Коротко


Подробно

Фото: Григорий Собченко / Коммерсантъ

Смена названий и обмен долгами

Андрей Плахов о претензиях греков к Германии

от

Двухдневный визит в Афины канцлера Германии Ангелы Меркель прошел насыщенно и внешне почти гармонично. Однако за дипломатической гармонией отчетливо просматривался тяжелый фон, который накладывает на отношения двух стран военное прошлое, а также современные политико-экономические войны. В том, как на самом деле относятся греки к Германии и к немцам, разбирался Андрей Плахов.


Визит Ангелы Меркель был важен как с точки зрения общеевропейской политики, так и для внутренней греческой ситуации. Положение кабинета греческого премьера Алексиса Ципраса непрочно в той же степени, в какой относительна экономическая стабилизация, достигнутая страной, по-прежнему зависящей от европейских кредиторов. И любой политический вопрос, реально важный или носящий спекулятивный характер, вносится в повестку дня и используется, чтобы перетянуть чашу весов на свою сторону. Для политических конкурентов Ципраса и его партии «Сириза» возможность раскачать лодку особенно заманчива, ибо может привести к досрочным парламентским выборам.

Как и планировалось при подготовке визита, состоялись встречи канцлера с премьер-министром Алексисом Ципрасом, президентом республики Прокописом Павлопулосом и лидером оппозиции Кириакосом Мицотакисом (партия «Новая демократия»). Были затронуты все актуальные темы, о которых Меркель рассказала в интервью греческой газете «Катимерини»: двусторонние партнерские отношения с Германией, дальнейшие шаги по выводу Греции из финансового кризиса, а также самый острый политический вопрос — македонский.

Для Меркель было принципиально, чтобы Греция подтвердила свою приверженность Преспанскому соглашению и дала добро на признание этой страны под компромиссным названием Северная Македония. Это открыло бы ей дорогу в ЕС и НАТО и позволило бы Германии отпраздновать триумф своей политики на балканском направлении. Но хотя на правительственном уровне согласие было достигнуто, в политическом спектре страны и в обществе много противников подобного компромисса. А вскоре в парламенте предстоит голосование по этому болезненному вопросу, которое может привести к серьезному политическому кризису в стране.

Прекрасно помню свое первое впечатление от Греции: фри-шоп аэропорта в Салониках предлагал весьма скудный выбор товаров, в основном полки были заполнены банками с консервированными маслинами, и на каждой было выведено большими буквами: «Makedonia is Greek!». А когда мой голландский коллега попытался пошутить на тему греческой истории с барменшей в том же аэропорту, он должен был выслушать целую лекцию о деяниях Александра Македонского. Греческий иррациональный патриотизм пустил глубокие корни, и с ним вынуждены считаться политики всех мастей.

Госпоже Меркель пришлось на пресс-конференции изображать сильное удивление от того, что многие в Афинах считают выбитый из Греции карт-бланш для Македонии расплатой за отсрочку платежей по греческому долгу и сокращению пенсий для жителей страны. По словам канцлера, эти вопросы никак между собой не связаны, а Германия оказывает экономическую помощь Греции буквально с распахнутой душой.

Еще большая дипломатическая выдержка потребовалась гостье, когда неминуемо всплыл вопрос о репарациях за ущерб, нанесенный Греции нацистской Германией в годы военной оккупации и оцениваемый почти в €300 млрд (по чистой случайности эта сумма как раз совпадает с размером долгового бремени Греции).

Еще в преддверии визита Меркель подчеркнула, что тема репараций закрыта после объединения Германии. Однако в последнее время она вновь и вновь поднимается греческими политиками. В частности, сторонником жесткой линии в этом вопросе выступает министр обороны Панос Камменос, ушедший в отставку 13 января из-за противоречий по македонскому вопросу с Алексисом Ципрасом. Греция даже пытается объединить усилия с Польшей, выдвигая к Германии аналогичные финансовые требования.

Конечно, тема репараций в нынешней прагматичной политике остается в основном разменной монетой в большой игре. «Всем, кто реалистически мыслит, понятно, что Греция ничего не получит — во всяком случае, в форме прямых репараций»,— говорит экономический эксперт Петрос Петридис. Речь идет скорее о моральном капитале: напоминать Германии о ее исторической вине всегда приятно. А если поговорить с простыми греками, выяснится, что это вообще их любимое занятие — отводить душу в разговорах о том, что Греция стала жертвой немецкого экспансионизма и что «Меркель — это Гитлер в юбке».

Хозяин афинского ресторана Михалис Дамианос не только помнит о том, что его дед погиб на войне, он не может простить Германии, что в 1942 году немцы обрекли на смерть 200 тыс. жителей Афин, поскольку вывезли все продовольствие из города на русский фронт. «Все повторяется почти в точности, как было во времена Второй мировой войны. Меркель, хоть и другими методами, ведет ту же игру, что в свое время Гитлер, а Греция и Россия противостоят Германии и Америке. Ведь как было? Россия остановила Германию, а Америка вмешалась только в последний момент».

Комментарии