стирать лучше дома

Дмитрий Бутрин — о том, что могут означать полуофициальные оценки ЦБ «транзита» и «обнала» в 2018 году

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 7

Некоторые цифры в российской статистике обнародуются лишь один раз в год, вряд ли могут быть верифицированы напрямую, немного значат вне контекста и потому чаще используются в спекулятивных трактовках. Тем не менее они важны как единственная оценка явления, которое само по себе комментируется неохотно. Классический пример — данные ЦБ об объемах подозрительных операций банковского сектора, они традиционно обнародуются на встречах с руководством ЦБ Ассоциации российских банков в подмосковном пансионате «Бор».

31 января 2019 года очередные данные этой группы обнародовал зампред ЦБ Дмитрий Скобелкин: объем подозрительных операций банковского сектора, неофициально именуемый «транзитом», составил в 2018 году 1,3 трлн руб., предположительно, незаконного вывода за рубеж банками средств клиентов — 63 млрд руб., объем, также предположительно, незаконного обналичивания — 188 млрд руб. В динамике «обнал» за год сократился на 45%, валовой «транзит» — примерно на столько же, незаконный вывод за рубеж — на 20%. Речь идет в основном не об ошибках счета, а о практически чисто криминальных операциях на суммы, которые ЦБ и части правоохранителей (неизвестной части — в не очень многочисленных делах, связанных с этими материями, весьма часто фигурирует силовая «крыша») удается снизить до единиц миллиардов долларов в год.

Цифры не с чем корректно сопоставить. Например, в случае с незаконным выводом средств за рубеж менее $1 млрд, перекочевавшие за пределы РФ, видимо, минимум на порядок меньше объема «настоящих криминальных» денег, включая коррупционные доходы, и серых трансграничных операций формального и неформального секторов. Из приведенных цифр следует, что ЦБ довольно успешно вытесняет и серые, и черные деньги из банковской системы, процессу способствует и сокращение тени в ВВП РФ в 2018 году — она, напомним, даже в самых оптимистических оценках не может быть сейчас менее 15% (то есть около 15 трлн руб.). Дмитрий Скобелкин косвенно подтвердил это, сообщив, что в выводе и обналичке замечены «буквально три банка», действующих «с переменным успехом», одним из них, очевидно, был обанкротившийся в январе 2019 года нижегородский Радиотехбанк, в акционерах которого с 2018 года — юрлица-банкроты из Татарстана.

Куда вытесняет? Очевидно, значительная часть коррупционных и криминальных деятелей все чаще предпочитают фиксировать финансовые результаты в банковской системе РФ. Но не только: ЦБ сообщил и об обнаружении новой схемы оплаты серого импорта в РФ с использованием стран—партнеров по ЕАЭС. В ней участвуют автопроизводители, ритейлеры, туристические и табачные компании, причем схема предполагает премию за конвертацию безналичных денег в наличные. Мощность схемы ЦБ оценивает в «сотни миллиардов» в год. Рублей, конечно.

Комментарии
Профиль пользователя