Коротко

Новости

Подробно

Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ   |  купить фото

«У Масляевой на кухне в Перово сидели, она за кофе рассказывала»

21-е заседание по делу «Седьмой студии»: допрос свидетеля обвинения, который «не знает», «не помнит», но «слышал»

от

16 января в Мещанском суде Москвы по делу «Седьмой студии» состоялся первый допрос свидетеля стороны обвинения. Показания дал юрист Валерий Педченко. Он рассказал, что по просьбе бухгалтера Нины Масляевой искал обнальщиков для «Седьмой студии», но конкретные названия компаний вспомнил не сразу. О многих событиях на «Платформе» Педченко рассказывал со слов Масляевой, свидетелем их он не был. Как прошли слушания 16 января — в онлайн-трансляции “Ъ”.


21-е заседание по делу «Седьмой студии». Главное

  • На суде выступил первый свидетель стороны обвинения — юрист Валерий Педченко. Он рассказал, что был давним знакомым бухгалтера Нины Масляевой, она и трудоустроила его неофициально в «Седьмую студию». Масляева платила ему от 30 до 50 тыс. руб., один раз выдала сумму в 100 тыс. руб.
  • По словам Педченко, Масляева обратилась к нему с вопросом по обналичке. Она сказала, что раньше обналичивала деньги через знакомого Валерия Синельникова, но сумма к тому времени набралась крупная, это могло вызвать подозрения, поэтому искала новые каналы. У Педченко как раз были знакомые, он обещал помочь.
  • Педченко сообщил, что деньги для «Седьмой студии» через него обналичивались с середины 2012-го по конец 2013 года, либо до апреля 2014 года, он «точно не помнит». Сам Педченко обналичиванием не занимался, ему называли суммы, он сообщал о них знакомому по фамилии Дорошенко, тот через подконтрольные фирмы получал деньги и передавал их пачками, завернутыми в несколько пакетов. В таком виде Педченко отвозил деньги по указанным адресам.
  • На допросе в суде Педченко рассказал, что «процент по обналичке» менялся — от 8 до 10%. После уточняющих вопросов гособвинения он вспомнил некоторые фирмы, через которые шла обналичка: «Маркет групп», «Мегаполис», «Рилл ком», «Соло студия», «Эдельвейс».
  • По словам Педченко, продюсер Екатерина Воронова получала от него деньги для квартиры Серебренникова в Германии. Также он рассказал на суде о некой теплоходной прогулке Серебренникова, Итина и Апфельбаум в Санкт-Петербурге. Показания по этим событиям Педченко давал сбивчиво, на уточняющие вопросы отвечал, что «не помнит» или «не знает».
  • О некоторых событиях в деле он говорил со слов Масляевой. На вопросы, при каких обстоятельствах Масляева рассказывала ему о делах в «Седьмой студии», Педченко ответил: «На кухне в Перово сидели, она за кофе рассказывала».
  • Допрос Педченко шел почти четыре часа, но не был закончен. Продолжение допроса свидетеля запланировано на 18 января.

14:13. Обсуждается ходатайство о переносе заседания. Карпинской нужно попасть на другое заседание. Прокуратура возражает. Судья все же откладывает заседание. Допрос свидетеля Педченко отложен до 09:30, до 18 января.

14:10. «За наличные можно было сделать в два раза дешевле, чем за безнал»,— рассказывает свидетель Педченко судье, как считаются сметы. Потом уточняет, что не в два раза, а «раз в пять».

Раз в пять?— спрашивает судья.

— Я точно не знаю. Говорю, что примерно. Сейчас можно уточнить на рынке.

14:09. «Сметы на текущие расходы составлялись отдельно — например, нужно купить доски, вентилятор. Они не покупались за безналичный расчет, потому что за наличный расчет покупалось, это дешевле»,— говорит свидетель.

Это вам от кого известно? — спрашивает судья.

— Я Вороновой лично помогал два отчета таких составлять,— говорит свидетель.

Это неофициальных?

— Неофициальных. Узнавал сколько стоят доски, например.

Вы помогали за какой-то период?

— На определенное мероприятие.

14:08. Встает Карпинская. Она просит перенести процесс на пятницу, потому что у нее еще одно заседание в другом суде. Свидетель говорит, что не может прийти в пятницу. «Я еще не выздоровел»,— говорит он.

Судья неожиданно вновь перешла к вопросам по делу. Педченко дает показания, что затраты на все мероприятия «калькулировались», этим занимались продюсеры. «То, что составлялся официальный отчет для Минкульта — были отчеты по фактическим затратам»,— отвечает Педченко. «Ничего не поняла»,— говорит ему судья.

