Коротко


Подробно

Фото: Руслан Шамуков / ТАСС

Вынести елку

Маша Трауб — о традиционных последствиях Нового года

Журнал "Огонёк" от , стр. 42

Сразу после Старого Нового года в нашем подъезде появилось объявление: «Выносить елки, чтобы не сыпались. До марта не держать»


Но вынести дерево не так просто, как кажется, особенно если в семье есть маленькие дети. Дай бог, как раз к марту уговорить.

Редко когда у меня в доме была нормальная елка. Когда сын был маленьким, прекрасная датская елка приехала с пауками, которые начали размножаться и обживаться. Сын не разрешил сорвать с дерева паутину и усыновил всех пауков, пересадив их в банки. Нынешний год не стал исключением. Выбранная дочкой удмуртская ель приехала вместе с божьей коровкой. Насекомое сидело на иголке и не собиралась улетать. Я хотела ее выпустить в окно, но дочь Сима заплакала и не разрешила — коровка там замерзнет. Она пересадила ее в домик — коробку из-под конфет, куда положила вату, иголки, кусочек сахара. Но уже на следующее утро божьей коровки в домике, естественно, не оказалось.

Тридцать первого декабря рано утром, вместо того чтобы резать салаты, я искала на елке божью коровку. Ель у нас была почти двухметровая, очень пышная и колючая. Искать на ней божью коровку — это даже не иголку в стоге сена, а хуже, хотя я, наконец, на себе прочувствовала, каково это. Оставалось надеяться на чудо. И оно случилось. Божья коровка прилетела и села на книгу, которую читал мой муж, пока я ползала под елкой. Дочка была счастлива. Божью коровку торжественно вернули на новогоднее дерево. Дочь дала ей имя Златоглазка.

— Может, Златовласка? — уточнила я.

— Мам, откуда у божьей коровки волосы? — удивилась дочь.

— Но и глаза у нее не золотые,— парировала я.

Все новогодние праздники Сима подходила к елке рано утром и обращалась куда-то вглубь дерева. Она здоровалась со Златоглазкой, желала ей доброго утра. Разве что шампанское и салат не заставила меня принести и положить на ветку. Когда я стала намекать, что елку пора бы выносить, Сима ахнула: а как же Златоглазка? Может, дождемся марта или апреля, когда на улице потеплеет?

Когда я приехала в гости к своей подруге, маме девочки Даши, то застала сцену: мать убеждает дочь вынести елку.

— Нет, я еще не наигралась,— ответила Даша.

Елка в их доме оказалась привязана к книжному шкафу и карнизу даже не веревками, а почти канатами.

— Это Долли елку роняет? — спросила я.

— Нет, это Даша,— ответила подруга,— уже три раза уронила, причем на Долли. Специально.

Долли — лабрадориха размером даже не с овечку, а с теленка, просится на ручки к хозяевам, когда к елке подходит Даша. Собака не боится салютов, спокойно реагирует на конфетти. Она до ужаса боится елки и старается не заходить в комнату, где стоит дерево. А поскольку на кухню никак нельзя пройти иначе, то Долли даже похудела за новогодние праздники и прекрасно выглядит для своего уже солидного возраста. Бегает так и вовсе, как щенок.

— Мне бы такую мотивацию похудеть,— с тоской замечает подруга.

Последние несколько дней Даша была занята тем, что пилила канат, удерживающий елку, своими детскими ножницами. И достигла невероятных успехов — один почти перепилила.

Но уж совсем отличилась моя мама. Она решила приехать к нам в гости на праздники и привезти любимой внучке еловых лап. Чем ей не глянулся уже продающийся ельник, я не знаю, но мама пошла туда, где еще в моем детстве ломала еловые ветки — на дорожку за Сбербанком. Ей удалось обломать почти все дерево, и она потянулась за самой большой веткой, удерживая в руках сумку и ветки поменьше. Оступилась и отпустила ту самую здоровую лапу. Ветка больно ударила по маминому лицу и попала в глаз всеми иголками. Мама позвонила и сказала, что не приедет. Сидит дома, потому что у нее один глаз заплыл, а в пол-лица здоровенный синяк.

— Мам, ну зачем тебе понадобилось обрывать елку? — ахнула я.

— Традиция такая. Я в том месте уже 30 лет лапник обрываю. Зачем нарушать?

Прошлой весной я в лифте встретила соседку, которая прижимала к груди кадку с елкой.

— Выносите? — спросила я.

— Уже в четвертый раз,— ответила соседка.

Она решила следовать моде, поддержав экологическое движение, и купила на Новый год елку в кадке, чтобы потом, уже по весне, посадить деревце в парке. Но ее внук оказался против «зеленых». В первый раз внук и бабушка вынесли елку вместе, торжественно вырыли рядом с ближайшей детской площадкой лунку и посадили в нее деревце. Но внук, которому, кстати, уже 8 лет, вернулся в парк, вырыл елку и вернул дерево в дом. Так повторялось еще трижды. Бабушка выносила елку, закапывала, а потом внук шел, находил «свою» елку и возвращал назад. Мать мальчика еще удивлялась — старший брат вдруг соглашается гулять с младшим, который еще в коляске. Разве это не чудо? Пока мама дремала на лавочке или разговаривала со знакомыми, старший сын брал коляску со спящим младшим братом, довозил до «своей» елки, вырывал и клал елку в поддон коляски, прикрывая чехлом или запасным пледом. Пока мама роняла слезы счастья, видя такую братскую любовь, старший сын использовал коляску как транспортное средство, а брата как прикрытие…

В чем выносить елку? Строительная пленка, специальные мешки. Можно даже заказать «демонтаж и утилизацию», и к вам приедут специалисты и все сделают. Но я выношу елку так, как делала моя мама — в старом пододеяльнике. Чтобы не нарушать традицию.

Маша Трауб


Комментарии