Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ   |  купить фото

Господдержка взаймы

Субсидирование промышленности приведут в соответствие с требованиями ВТО

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Инициированная вице-премьером Дмитрием Козаком реформа господдержки промышленности опять меняется, на этот раз из-за рисков претензий в рамках ВТО. Вместо универсальной субсидии компаниям под обязательства по экспорту теперь предполагается выдача займов на срок до 15 лет. Выдавать займы будет Фонд развития промышленности (ФРП) Минпромторга, в первые шесть лет ставку приравняют к ставке ОФЗ, далее она составит 1%. В результате, отмечают промышленники, в первые годы ставка окажется выше, чем за рубежом. Но именно это, уточняют юристы, избавит от вопросов со стороны ВТО.


В правительстве обсуждают новую версию реформы господдержки промышленности, инициированной в 2018 году вице-премьером Дмитрием Козаком и реализуемой через «экспортный» нацпроект. Схема должна была заменить отраслевые меры поддержки единой субсидией под обязательства роста экспорта. Для получения госсубсидий от компаний требовали корпоративные программы международной конкурентоспособности — КПМК (см. “Ъ” от 11 декабря).

Но, как рассказали источники “Ъ” в Белом доме, еще в декабре у чиновников возникли опасения, что схема вызовет вопросы со стороны ВТО из-за прямого субсидирования экспорта. После этого и была инициирована замена субсидий на займы.

В рамках обновленного механизма распределять средства должен ФРП (для компаний федерального значения) и региональные фонды (для остальных).

Фонды будут финансировать отобранные Минпромторгом КПМК займами на срок до 15 лет (сейчас ФРП выдает займы сроком до пяти лет). Ставку до 2024 года привяжут к ставке ОФЗ, то есть она составит 7,5–8,5%, а затем будет ниже инфляции — 1%. Компании также должны брать обязательства по экспорту, Минпромторг установит нормы по отношению экспортной выручки к общей к 2024 году (их компании должны заложить в КПМК).

Общий объем субсидий до 2024 года в рамках экспортного нацпроекта зафиксирован на уровне 420 млрд руб., из них исключена субсидия на транспортировку в 15 млрд руб. Из оставшегося 258 млрд руб. пойдет на займы по КПМК, еще 78 млрд руб.— субсидии для банков на ставку по другим кредитам для компаний, говорит собеседник “Ъ”, знакомый с ситуацией. При этом если компания в 2019 году подастся на транспортную субсидию, ей придется отказаться от механизмов господдержки в рамках нацпроекта, продолжает он, а в 2020 году только участники КПМК смогут претендовать на банковскую субсидию.

Проекты актов правительства по новым механизмам в ближайшее время будут внесены в правительство и рассмотрены у Дмитрия Козака, сообщил его представитель Илья Джус.

В Минфине переадресовали вопросы “Ъ” в Минпромторг, но там и в Минэкономики не ответили. В ФРП “Ъ” сказали, что в правительстве обсуждались различные варианты господдержки, и до принятия решения отказались от комментариев.

Заместитель гендиректора Stada CIS Иван Глушков полагает, что интерес к предложенному инструменту займов будет зависеть от их обеспечения. По его словам, в фармацевтике крупные компании имеют доступ к займам по ставке ниже заявленных 7,5–8,5%, и при смягчении условий по обеспечению инструмент станет интересен средним и малым компаниям, продолжает он, но они не дадут необходимого прироста экспорта. Собеседник “Ъ” в правительстве говорит, что обеспечение в виде банковской гарантии будет конкурентным, как и участие банков в программе. Собеседник “Ъ” в автопроме полагает, что перевод субсидий в займы «развалит» систему развития автоэкспорта, так как при вхождении на рынки без субсидий экспорт невозможен. Другой собеседник “Ъ” добавляет, что проблема актуальна для отечественных концернов, у которых нет выстроенных цепочек за рубежом, а иностранцев устроит и доступ только к транспортной субсидии. Еще один источник говорит, что субсидии позволяли выровнять условия работы за рубежом (в 2017 году автоэкспорт из РФ вырос на 26%, в 2018 году — примерно на 20%). По его словам, льготный процент по займам не равнозначен условиям кредитов зарубежных конкурентов в 1–3%.

Партнер Bryan Cave Leighton Paisner Владимир Чикин отмечает, что по нормам ВТО единая субсидия под обязательства роста экспорта имеет признаки запрещенных субсидий, «поэтому любая заинтересованная сторона может ее оспорить». В случае замены субсидии кредитованием вопросов к механизму возникнуть не должно, полагает юрист. «Однако есть норма, что такое кредитование, как и любая иная правительственная помощь, не должно серьезно ущемлять или угрожать ущемить интересы другого члена ВТО»,— говорит господин Чикин. Ставки экспортного кредитования должны сравниваться со ставками, которые придется уплатить по кредиту на международном рынке капиталов (несмотря на то что он для заемщиков из РФ недоступен), поясняет он, отмечая, что сейчас это выше 3% годовых.

Ольга Никитина


Комментарии
Профиль пользователя