14:03. Вопросы Педченко задает адвокат Харитонов.

Вы подтвердили, что вам неофициально платили зарплату. Как долго вам платили?

— Не помню.

Когда познакомились с Филимоновой? Какие отношения?

— Никаких отношений. Познакомились в 2012 году.

Вы подтвердили показания, что вам стало известно, что всю финансовую документацию для Масляевой готовила Филимонова. Что вы имели в виду?

— Отчеты.

Откуда вы это знали?

— Это было видно.

Чем Масляева там занималась?

— Это к Масляевой вопрос.

Вы сказали, что ответственность за бухучет была на Масляевой.

— Да.

Масляева этот учет вела?

— Да.

Как тогда объяснить ваши показания, что всю финансовую отчетность вела для Масляевой Филимонова?

Свидетель теряется. Он говорит, что может прочитать лекцию по бухучету. На вопрос не отвечает.

Кто пригласил Филимонову в «Седьмую студию»?

— Не знаю.

Она была официально устроена?

— Была неофициально.

Откуда вы знаете?

— Она сама мне говорила.

Какую неофициально Филимонова получала зарплату?

— Не знаю.

Кто предложил дочь Филимоновой на должность в «Намастэ»?

— Масляева.

И вы согласились?

— Да.

Как вы взаимодействовали с Филимоновой при обналичивании?

— Она передавала мне платежные поручения, называла организации.

Вы сообщали ей, что наличность готова?

— Нет.

А кому сообщали?

— Масляевой, и отвозил деньги туда, куда говорили.

13:58. Вопросы Педченко задает адвокат Харитонов.

В каких отношениях с Хромовой?

— Приятельские.

Знаете ее мужа?

— Да.

В каких отношениях с ним?

— Ни в каких.

Известно ООО «Русский посад»?

— Да.

Хромов был зарегистрирован там?

— Да.

Вам известно, что Хромова работала в «Седьмой студии»?

— (...)

<...>

Кто предложил Хромову на должность гендиректора «Намастэ»?

— Я предложил.

Хромова получала займы в «Седьмой студии»?

— Мне неизвестно.

Курбанов получал займы?

— Неизвестно. Я знаю, что такие займы могли быть, потому что Малобродский в 2012 году снял кучу наличных и эти деньги должны были быть подотчетны.

Вы подтвердили показания, что с октября 2010 по апрель 2012 года с Масляевой не встречались. Когда вы узнали о создании «Седьмой студии»?

— Я не помню. О подготовке учредительного я узнал еще в 2010 году, по-моему. Что будет создаваться компания, как она будет называться, я не помню.

13:55. Адвокат Харитонов просит предъявить Педченко выписку из ЕГРЮЛ, чтобы выяснить, кто был первым генеральным директором «Намастэ». Судья долго листает том дела, не может найти нужный документ. Судья находит сведения, представленные в ФНС. Затем просит подойти свидетеля. «Хромову Ольгу Васильевну вы имеете в виду»,— обращается Педченко к адвокату.

13:49. Адвокат Харитонов просит огласить материалы дела. Адвокат возмущается.

По словам адвоката, свидетель говорит, что слышал, что Воронова отвозила Серебренникову деньги на квартиру. Харитонов просит огласить материалы, где есть документ, из которого следует, что квартира была приобретена до того, как в «Седьмой студии» появился Педченко. Судья отказывает.

13:47. Далее вопросы свидетелю задает адвокат Харитонов.

— Вам известна компания «Маркет групп»?

— Да.

— В какой момент обналичили деньги для «Седьмой студии»?

— Не помню.

— Когда Серебренников приобрел квартиру?

— Не помню.

— А Воронова взяла деньги в 2013-м?

— Не помню. Возможно, 2012-й или 2013-й год.

13:44. Вопросы задает прокурор.

— Говорила вам Воронова о приобретении квартиры Серебренниковым?

— В какой формулировке говорилось, я уже просто не помню. То, что деньги передавались Кириллу Семеновичу, и после того, как я привез их Вороновой, она повезла их в «Гоголь-центр»,— это факт.

— Но как вы поняли, что это на квартиру?

— Именно сейчас не помню, но то, что они брались на приобретение недвижимости,— это было,— утверждает свидетель.



13:38. Судья читает протокол очной ставки Серебренникова и Педченко из тома 248, листы 65-80. Адвокат Харитонов просит огласить их полностью. Никто не возражает. Судья начинает читать.

