Коротко

Новости

Подробно

Фото: Национальная ассоциация участников микрофинансового рынка

МФО потеряла гендиректора

Топ-менеджер организации пропал вместе с деньгами вкладчиков

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 8

Инвесторы еще одной микрокредитной компании (МКК) столкнулись со сложностями возврата вложенных средств. Гендиректор МКК «Брио Финанс» Владислав Мишин — экс-менеджер Финпромбанка и совладелец проекта Bear Hostels — собрал деньги не только инвесторов-юрлиц, но и частных вкладчиков, которые привлекал в виде займов как физлицо под личное поручительство, и исчез вместе с 1 млрд руб. Эксперты отмечают, что вернуть денежные средства инвесторам будет крайне сложно.


О прекращении выплат инвесторам со стороны МКК «Брио Финанс» рассказали “Ъ” ее кредиторы. Перед Новым годом им не вернули займы, срок которых истек. Не изменилась ситуация и в начале 2019 года. «При этом после новогодних праздников выяснилось, что пропал гендиректор компании,— рассказал “Ъ” один из инвесторов.— С ним никто не может связаться».

По данным «СПАРК-Интерфакса», МКК «Брио Финанс» владеют Владислав Мишин (10%), Борис Король (10%), остальные 80% принадлежат компании «Брио Инвест», гендиректором и бенефициаром которой также является господин Мишин. Сам он не то чтобы неизвестная фигура. Выпускник философского факультета МГУ успел поработать топ-менеджером АКБ «Держава» и Финпромбанка (лицензия отозвана в 2016 году), входил в правление «Опоры России», отраслевые СМИ брали у него интервью про историю успеха и эффективные бизнес-модели. Он вместе с братом Даниилом Мишиным выступает совладельцем и руководителем ООО «Беар Хостелс 11», управлявшего хостелами в Москве (подтвердить существование проекта сейчас не удалось), а также ООО «МЕГА хостел» и ООО «Хостел».

С 29 марта 2017 года все МФО делятся на микрокредитные (МКК) и микрофинансовые (МФК). МКК не имеют права привлекать средства физлиц не из числа акционеров. «Брио Финанс» относится именно к этой категории. Однако, по словам одного из источников “Ъ”, Владислав Мишин как физлицо привлекал деньги у частных инвесторов по договорам займа (“Ъ” ознакомился с ними) и вкладывал их в бизнес. «Он активно занимал деньги у физлиц последние полтора года,— поясняет собеседник “Ъ”.— Обычно займы оформлялись на год под ставку 17–22% годовых». По оценкам инвесторов, всего физлица предоставили господину Мишину займов на сумму около 400 млн руб., еще 600 млн руб. МКК привлекла от юрлиц. «Теперь никто из кредиторов не может вернуть деньги, компания не ведет деятельность, Владислав Мишин на звонки и сообщения не отвечает,— говорит собеседник “Ъ”.— Никто не может понять, что стало причиной его исчезновения, поскольку дела у компании шли хорошо, она получала прибыль».

“Ъ” не удалось дозвониться ни по одному из телефонов компании. Один из собеседников “Ъ”, знакомый с ситуацией, рассказал, что все сотрудники МКК написали заявления об увольнении и не выходят на работу с 21 января, бизнес-центр, в котором «Брио Финанс» снимала офис, находится в стадии расторжения договора аренды с компанией.

В СРО «МиР», членом которой являлась данная МКК (а Владислав Мишин входил в совет организации), сообщили, что в январе получили обращение от представителя инвесторов «Брио Финанс». СРО провела проверку. «24 января состоялся внеплановый выезд в головной офис МКК сотрудников контрольного комитета, которые зафиксировали отсутствие работников компании по указанному адресу, а также другие признаки приостановки ее деятельности,— пояснил “Ъ” председатель совета СРО "МиР" Эльман Мехтиев.— 30 января компания была исключена из членов СРО в связи с выявленными нарушениями внутренних стандартов СРО». В СРО также сообщили, что решением совета СРО господин Мишин был исключен из совета 24 января. В ЦБ не ответили на запрос “Ъ”.

Юристы полагают, что вернуть денежные средства в полном объеме инвесторам не удастся. «Кредиторы вправе обратиться в суд за взысканием денежных средств и с заявлением о банкротстве»,— говорит советник юридической компании «Сотби» Владислав Монахов. Но, по его словам, основная масса судебных процессов по банкротству физлиц не приводит к существенному удовлетворению требований кредиторов, так как на момент банкротства ответчик уже не имеет активов, достаточных для удовлетворения требований. Кроме того, неизвестно, располагает ли Владислав Мишин какими-либо реальными активами и где он находится. В такой ситуации, отмечает эксперт, могут быть использованы обращения в прокуратуру и полицию, однако «их эффективность неочевидна».

Светлана Самусева


Комментарии
Профиль пользователя