Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ   |  купить фото

Россия и Казахстан обсудили земное и небесное

Страны готовы укреплять сотрудничество в диапазоне от Сирии до Байконура

от

В понедельник с первым для себя визитом в новой должности Москву посетил глава МИД Казахстана Бейбут Атамкулов. Он получил назначение месяц назад. На встрече со своим российским коллегой Сергеем Лавровым господин Атамкулов старался показать, что на партнерство Москвы и Астаны кадровые перестановки не влияют. Однако из заявлений МИДов двух стран, сделанных после переговоров, видно, что приоритеты на данный момент у них все же разные. Москва рассматривает Астану как важного союзника в решении геополитических вопросов, таких как сирийское урегулирование. А вот Астане важнее вопросы внешнеэкономического сотрудничества, которые принесут стране прибыль.


В Казахстане уже второй раз за последние три года приступает к работе новый министр иностранных дел. Перед новым 2017 годом Ерлана Идрисова сменил на посту Кайрат Абдрахманов, а 26 декабря 2018 года на эту должность был назначен Бейбут Атамкулов. В понедельник состоялся его первый двусторонний визит — в Москву. До этого в качестве главы МИДа господин Атамкулов успел побывать лишь в Самарканде — он участвовал в заседании диалоговой площадки «Индия—Центральная Азия».

Встречая нового коллегу, Сергей Лавров дал понять, что неожиданностей в российско-казахстанских отношениях ждать не стоит. «Этот человек (Бейбут Атамкулов.— “Ъ”) хорошо известен,— сказал господин Лавров.— Он тесно сотрудничал со своими российскими коллегами на всех предыдущих постах, которые ему доверяло руководство Казахстана». Господин Атамкулов действительно занимался сферой, самым тесным образом завязанной на Москву,— возглавлял Министерство оборонной и аэрокосмической промышленности. Поэтому один из вопросов, который обсудили российский и казахстанский министры, касался космодрома «Байконур» — яркого, по словам Бейбута Атамкулова, «примера стратегического партнерства и сотрудничества между Казахстаном и Россией».

Между тем главная задача Астаны в настоящий момент, как отметил в пресс-релизе МИД Казахстана,— «усиление экономической составляющей внешней политики». Поэтому ключевыми, кроме использования Байконура, стали «вопросы торгового и инвестиционного сотрудничества, состояние (сотрудничества.— “Ъ”) и перспективы в транспортно-транзитной, топливно-энергетической и военно-технической сферах». «Важным блоком переговоров стало взаимодействие двух стран в рамках региональных интеграционных объединений»,— добавили в МИД Казахстана.

Москву же, судя по выступлению Сергея Лаврова, опубликованному на сайте МИД РФ, больше всего волновали политические, в том числе глобальные вопросы.

«Договорились укреплять координацию на ключевых многосторонних площадках, в том числе в ООН, СНГ, ШОС, ОБСЕ,— цитируются слова господина Лаврова о результатах переговоров.



— Высоко оценили предпринятые Астаной усилия по укреплению своих международных позиций и, в частности, работу, которую провели астанинские дипломаты в 2017–2018 годах в качестве непостоянных членов Совбеза ООН».

Далее глава российской дипломатии перечислил прочие общемировые проблемы, в решении которых Москва сотрудничает с Астаной. «Предметно обсудили ситуацию Афганистане, в том числе в контексте исходящих из этой страны вызовов и угроз безопасности, а также содействия политическому урегулированию в этой важной стране близкого нам региона. Отметили эффективность астанинской переговорной площадки по урегулированию сирийского кризиса»,— указал министр. Из экономических вопросов господин Лавров упомянул Евразийский экономический союз (ЕАЭС): «Мы едины в том, что дальнейшее раскрытие масштабного потенциала евразийской интеграции призвано повысить конкурентоспособность стран-участниц и благосостояние наших граждан».

Вопросы, которые задали по итогам встречи журналисты, тоже касались не столько России и Казахстана, сколько астанинской переговорной площадки. Отвечая на один из них, Сергей Лавров отметил, что новая встреча по Сирии пройдет в столице Казахстана уже «в середине февраля» и сейчас Россия, Турция и Иран лишь «согласовывают все технические детали», готовясь к саммиту.

«При назначении Бейбута Атамкулова было заявлено, что в полномочия МИД Казахстана входит привлечение инвестиций и другие экономические вопросы,— напомнил “Ъ” профессор Казахстанско-Немецкого университета Рустам Бурнашев.— Соответственно, он делал заявления в рамках установок, которые ему были даны при назначении». Господин Бурнашев также напомнил, что Бейбут Атамкулов «не кадровый дипломат», а «больше производственник» и поэтому вопросы внешней торговли экономики для него попросту понятнее, чем вопросы глобальной политики.

Кирилл Кривошеев


Комментарии
Профиль пользователя