На вопрос следователя, знают ли они друг друга, Педченко отвечал «Знаю, встречался один раз», а Серебренников: «<...> Я Валерия Владимировича не знаю <...>».

Далее, следует из очной ставки, Педченко рассказал, как оказался в «Седьмой студии», как встретился с Серебренниковым в кафе. Он говорил, что на встрече были Итин, Малобродский, Серебренников.

Затем заходит речь про квартиру в Германии, читает судья. «Почему в Германии?» — спрашивал следователь свидетеля. «Ходили слухи, что Серебренников хочет купить квартиру в Германии. Я сделку не оформлял»,— отвечал Педченко. Далее следователь задавал вопросы Серебренникову. Серебренников говорил, что не подтверждает встречу с Педченко в кафе на «Винзаводе». «Разговоры о финансовых делах я никогда бы не вел с незнакомым человеком»,— заявил режиссер.

«Я не помню, что такая встреча была. Факт встречи не помню <...>»,— говорил Серебренников следствию. «Мной никаких решений о найме (Педченко) не принималось. <...> Такое решение могли принимать генеральный продюсер, генеральный директор, Масляева могла привлечь, если она говорит, что они были знакомы. Наверное, она»,— читает показания Серебренникова на очной ставке судья. «Детальную разработку мной экономических вопросов я не подтверждаю»,— говорил Серебренников на очной ставке.

«Никогда Воронова не уведомляла меня о получении Педченко наличных денежных средств. <...> От Вороновой я получал только деньги по зарплате, за что расписывался в ведомости»,— отвечал Серебренников на вопрос о получении денег на квартиру в Германии.

«Решение о проекте "Платформа" принимала не Апфельбаум, а президент»,— подчеркивал Серебренников на очной ставке.

13:08. Судья продолжает читать показания Педченко в деле. Из них следует, что Малобродский после перехода в «Гоголь-центр» знал, что происходит в «Седьмой студии». По словам Педченко, он «слышал от Масляевой, что репертуар "Платформы" плавно перетекал в "Гоголь-центр"». Затем речь заходит про обналичивание денег — упоминаются компании «Рилл ком», «Мегаполис», «Эдельвейс».

— Подтверждаете показания?

— Да.

<...>

— По поводу взаимоотношений Малобродского, когда он ушел,— вам откуда известно?

Свидетель говорит, что ему об этом говорила Масляева, что он присутствовал при некоторых ее телефонных разговорах с Малобродским.

— Малобродский получал деньги из «Седьмой студии» после ухода? – спрашивает судья.

— Не знаю.

— Малобродский общался с Масляевой по вопросам хозяйственной деятельности?

— Да. Не знаю. Не помню. То, что общение было,— это было. Какое — не могу сказать,— говорит Педченко.



12:55. Вопросы свидетелю задает прокурор.

— Давали такие показания?

— Да.

— Был на встрече в кафе Малобродский?

— Сейчас, вот так вспоминаю визуально. Малобродский, кажется, тоже был на этой встрече.

Прокурор спрашивает Педченко, где Масляева рассказывала ему о событиях в «Седьмой студии». «У нее на кухне в Перово сидели. За кофе рассказывала»,— отвечает свидетель.



12:52. Педченко рассказал следствию, что между Вороновой и Масляевой были конфликты. Масляева представляла интересы Итина, а Воронова — интересы Серебренникова, читает судья показания Педченко.

12:50. Далее в показаниях Педченко речь заходит о теплоходной прогулке Серебренникова, Апфельбаум и Итина в Санкт-Петербурге.

Об этой встрече Педченко вспоминает со слов Масляевой, то есть все, что он рассказал следствию о той поездке,— это пересказ Масляевой.

12:48. Судья читает цитату Педченко, который, в свою очередь, цитирует Серебренникова: «Нина Леонидовна рекомендовала вас как надежного человека. Люди, с которыми вы планируете работать, также надежны».

Сам Серебренников, сидя на скамье подсудимых, в этот момент затряс головой и засмеялся.

12:47. Педченко отвечает на вопросы прокурора стоя. Руки держит в карманах джинсов. Затем судья начинает читать протокол дополнительного допроса Педченко на стадии предварительного следствия. Все допросы Педченко проводились без адвоката. Из показаний следует, что Педченко узнал у обнальщиков расценки и процент, через Масляеву сообщил их Итину, Малобродскому и Серебренникову, те были согласны. Далее в показаниях речь идет о знакомстве Педченко и Серебренникова, описывается встреча в кафе.

