Коротко

Новости

Подробно

Фото: Ирина Бужор / Коммерсантъ   |  купить фото

«Нина Масляева раз за разом отвечала, что не знает, как расходовались деньги»

Корреспондент «Ъ FM» — о заседании суда по делу «Седьмой студии»

от

В Мещанском суде Москвы проходит заседание по делу «Седьмой студии», в рамках которого была допрошена главный свидетель обвинения — бухгалтер Нина Масляева. Она заключила сделку со следствием и дала показания. На скамье подсудимых четверо: худрук «Гоголь-центра» Кирилл Серебренников, бывший гендиректор «Седьмой студии» Юрий Итин; экс-генпродюсер этой компании Алексей Малобродский и директор РАМТ Софья Апфельбаум. Подробности заседания рассказал корреспондент «Коммерсантъ FM» Петр Пархоменко.


— Нина Масляева сегодня рассказывала о схемах обналичивания денег, однако свое участие в них она обозначила как сугубо исполнительскую. По ее словам, уже после того, как она нанялась на работу в «Седьмую студию», ее руководителями — Серебренниковым и Итиным — была озвучена мысль о том, что для реализации проекта «Платформа» понадобится большое количество наличных денег, для чего нужно будет заключать фиктивные договоры с некими контрагентами, которые будут этим заниматься.

В основном упоминаются два таких контрагента, фамилии которых Синельников и Педченко. Они, кстати, были допрошены на прошлом заседании. Так вот одного из них, по словам Масляевой, привлек Итин, второго привлекла она сама по просьбе Итина. И с ними, по словам свидетельницы, заключались договоры, они обналичивали деньги и затем привозили их. После чего, по словам Масляевой, она занималась приемом под отчет этих наличных.

Однако затем на вопросы про то, как расходовались эти средства, Масляева раз за разом отвечала, что она не знает, — эти деньги якобы по требованию выдавались кому-то из руководства, а на что-то их тратили, она в большинстве случае ответить не могла.



Хотя Нина Масляева упомянула один случай, связанный с еще одной обвиняемой по этому делу, Екатериной Вороновой, которая сейчас находится в розыске и, предположительно, находится за пределами Российской Федерации. Так вот, по словам свидетельницы, однажды по просьбе Серебренникова, который позвонил и сказал — здесь Масляева его процитировала: «Вези мне деньги», — госпожа Воронова взяла 300 тыс. руб. наличными из сейфа, где они хранились, и отвезла их Серебренникову. Также Масляева упомянула о случае, когда она сама лично ездила в банк для того, чтобы погасить очередной платеж по кредиту Серебренникова.

Практически на все остальные вопросы о расходовании средств Масляева раз за разом повторяла, что не знает, как именно и на что они расходовались. В некоторых случаях она строит какие-то предположения о том, сколько, по ее мнению, денег из этих обналиченных средств было потрачено на зарплаты и на постановку спектаклей. Однако эти цифры неизменно вызывали то смех, то возмущение среди подсудимых и их защитников.

Говоря о зарплатах, Масляева подчеркнула, что зарплатная ведомость велась исключительно для отчетности и была фиктивной. То есть те суммы, которые были в ней обозначены, в реальности никто не получал, но все в ней расписывались. По ее словам, зарплаты выдавались в конвертах и в размере, несколько раз большем, чем было указано в этой ведомости. Называя цифры, она сказала, что у нее самой была зарплата то ли 35 тыс. руб., то ли 45 тыс. руб., и у Серебренникова — 45 тыс. руб., у Итина с Малобродским — по 30 тыс. руб. Однако, еще раз повторюсь, по ее словам, эти суммы не имели ничего общего с реальностью. По мнению свидетельницы, на самом деле, зарплаты были гораздо больше.

Во время перерыва в заседании мне удалось коротко пообщаться с адвокатом Ириной Повериновой, которая защищает Софью Апфельбаум. Директора РАМТ, кстати, Масляева назвала таким же участником этой коррупционной схемы. Софья Апфельбаум на момент этих событий работала в Министерстве культуры, и, по словам Нины Масляевой, судя по всему, способствовала и была материально заинтересована в том, чтобы Серебренников выиграл тендер на проведение проекта «Платформа».

Так вот, по словам адвоката госпожи Апфельбаум, Масляева однозначно врет, и поэтому такой свидетель не страшен защите, так как ее показания, по словам Ирины Повериновой, они легко смогут опровергнуть.



Мотивацию же Масляевой для того, чтобы оговаривать других фигурантов дела, адвокат объяснила очень просто, рассказав, что женщина провела пять месяцев в СИЗО, после чего заключила сделку со следствием и не раз даже публично повторяла, что готова сказать что угодно, лишь бы ее не держали в следственном изоляторе.

Комментарии
Профиль пользователя