Коротко


Подробно

Фото: ORF

К Индии набиваются в патроны

Вашингтон вовлекает Дели в стратегию сдерживания Китая

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

Формирующееся четырехстороннее партнерство США, Японии, Австралии и Индии, направленное на сдерживание Китая, стало одной из центральных тем обсуждения на завершившемся вчера международном форуме Raisina Dialogue в Дели. В течение трех дней новую геополитическую реальность в Азии обсуждали в основном представители Индии, США и дружественных Вашингтону стран, в то время как Россия, Китай и Иран были представлены на конференции значительно скромнее. В этом можно было бы обнаружить свидетельство того, что Дели «переметнулся в американский лагерь», но сами представители Индии утверждают: они просто продолжают свою линию на многовекторную внешнюю политику и адекватно реагируют на угрозы со стороны Китая. С подробностями из Дели — корреспондент “Ъ” Михаил Коростиков.


«Ранее Индия была нейтральной страной, но теперь ситуация изменилась, и мы будем рады начать переговоры по всем волнующим вас вопросам,— объявил на одной из панелей Raisina Dialogue заместитель генсека НАТО по вопросам политики и безопасности Алехандро Альваргонсалес.— Мы готовы встретиться в штаб-квартире НАТО и обсудить вопросы, беспокоящие индийских экспертов». На первый взгляд замечание господина Альваргонсалеса подкреплялось фактами: большинство выступавших в течение трех дней форума были высокопоставленными представителями США и ЕС, выражавшими традиционную для них точку зрения на геополитические вопросы. Выступить прибыли премьер-министр Норвегии Эрна Сульберг, глава Индо-Тихоокеанского командования США адмирал Филип Дэвидсон, бывшие премьер-министры Великобритании, Италии, Швеции и Канады, командующие армиями и флотами Австралии, Франции и Японии и многие европейские министры.

Делегации из Москвы и Пекина были не столь многочисленными, но если российскую — все же возглавлял замминистра иностранных дел Сергей Рябков, то от Китая из официальных лиц не было вообще никого. Источник “Ъ” в оргкомитете конференции сообщил, что представителей Пекина на Raisina Dialogue звали, но те приглашения отклонили, послав делегатов от академического сообщества. Без них обсуждение судьбы Азиатско-Тихоокеанского региона и перспектив концепций Индо-Тихоокеанского региона (ИТР) и четырехстороннего диалога («Квада»), что заняло большую часть «политических» сессий, оказалось несколько односторонним. Представители США и их союзники представили свою стратегию, к которой настойчиво призывали присоединиться и Индию.

Термин «Индо-Тихоокеанский регион» вошел в оборот в Японии, Австралии и Индии в конце 2000-х годов, но стал популярен только после того, как начал широко использоваться в США в 2012–2013 годах. Новое определение, как заявил бывший министр обороны Австралии Стивен Смит, «намного лучше отражает реальность и факт того, что Индия и Индонезия скоро станут великими державами, и обсуждать судьбы Азии без них невозможно». В марте 2018 года президент США Дональд Трамп переименовал Тихоокеанское командование США в Индо-Тихоокеанское и сразу же назначил его главой адмирала Филипа Дэвидсона, который вчера кратко объяснил, как он понимает стратегию Вашингтона в ИТР. «Мы выступаем за сохранение в этом огромном и важном регионе основанного на правилах порядка, свободного и открытого для всех его членов,— заявил он.— Мы выступаем в поддержку демократических правительств, ответственных перед своими гражданами. Любая попытка разрушить этот порядок напрямую угрожает интересам США в регионе и их союзникам». Среди угроз стратегии США в ИТР господин Дэвидсон в порядке убывания назвал Китай, РФ и КНДР.