12:44. Судья продолжает читать показания Педченко на стадии следствия. Показания касаются ООО «НИЦ Намастэ». Педченко рассказал следователям, что в «Намастэ» работали дочери Масляевой и Филимоновой.

Также, согласно показаниям, Серебренников говорил, что ему нужна определенная сумма денег, Воронова говорила «хорошо» и связывалась с Педченко. Так было с квартирой в Берлине и с поездкой во Францию, следует из показаний Педченко.

12:28. — Кто такой Ривзон? — спрашивает судья.

— Я с ним познакомился, когда отдыхал с Григорьевичем,— поясняет Педченко.— Все переводы были только через Григорьевича.

— Григорьевич — это Дорошенко?

— Да.

— То есть все переводы через него, не через Ривзона?

— Да.

12:26. — Давали такие показания? — спрашивает свидетеля судья.

— Да,— отвечает Педченко. Он уточняет, что в показаниях говорится, что с Серебренниковым не встречался, но «на самом деле такая встреча была».

— Вам не было известно о финансировании из бюджета?

— На момент обсуждения с Масляевой я не знал, что это бюджетные средства. В общей сложности мне было известно, что это бюджетные деньги.

— То есть здесь (в показаниях следствию) неверно написано?

— Да.

— То есть вы соврали? — уточняет адвокат Харитонов.

— Да.

12:24. Судья зачитывает показания Педченко на стадии следствия:

— Вам было известно, что «Седьмая студия» финансируется из бюджетных средств? — спрашивал следователь СКР.

— Нет,— отвечал свидетель.

— Для каких целей производилось обналичивание?

— Со слов Масляевой, для выплаты зарплат.

— Говорила ли вам Масляева о судимости?

— Да, говорила, что есть запрет на осуществлении бухгалтерской деятельности.

12:21. Также из показаний свидетеля следует, что «зарплату Итин получал в размере 150 тысяч рублей».

«Масляева жаловалась мне, что Малобродский купил какой-то рояль за 7 млн рублей»,— читает судья показания.



12:21. Судья начинает читать показания Педченко на стадии следствия. Как сообщил на допросе в СКР Педченко, он познакомился с Масляевой в 2010 году, когда она работала в театре «Модерн». Далее судья зачитывает показания, из которых следует, что Масляева обещала платить Педченко 30-50 тысяч рублей за юридические услуги для «Седьмой студии», но официально он туда трудоустроен не будет. Масляева спросила Педченко, есть ли у него знакомые по обналичке, тот ответил, что есть, называл неких Ривзона и Григорьевича, читает судья показания Педченко на стадии следствия.

Из показаний следует, что сначала Масляева называла ему суммы по обналичке, затем Педченко передавал информацию Ривзону и Григорьевичу, у него же забирал наличность и отвозил их по указанному Масляевой адресу. «Таким образом, с 2012 по 2014 годы через Ривзона и Григорьевича было обналичено не менее 40 млн — это со слов Масляевой, по ее подсчетам»,— говорится в показаниях Педченко.

12:11. Судья закончила допрос. Прокуратура заявляет ходатайство, просит огласить показания свидетеля на стадии предварительного следствия, поскольку имеются «существенные противоречия». Показания содержатся в 238 томе, говорит прокурор Надежда Игнатова. Суд удовлетворил ходатайство.

12:10. У гособвинения больше нет вопросов.

— Как вы поняли, что речь идет только об обналичивании? – продолжает спрашивать судья Аккуратова.

— Только об обналичивании, ваша честь,— говорит свидетель.

— Когда Воронова поехала отвозить деньги Серебренникову?

— Не помню.

— Это было в ваш период?

— Да, я привозил денежные средства.

— Вы сказали, что болеете. Влияет ли это на правдивость ваших показаний?

— Нет, на правдивость не влияет.

12:08. — Что можете сказать о взаимоотношениях Масляевой с Малобродским? – продолжает допрос гособвинитель.

— Я мало видел <...>. Он (Малобродский) ушел через месяца два.

— Были ли вы свидетелем конфликтных отношений?

— Не знаю,— говорит свидетель, потом вспоминает. — Масляева неодобрительно отзывалась, как Малобродский вел хозяйственную деятельность в 2012 году, когда деньги неограниченно снимались по карточке.

12:03. Теперь вопросы свидетелю задает гособвинение.

— Известны ли вам организации «Соло студия», «Эдельвейс», <...>, «Маркет групп»?

— Да, известны.

— Через них проводились деньги Дорошенко?

— Да.

— «Мегаполис», «Рилл ком», <...>.

