Коротко


Подробно

Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ   |  купить фото

Общество всего улучшающегося

от

Формально 2018 год для российской власти — первый, в котором работа всего госаппарата подчинена четко определенной цели. Если «майские указы» Владимира Путина 2012 года содержали описание средств, которые правительство должно применить для достижения довольно общих целей социально-экономического развития, то «майский указ» 2018 года — это как раз перечень «национальных целей развития» до 2024 года, список 12 нацпроектов и одной инфраструктурной программы, которыми эти цели достигаются, и описание метода их финансирования («в первую очередь — бюджетные расходы на нацпроекты»). Это простая и не допускающая особых толкований программа — определили цифры, которых надо достичь, рассчитали деньги, которые на это есть, разработали методы, как эти деньги потратить, и пошли выполнять план.

Несмотря на то что упрощение плана до понятной схемы — довольно непростая задача, она выполнима. В соцсфере нацпроекты сводятся (в грубом упрощении) к поддержке деньгами позитивных демографических перемен и переходу к «социальному контракту» как главному способу ликвидации бедности. В образовании — к цифровой школе и подчинению основной массы среднего качества вузов сети элитных университетов. В здравоохранении — к массовой переаттестации врачей и тиражированию московского опыта 2014–2018 годов в крупных городах («инфарктные» и «инсультные» сети) плюс крупные расходы на онкологию. В повышении производительности труда — к принудительной перестройке управления на средних предприятиях госсектора на основе опыта «Росатома», Минэкономики и Минпромторга. В экологии — к принудительному инвестированию в новые чистые технологии под угрозой штрафов и к госинвестициям в очистку крупных рек. В жилом строительстве — ну, тут проблемы, но надеемся на то, что дешевая ипотека все решит. В инфраструктуре — строим железные и автодороги. Ничего неожиданного, все, что давно откладывалось.

Вопрос, однако, не в этом. Предположим, что за всем этим стоит некая идеология: «мы хотим, чтобы сегодняшнее общество изменилось и стало другим» — каким? Идеологическая цель, объявленная на 2024 год, в нацпроектах отсутствует, она заменяется простым соображением — «люди будут жить лучше», и в этом смысле кампания нацпроектов уникальна. И в этом ее слабое место: почти любая идея, овладевшая настроениями, немедля оттесняет идею «лучше жить» на второй план. Пункты «майского указа», провозглашающие приоритет финансирования нацпроектов, вряд ли помогут: остается лишь надеяться, что новая идея не появится.

Но она, безусловно, может появиться.

Дмитрий Бутрин


Комментарии
Профиль пользователя