Коротко

Новости

Подробно

Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ   |  купить фото

Подсудимый вышел к пациенту

Прения по делу о вине тюремного главврача в смерти заключенной начались с ЧП

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

В Смольнинском райсуде Санкт-Петербурга завершились судебные прения по уголовному делу бывшего руководителя тюремной больницы имени Гааза Дмитрия Иванова, который, по оценке следствия, халатно отнесся к своим обязанностям. В результате были нарушены конституционные права на медицинскую помощь осужденной Екатерины Нусаловой, у которой был диагностирован рак, она скончалась летом 2016 года. Прокуратура просила признать Дмитрия Иванова виновным в халатности и оштрафовать его на 70 тыс. руб. В свою очередь, защита настаивает на оправдательном приговоре. Господин Иванов прямо в здании суда оказал медицинскую помощь участнице другого процесса, а затем заявил о своей невиновности.


Небольшое ЧП в Смольнинском райсуде Санкт-Петербурга благополучно разрешилось благодаря вмешательству подсудимого, экс-начальника тюремной больницы имени Гааза Дмитрию Иванову. Господин Иванов, которого коллеги характеризуют как высококвалифицированного хирурга, оказался единственным врачом, сумевшим помочь участнице другого судебного процесса: ей стало плохо в здании из-за сильного стресса. Дмитрий Иванов оказывал ей поддержку до приезда скорой помощи, после чего суд приступил к прениям по его делу.

Сторона обвинения сразу же заявила, что вина господина Иванова в халатности (ст. 293 УК РФ) подтверждается собранными доказательствами, после чего представитель прокуратуры фактически снова огласил обвинительное заключение. Как ранее сообщал “Ъ”, по версии следствия, в сентябре 2015 года в тюремную больницу имени Гааза для лечения онкозаболевания поступила осужденная за незаконный оборот наркотиков Екатерина Нусалова. В декабре этого же года заведующий онкологическим отделением городской поликлиники Санкт-Петербурга №71 диагностировал у нее рак четвертой стадии. Пациентке было рекомендовано лечение в специализированном отделении (тюремная больница не располагает своим собственным). Как следует из материалов дела, господин Иванов, занимавший должность начальника тюремной больницы имени Гааза с апреля 2015-го по ноябрь 2016 года, не организовал и не проконтролировал назначение и проведение лечения Екатерине Нусаловой в спецотделении онкологии, не представил пациентку консилиуму врачей и т. д.

В январе 2016 года специальная медкомиссия УФСИН дала заключение о том, что диагноз Екатерины Нусаловой входит в перечень заболеваний, препятствующих содержанию в колонии или СИЗО. Но Смольнинский райсуд в марте 2016 года отказался выпустить ее — это сделала позднее апелляционная инстанция петербургского горсуда по жалобе адвоката Виталия Черкасова. В июле 2016 года Екатерина Нусалова умерла в Мурманске. По оценке следствия, экс-начальник тюремной больницы имени Гааза не выполнил свои должностные обязанности, что ускорило течение заболевания и приблизило смерть пациентки. Вместе с тем следствие не видит прямой причинно-следственной связи между смертью Екатерины Нусаловой и бездействием Дмитрия Иванова. В качестве наказания гособвинитель просил приговорить подсудимого к штрафу в размере 70 тыс. руб.

Потерпевший Роман Коноплев, брат умершей Екатерины Нусаловой, заявил суду, что не исследована мера ответственности других сотрудников тюремной больницы: «Это очень громко — обвинять одного человека». Представитель потерпевшего адвокат Виталий Черкасов отметил, что уголовное дело о смерти Екатерины Нусаловой было возбуждено и дошло до суда под давлением внешних обстоятельств, в том числе и жалобы, поданной самой госпожой Нусаловой в Европейский суд по правам человека за отказ в необходимой медпомощи. Господин Черкасов напомнил суду, что с первыми жалобами на свое состояние Екатерина Нусалова обратилась в мае 2015 года, но окончательный диагноз был поставлен только в октябре 2015-го. Вместе с тем адвокат уточнил: «Общее время нахождения Нусаловой в больнице — шесть месяцев, а Иванов из этого полугодичного срока четыре месяца находился в учебном и очередном отпусках». К моменту выхода Иванова на службу уже был готов пакет документов на освобождение пациентки от наказания по болезни. По оценке адвоката, уголовное дело против Дмитрия Иванова вскрыло пласт нарушений в уголовно-исполнительной системе: к примеру, нет норм, регламентирующих вывод (вывоз) осужденных из тюремной больницы в городские медучреждения. Господин Черкасов просил суд вынести частное определение в адрес управления ФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленобласти по факту нарушения конституционных прав Екатерины Нусаловой.

Адвокат Дмитрия Иванова Оксана Русьян просила оправдать подсудимого в связи с его непричастностью к смерти госпожи Нусаловой. По оценке защиты, действия, которые вменяются Иванову, не входили в его обязанности: к слову, оригинал должной инструкции с подписью экс-начальника тюремной больницы не был получен ни следствием, ни судом. Свидетели же говорили, что назначение и проведение лечения пациента — прерогатива лечащего врача. «Материалы уголовного дела и показания свидетелей говорят о невиновности Дмитрия Иванова»,— заявила госпожа Русьян. Сам Дмитрий Иванов в последнем слове также сказал о своей невиновности и попросил его оправдать.

Дмитрий Маракулин, Санкт-Петербург


Комментарии
Профиль пользователя