— Да. Это из этой же группы организации.

— Когда Малобродский ушел из «Седьмой студии», он продолжил общаться с ее руководителями?

— Мне неизвестно.

— А что за организация «Намастэ»?

— Изначально я ехал к Масляевой с проектом — создать медицинский центр. Я ехал к ней с предложением создать такую компанию. <...>

— «Намастэ» давала какие-то займы «Седьмой студии»?

— Нет. <...>

— Известен ли вам Курбанов?

— Да, Саит Курбанов мне известен. Он работал у меня в качестве грузчика, когда я руководил государственным предприятием. Потом Масляева обратилась ко мне, есть ли человек, на которого можно оформить деньги, а потом он их вернет и положит в кассу. Я сказал, что, да, такой человек есть. Я (познакомил их) с Саитом.

— Он был трудоустроен в «Седьмую студию»?

— Он должен был быть трудоустроен, но был ли — я не знаю.

12:03. — У Масляевой были контакты с Дорошенко? – продолжает допрос свидетеля судья.

— Нет.

— С Дорошенко никто не мог связываться?

— Нет, контактировать могли только через меня.

— Могли ли договоры, которые заключались организациями, оказаться в «Седьмой студии»?

— Не знаю.

— У вас были печати компаний, через которые обналичивались деньги?

— У меня — нет.

— Известны ли вам еще лица, которые оказывали подобные услуги «Седьмой студии»?

— Не знаю. Мне неизвестно,— говорит Педченко. Потом он неожиданно вспоминает, что Воронова отправляла ему некоторые договоры.

— В связи с чем? — уточняет судья.

— Чтобы я их правил в случае необходимости по срокам, по штрафным санкциям.

— Это не те организации, которые Дорошенко…

— Нет.

— В чем суть договоров?

— Организация различных мероприятий, размещения в гостиницах…

— Какие задачи вам ставились?

— Просто посмотреть их с юридической точки зрения. Это договоры были уже готовы. Я должен был их на юридическую чистоту их проверить.

— Они были уже заключены?

— Это были предварительные договоры, без подписей.

11:50. — Почему Малобродский ушел? Известно вам? – спрашивает судья.

— Нет.

— А куда ушел?

— Не помню,— говорит свидетель, потом вспоминает. – В театр Гоголя.

— Знаком ли вам Синельников?

— Да.

— В связи с чем?

— Это друг Масляевой.

— Давно знаете?

— Виделись раз пять или семь.

— Давно знакомы?

— С 2012 года.

— Масляева познакомила?

— Да.

— Представила его как кого?

— Как друга, у них личные отношения были.

— Он вам сам рассказал, что обналичивал деньги?

— Сам говорил лично.

— Для кого?

— АНО «Седьмая студия».

— Он заключал договоры?

— Да. Я даже один или два раза видел эти договоры.

— Не видели, какие там обязательства были между сторонами?

— Нет, не видел.

— Выполнялись ли обязательства?

— Какие?

— По договору.

— Не знаю, ваша честь.

— В какое время Синельников обналичивал?

— 2012-й, 2013-й. Про 2014-й не знаю.

— Помимо зарплаты для работников «Седьмой студии» куда еще направлялись средства?

— На поездку во Францию деньги брались. И, как я понял со слов Кати, Серебренникову на недвижимость. Больше не знаю.

11:42. — В какой период вы оказывали услуги по обналичиванию? – спрашивает судья.

— С середины 2012-го по конец 2013-го, либо март-апрель 2014-го.

— Почему прекратили?

— Во-первых, в АНО «Седьмая студия» начались какие-то внутренние разборки… Не было денежных средств, перечислений.

— Пересчитывали вы деньги от Дорошенко?

— Нет.

— Как передавались деньги?

— Резинками были перевязаны. <...> Обычно были завернуты в два-три пакета.

— Были ли это деньги?

— Я знал, что это деньги. Когда открывали пакет, я видел.

— Пересчитывал ли кто-то деньги?

— Нет, часто нет.

— Какой процент был у Дорошенко?

— Там плавал процент, чаще 10%.

— От чего это зависело?

— От средней процентной ставки по обналичиванию.

— Есть такая, да? — с улыбкой уточняет судья.

— Да,— отвечает свидетель.

В зале смех.

— Восемь. Был такой процент?

— Не помню.

11:33. — Сами вы передавали договоры? – спрашивает судья.

— Нет,— отвечает свидетель.

— Кто-то просил вас подписывать эти договоры?

— Не помню этого момента.

— Оказывали ли эти организации «Седьмой студии» какие-то услуги?