С ИТР напрямую связана концепция «Квада» — четырехстороннего диалога США, Японии, Австралии и Индии по вопросам безопасности. Термин появился в 2007 году, но сам диалог стал обретать реальные очертания лишь в ноябре 2017-го. Несмотря на то что официально Фил Дэвидсон назвал «Кваду» «не направленной против Китая», он подчеркнул, что ее задача — поддерживать существующий порядок в регионе, «сохраняя открытой и свободной торговлю и давая малым странам возможность выбирать, с кем и как они хотят строить отношения». В беседе с “Ъ” Стивен Смит, впрочем, заметил, что возрождение «Квады» в 2017 году — прямая заслуга Китая. «Это уже не тот Китай Дэн Сяопина, который мы в 2001 году приняли в ВТО, несмотря на то что никакой рыночной экономикой он не был,— заметил господин Смит.— Они милитаризируют Южно-Китайское море, загоняют страны в долговые ямы своими кредитами, игнорируют решения Гаагского арбитража по островам Спратли и делают многое другое».

Четырехсторонний диалог очень быстро деградировал из формата, обещавшего стать чуть ли не «азиатским НАТО», в довольно размытую концепцию, полагает эксперт ЦСР Антон Цветов, также выступавший на Raisina Dialogue. «За прошедший год в портфель "Квады" добавился очень широкий спектр тем за пределами обороны и безопасности вроде инфраструктурного развития и инвестиций,— сообщил он “Ъ”.— "Четверка" пытается привлекать в свои ряды малых членов, но они пока не спешат, опасаясь реакции Китая. То же самое верно и для Индии, сохраняющей двойственную позицию». Эксперт напомнил, что пока, несмотря на несколько встреч, не было даже никакого совместного заявления членов «Квады», так что говорить о том, что формат обрел форму, пока рано.

Начштаба ВМС Индии Сунил Ланба, которого попросили прокомментировать отношение Дели к «Кваде», испытывал видимый дискомфорт. «Ни один флот не рос в последние 200 лет так быстро, как китайский,— заметил он.— За последние пять лет в строй у них вошло еще 80 кораблей. Они уже в Индийском океане и не собираются никуда из него уходить». Остальные представители внешнеполитического и оборонного ведомств Индии старались публично воздерживаться от прямой поддержки американской стратегии, но в кулуарах в беседах с “Ъ” замечали, что видят в концепциях ИТР и «Квада» просто еще один из способов как-то сдержать растущее давление со стороны Китая. «Южно-Китайское море, Шри-Ланка, Мальдивы, Джибути. Пекин пытается выстроить цепь контрольных точек вдоль судоходных маршрутов Индийского океана, и у нас просто нет ресурсов противопоставить этому что-то в одиночку»,— заметил в беседе с “Ъ” представитель Минобороны Индии.

При этом сами индийцы, по словам собеседников “Ъ”, не воспринимают принадлежность к «Кваде» как «переход в американский лагерь». «"Квада" не противоречит БРИКС или нашему сотрудничеству с Россией, мы не собираемся от него отказываться, но и не собираемся ограничивать себя одной или двумя странами,— заметил собеседник “Ъ” из МИД Индии.— У нас есть определенные проблемы, которые нужно решать, и понимание того, что залог нашей безопасности — сохранение нормальных отношений со всеми крупными странами». Он напомнил, что Дели не так давно подписал с Москвой контракт на поставку противоракетных комплексов С-400 за $5,4 млрд. «Политика поддержания хороших отношений с США позволила нам одновременно закупать у РФ оружие и избежать санкций, так что она вполне успешна»,— заметил собеседник “Ъ”. Он также добавил, что и участие в американской инициативе Дели рассматривает не как антикитайский шаг, но как средство предотвращения «глупых действий» со стороны Пекина.

«В отношениях с Индией Москве стоит приготовиться к жесткой и прагматичной конкуренции с другими игроками,— полагает директор азиатской программы Московского центра Карнеги Александр Габуев.— Они жестко привержены многовекторной внешней политике. Нам нужно быть активнее и гибче в продаже туда технологий, оружия, строительстве АЭС и тому подобном, но главное — в наращивании экспертизы и контактов не только с руководством, но и с предпринимателями, чиновниками и дипломатами среднего звена».

Комментарии