Коротко

Новости

Подробно

Разбитая жизнь Монро

Новый проект Владислава Мамышева

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 21

выставка современное искусство



В галерее XL открылась выставка Владислава Мамышева-Монро "Житие мое". Художник, доселе поражавший публику своей способностью перевоплощаться в самых разных персонажей, на этот раз решил поведать историю собственной жизни в монументальных и высокохудожественных витражах. Правда, сему замыслу не дано было воплотиться. О трагедии рассказывает ИРИНА Ъ-КУЛИК.
       У них, как известно, есть Мэрилин Мэнсон. Зато у нас есть Владислав Мамышев-Монро, и ни на какого Мэнсона мы его не променяем. Владислав Мамышев и Мэнсон поделили пополам не только имя и фамилию американской кинодивы, но и светлую и темную стороны близкого им обоим трэш-гламура и поп-декаданса. "Антихрист" с MTV забрал себе все самое страшное, а Владислав Монро неизменно воплощал этакую простодушную и инфантильную радостность, даже когда от переодеваний в Мэрилин он перешел к работе над образами Дракулы, Гитлера или, того хуже, бен Ладена, опередив в этом Мэнсонова насмешника Эминема. Но в отличие от злюки Эминема Владислава Монро в издевательствах и насмешках обвинить трудно. Даже если он делает коллаж, в котором лица отечественных звезд шоу-бизнеса вклеены в снимки из порножурналов, трудно представить, что звезды на него обидятся, настолько все это выглядит чистосердечным и лучезарным.
       Вот и для своего агиографического "Жития" Владислав Мамышев выбрал самую лучистую технику — витраж. На некоторых из них соседствовали изображения Владислава Мамышева в образах Христа и Будды, как будто художник личным примером задумал помирить все религии. Или решил наглядно представить свое очищение от темных или порочных сторон души, представленных здесь же Дракулой. И, конечно, неизменно светлое начало Владислава воплощала лучезарная Мэрилин. Другие витражи изображали, например, чудесное спасение художника из объятой пламенем квартиры художницы и дочери известного олигарха Лизы Березовской. Помещение спасти не удалось, но после такой картины на художника вряд ли смогут держать зло даже хозяева спаленной им квартиры.
       Но, увы, Владиславу Монро было не суждено собрать воедино многочисленные грани своей личности. Видимо, его "я" так и суждено оставаться расколотым на многочисленные ипостаси. Уже готовые витражи, стопкой сложенные у художника в мастерской, трагическим образом обрушились на пол и разбились вдребезги. Но художник, видимо вдохновленный примером Марселя Дюшана, не ставшего реставрировать свое "Большое стекло" после того, как при перевозке оно покрылось трещинами, решил выставить что осталось. Галерея XL заполнилась разнокалиберными фрагментами и пестрыми осколками и обломками. А на вернисаж художник явился в образе Аллы Пугачевой, явно побывавшей в какой-то передряге: платье, парик и даже лицо дивы были заляпаны разноцветной краской. Впрочем, "Пугачева" все равно была очень нарядной, а осколки работ выглядели празднично, как украшения-стекляшки от знаменитого английского ювелира, дизайнера и художника Эндрю Логана, чьей излюбленной моделью в Москве всегда выступал Монро. А еще эти помещенные под разноцветные стеклышки фотки из порножурналов и снимки Владислава Мамышева в образах Монро, Гитлера, Ленина, Любови Орловой и бог знает кого еще напоминали совершенно невинные детские секретики. Вообще-то для ребенка леденцово-разноцветные битые стекляшки явно красивее, чем целая хрустальная ваза или витраж. Так что будем надеяться, что детская, в сущности, душа Владислава Монро была не слишком травмирована гибелью его шедевров.
       
Комментарии
Профиль пользователя