Коротко

Новости

Подробно

Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ   |  купить фото

Год вперед, два назад

Розница и домохозяйства сошлись на низком спросе, как в 2016 году

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 2

В четвертом квартале 2018 года оценки гражданами текущей и прогнозируемой через год ситуации в экономике и личном материальном положении снизились до уровней 2016 года. Схоже оценивали ситуацию представители розничной торговли — единственным показателем отрасли, который улучшался в конце года, было снижение объема запасов. В ожидании роста цен от повышения НДС при отсутствии роста доходов домохозяйства увеличили спрос на кредиты, повысив потребление товаров длительного пользования. Но всплеск спроса был слишком слабым, чтобы ритейлеры смогли сильно поднять цены в январе.


По оценкам Росстата, индекс потребительских ожиданий (ИПО) за четвертый квартал 2018 года снизился на 3 процентных пункта до минус 17% — уровень четвертого квартала 2016 года, когда падение частного потребления и доходов граждан достигли минимума. Схожую динамику демонстрировало большинство субиндексов ИПО — оценки и произошедших за год, и предстоящих через год изменений в экономике и личном материальном состоянии граждан.

Улучшалась из субиндексов ИПО лишь оценка условий для совершения крупных покупок (на фоне их ухудшения для сбережений, см. график). При сокращении реальных доходов домохозяйств в четвертом квартале (за 2018 год они не выросли, а по сравнению с 2014 годом — снизились на 10%, считают в Центре конъюнктурных исследований ВШЭ) и росте инфляционных ожиданий в декабре граждане еще заметнее увеличили спрос на кредиты. По оценкам бюро кредитных историй «Эквифакс», число запросов на займы в декабре 2018 года подскочило на 25% в годовом выражении. Вместе с тем, по оценкам делового климата в рознице, сделанным ВШЭ в четвертом квартале 2018 года, единственным улучшавшимся показателем оказались сокращающиеся складские запасы, прежде всего товаров длительного пользования. В сравнении с двумя предыдущими кварталами «наблюдаемая коррекция резко увеличила разрыв между долей организаций, где происходило сокращение заказов, и теми, где они росли,— 28% против 17%». Тем самым ситуация приблизилась к началу 2017 года, «когда разница достигала 15 п. п. (30% против 15%) и почти соответствовала "провальному" 2015 году»,— отмечается в исследовании. В рознице продолжали устойчиво снижаться ассортимент товаров и занятость.

Опросы розничных компаний в четвертом квартале указывали на неизменную на протяжении всего года долю компаний, повысивших отпускные цены (37%). При этом в ВШЭ делают вывод о том, что из-за повышения НДС у пищевой промышленности сумма прямого налога на добавленную стоимость увеличится более чем на 11% и они «вряд ли будут минимизировать возникшие издержки ростом производительности труда или сокращением фонда заработной платы»: аналитики ожидают заметного роста цен на продовольственные и непродовольственные товары уже в январе 2018 года. Но, как заключают экономисты Райффайзенбанка, за две недели января повышение НДС фактически не отразилось в росте отпускных цен. «Часть нагрузки ритейлеры пока взяли на себя (чтобы повышение цен в магазинах не выглядело столь заметным) и будут перекладывать ее на потребителя постепенно, в течение месяца-двух»,— предполагают они. Альтернативой, впрочем, является «шринкфляция», когда вместо повышения цен продавцы уменьшают объем или вес товара в упаковке.

Алексей Шаповалов


Комментарии
Профиль пользователя