— Мне про это ничего неизвестно. <...>

— С вами обсуждалось только обналичивание?

— Да.

— Можете назвать адрес электронной почты?

— Я не помню. Я меняю адреса, какой был тогда, я не помню. <...>

— Был ли у вас дома обыск?

— Да. Год назад примерно.

— Что было изъято?

— Телефоны. Жесткий диск, носители.

— Изымалась ли переписка между вами и Вороновой, Дорошенко?

— Нет. У меня компьютер тот старый, он сгорел.

— У вас какое образование?

— Высшее юридическое.

11:26. Заседание возобновляется после перерыва. У подсудимых и адвокатов нет вопросов к свидетелю. Вопросы задает судья.

— Всегда ли платежи проходили через вас? Или были и через Дорошенко?

— Всегда через меня. Мне звонили и называли платежные поручения и суммы,— говорит Педченко.

— В платежных документах были основания перечисления денег?

— Не знаю.

— По договорам это было?

— Не знаю, договорами занималась Филимонова.

— Что это значит?

— По которым перечислялись денежные средства.

— То есть они все-таки по договорам перечислялись?

— Да.

— Между кем и кем они перечислялись?

— Я не в курсе.

11:13. Прокуроры закончили допрос свидетеля. В заседании по просьбе защиты объявлен перерыв на 10 минут.

11:13. «Я прошу защитников посидеть, пожалуйста, молча. У вас будет возможность задать вопросы»,— говорит судья на все замечания защитников.

Защита протестует. Адвокаты говорят, что свидетель о многих событиях в «Седьмой студии» знает только со слов Масляевой.

11:12. — Откуда Масляева деньги брала, чтобы вам платить? – продолжает задавать вопросы прокурор Игнатова.

— Без малейшего понятия. <...>

— Вы говорили, что познакомились с Масляевой в «Модерне», как они все оказались в «Седьмой студии»?

— Масляева с Итиным совместно работали в «Модерне». Она сказала, что Итин с Серебренниковым создадут фирму, и она уйдет туда.

— Кто кому подчинялся в «Седьмой студии»?

— Что касается штатного расписания, Серебренников является худруком. Его обязанности прописаны в положении о «Седьмой студии». У Итина была должность директора. По смыслу — худрук должен заниматься организацией всех мероприятий, а Итин — хозяйственным обеспечением. Но как было де-факто. Итин, работая директором Ярославского театра, в хозяйственной деятельности принимал участие, насколько позволяла эта удаленность. Все сметы составлялись Вороновой, эти сметы утверждались Серебренниковым. Итин далеко находился, он не мог де-факто распоряжаться денежными средствами,— заявляет свидетель Педченко.

— А что касается Малобродского?

— Когда Малобродский был на должности, мы де-факто практически вместе не работали, он сразу ушел с «Винзавода».

— Как часто вы появлялись на «Седьмой студии»?

— Два-три раза в месяц.

— А вам Воронова говорила, что Серебренникову нужны деньги для приобретения квартиры?

— Я слышал, как Воронова говорила по телефону. Серебренникова голос я не слышал.

11:06. Прокурор Лавров продолжает задавать вопросы.

— После встречи (в Санкт-Петербурге) какие-то действия Апфельбаум были предприняты, чтобы реализовать договоренности?

— Я не знаю, какие действия предпринимала Апфельбаум. Но я знаю, что вскоре была зарегистрирована автономная некоммерческая организация (АНО), и она выиграла тендер,— говорит свидетель.

Далее спрашивает прокурор Игнатова.

— Апфельбаум получала какую-то материальную выгоду?

— Я могу говорить об этом только то, что говорила Масляева,— отвечает Педченко.

— Что она говорила?

— <...> Именно этот момент я не знаю.

— Когда вы встречались с Итиным и Серебренниковым, там был Малобродский?

— Нет, не помню.

— Вы привозили деньги. Вам за это платили?

— Нет, я получал зарплату как юрист, наличными от Масляевой.

11:01. Защита протестует против характера вопросов прокурора. Адвокат Лысенко говорит, что свидетелю на эти вопросы остается только ответить «Да».

11:01. — При каких обстоятельствах слышали фамилию Апфельбаум? – спрашивает прокурор.

— В начале, еще в 2011 году, Масляева рассказала, что Итин, Серебренников и Апфельбаум в Питере договорились о создании этой компании для того, чтобы продвигать искусство в массы и что это было отыграно через государственный тендер,— рассказывает свидетель.

— Масляева как-то говорила об Апфельбаум?

— Она сказала, что у Апфельбаум приятельские отношения с Итиным. <...> Со слов Масляевой, у них были более чем дружественные отношения.

Защита просит уточнить, что свидетель имеет в виду. Он говорит: «Свечку не держал».

10:53. Свидетель Педченко иногда говорит, что «может предположить». Адвокат Харитонов отмечает, что предполагать не надо. Защитник призывает называть свидетеля только факты.

10:48. — Как расходовались средства? – продолжает допрос прокурор.

— Большая часть шла на зарплаты руководителей «Седьмой студии»,— говорит свидетель.

— Кому?

— Итину, Серебренникову, Вороновой. Малобродский уже тогда не работал на «Седьмой студии».

— Порядок сумм?

— Я Итину через «Банк Москвы» переводил по 100 тысяч по зарплате.

10:44. — Где собирались? — уточняет судья.

— У Дорошенко. Деньги поступали на расчетные счета фирм, на которые переводила деньги «Седьмая студия». Потом они обналичивались. Как? Я без понятия. Что Дорошенко делал, я не знаю,— говорит свидетель. — Потом, когда Дорошенко собирал все деньги по нескольким траншам, он либо сам, либо...

— Вы сообщали Доршенко реквизиты компаний и суммы? – спрашивает прокурор.

Адвокат Лысенко возражает. Он говорит, что прокурор своей формулировкой вопросов подсказывает свидетелю, как отвечать.

— Можете назвать суммы? — спрашивает прокурор.

— До миллиона — 900 тысяч — и больше миллиона. После эти деньги я отдавал Масляевой либо Войкиной.

— В каком объеме?

— Два-три миллиона.

— Как расчет проводился?

— Я вам объяснял. Дорошенко (знакомый свидетеля Педченко.— “Ъ”) писал, сколько денег поступило к ним, минус процент, и того – остаток,— отвечает свидетель.

10:38. — Сколько таких операций проводилось в неделю? – спрашивает прокурор.

— В неделю? Да вы что. Они перечислялись на разные фирмы — раз в две, в три недели,— говорит Педченко.

— То есть деньги распределись на разные фирмы, а потом собирались?

— Да.

10:35. Свидетель Педченко постоянно жалуется на плохое самочувствие. Этим он оправдывает свою плохую память. На просьбу прокурора назвать хотя бы несколько фирм, через которые велась обналичка, Педченко ничего не сказал. Отказ он объяснил также болезнью.

10:31. — Была ли согласована форма оплаты вашей деятельности? – спрашивает прокурор.

— Нет, мы потом вышли с Масляевой. Она сказала, что 50-60 тыс. будет платить мне как юристу. Потом, через неделю, Масляева просила назвать реквизиты организаций, через которые будут обналичены деньги,— рассказывает свидетель Педченко.

— Это все еще (события) 2012 года?

— Да.

10:27. Затем Педченко вспоминает встречу с Войкиной и Масляевой.

Вспоминая эту встречу, свидетель бросает фразу: «Даже вот соврать не смогу». Сторона защиты удивлена сказанным. «Это фразеологизм такой»,— поправляется Педченко.

10:27. — Приехал Итин с Серебренниковым,— вспоминает свою первую встречу с Серебренниковым свидетель Педченко. Они сначала сели за один столик, мы за другой. Потом они подошли. Серебренников спросил, надежны ли компании, с которыми я работаю. Я сказал, да, надежны. В принципе все. Сказали, что все вопросы, контакты через Масляеву.

— То есть через нее какое-то решение будет? — уточняет прокурор

— Да,— отвечает свидетель.

10:20. Судья закончила задавать вопросы. Теперь вопросы свидетелю задает прокурор Олег Лавров.

Гособвинение почти сразу стало спрашивать про обналичивание денежных средств в «Седьмой студии». Из ответов Педченко следует, что он был посредником.

«Встретился с Масляевой. Она сказала, что у них много налички снимается через карту "Альфа-банка". Сказала, что нужны ИП, чтобы обналичивать»,— говорит Педченко.

10:20. — С Малобродским меня познакомила Нина Леонидовна еще в театре «Модерн»,— продолжает Педченко.

— Фамилия Нины Леонидовны? — спрашивает судья.

— Вылетело из головы,— говорит Педченко с улыбкой. Через пару минут, отвечая на другие вопросы, он вспомнил фамилию «Масляева».

—Вторая встреча с Малобродским была на «Винзаводе»,— говорит свидетель.

10:16. Далее судья спрашивает Педченко, как и где он познакомился с Итиным, Серебренниковым, Малобродским и Апфельбаум. Он отвечает, что с Итиным познакомился в 2011 году. «С Серебренниковым была одна встреча в 2011 году. В кафе на ''Винзаводе''. Меня представили, он уточнил, надежна ли фирма, с которыми я работаю»,— говорит свидетель.

Отношения какие-то сложились? — уточняет судья.

— Нет,— отвечает свидетель.

10:15. К кафедре подходит высокий мужчина средних лет. Он одет в темную кофту и джинсы. Судья просит его представиться.

Педченко Валерий Владимирович,— говорит мужчина.

— Кого узнаете в зале? — спрашивает свидетеля судья Аккуратова.

— Да, господина Итина, господина Серебренникова,— отвечает Педченко. Через пару секунд он добавляет со стеснительной улыбкой: — Малобродского.

— Возражаю! — поднимается адвокат Малобродского Ксения Карпинская.— В прессе каждый день печатаются портреты Итина, Сербренникова, Малобродского, Апфельбаум. Конечно, знакомы.

— Давайте не будем подсказывать свидетелю, как ему отвечать. Защитнику делается замечание,— реагирует на реплику адвоката судья Аккуратова.

— Мы заявляли ходатайство на следствии. Просили об очной ставке Педченко, потому что Малобродский его не знает! — заявляет адвокат Карпинская.

— Свою оценку можете дать в прениях. Вам это хорошо известно,— останавливает ее судья.

10:07. Адвокат Карпинская категорически против допроса свидетеля. «Сторона защиты имеет право на подготовку к допросу свидетелей. <...> У стороны обвинения было время, чтобы предупредить нас <...> Гособвинение действует незаконно и необоснованно, не предупреждая сторону защиты, нарушая принцип состязательности сторон. Против допроса свидетеля»,— заявляет она. Все остальные защитники ее поддерживают. Судья почти сразу выносит решение — допросить свидетеля.

9:58. Судья говорит, что гособвинение может продолжить представлять доказательства. Поднимается прокурор Олег Лавров. Он говорит, что намерен сегодня допросить свидетеля. Он выходит из зала, затем возвращается и говорит, что явка свидетеля обеспечена. Судья просит пригласить его в зал.

9:56. В зал входит судья Ирина Аккуратова, заседание начинается.

9:56. Участников процесса пригласили в зал. Следом за ними пригласили слушателей. На заседании, как и в предыдущие разы, отсутствует потерпевшая сторона — представители Министерства культуры РФ. Гособвинение сегодня в полном составе: прокуроры Олег Лавров и Надежда Игнатова.

9:39. Затем приходит адвокат Ксения Карпинская. Теперь все в сборе. Ждут начала заседания.

9:39. «Лидерство захвачено,— появляется адвокат Ирина Поверинова.— Мы не первые!» Пришедшие на заседание слушатели смеются и здороваются с адвокатом. Следом за Повериновой из лифтового холла выходит ее подзащитная Софья Апфельбаум.

9:30. Ровно в 09:30 на этаж поднялись режиссер Кирилл Серебренников и его адвокат Дмитрий Харитонов.

9:28. Сегодняшнее заседание назначено на 09:30. За пять минут до назначенного времени прибыл подсудимый Алексей Малобродский, бывший генеральный продюсер «Седьмой студии».

9:28. На шестом этаже начала процесса дожидается прокурор Олег Лавров. На вчерашнем заседании его не было, материалы дела читала его коллега Надежда Игнатова. Сегодня ее пока не видно.

9:27. Четвертый этаж Мещанского суда утром 16 января пуст. Только у зала 433, где проходят заседания по делу «Седьмой студии», находятся пара человек и пятеро судебных приставов. Обычно разговорчивые, сегодня они сидят молча и смотрят в телефоны. Из участников процесса пока только адвокат Юрий Лысенко и его подзащитный Юрий Итин.


Фигурантами по делу проходят пять человек. Среди них — режиссер Кирилл Серебренников, директор Российского академического молодежного театра (РАМТ) Софья Апфельбаум, бывший директор «Гоголь-центра» Алексей Малобродский, экс-гендиректор «Седьмой студии» Юрий Итин и продюсер Екатерина Воронова (находится в международном розыске). Их обвиняют в хищении не менее 133 млн руб., выделенных на проект «Платформа» с 2011 года по 2014 годы. Все фигуранты отрицают вину.

Роман Дорофеев, Алина Сабитова, Анна Токарева


Материалы по теме:

Комментарии

наглядно

обсуждение

Профиль пользователя