Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ   |  купить фото

Ток в деле «Сети» получил новое направление

Обращение к Владимиру Путину о пытках рассмотрит не только ФСБ

от

Администрация президента (АП) расширила список «компетентных органов», которым переадресовано обращение к Владимиру Путину родственников обвиняемых по делу о так называемом террористическом сообществе «Сеть». Ответить на жалобы о применении сотрудниками ФСБ к фигурантам электротока должны ФСБ, Генпрокуратура, Следственный комитет (СКР) и ФСИН. Ранее эти ведомства отклоняли заявления о тех же фактах пыток. Международная организация Amnesty International призвала рассекретить дело «Сети» в судах, заявив, что «обвинение может опираться на признания вины, полученные под пытками». А Высокий суд Англии и Уэльса в Лондоне, получив от Генпрокуратуры РФ недостоверную информацию о деле «Сети», отказался экстрадировать в Пензенскую область фигуранта другого дела, Алексея Шматко, признав «высокую вероятность» нарушений в регионе РФ статьи о запрете пыток Европейской конвенции.


Новое уведомление из управления президента по работе с обращениями граждан и организаций получили объединившиеся в «Родительскую сеть» родственники обвиняемых по делу «Сети». Они жаловались Владимиру Путину на фабрикацию дела в ФСБ и незаконные методы выбивания признательных показаний, в том числе пытками с применением электротока в СИЗО-1 Пензы в отношении фигурантов — десяти молодых людей (антифашистов, анархистов и левых активистов), которых УФСБ Пензы и Петербурга считают членами террористического сообщества. 19 декабря управление президента сообщило заявителям, что жалоба направлена в Генпрокуратуру, СКР и Федеральную службу исполнения наказаний (ФСИН), «в компетенцию которых входит решение поставленного вопроса». Хотя 14 декабря они уже получили ответ АП, что жалоба на сотрудников Федеральной службы безопасности (ФСБ) переадресована в ФСБ. Оба ответа подписала главный советник департамента письменных обращений граждан и организаций управления президента Анна Кузина.

Фактически жалобы «Родительской сети» пошли по второму кругу: ранее заявители уже обращались в Генпрокуратуру, СКР и ФСИН, но получили стандартные ответы об отсутствии указанных ими «событий преступления». Написать Владимиру Путину они решили после того, как члены Совета по правам человека (СПЧ) рассказали президенту о нарушениях при проверке заявлений о пытках в деле «Сети». Какие «компетентные органы должны с этим разобраться» по «поручению президента», пообещал уточнить 18 декабря пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, узнав из публикации “Ъ”, что АП переслала обращение в ФСБ. После этого список органов был расширен. Официально перечень поручений по итогам ежегодных встреч Владимира Путина с СПЧ и их исполнителей на сайте Кремля не публиковался с 2016 года.

«Родительская сеть» должна получить ответы силовых ведомств до 19 января — за неделю до возможной передачи обвинительного заключения пензенским УФСБ на утверждение в прокуратуру. Срок ознакомления фигурантов с материалами дела суды Пензы по ходатайству следствия ограничили 25 января, до этого ФСБ и сотрудники ФСИН, как заявляли, в частности, адвокаты обвиняемых, оказывали на них давление, пытаясь заставить ускоренно ознакомиться с материалами обвинительного заключения. Дмитрия Пчелинцева, которого ФСБ считает организатором террористического сообщества, во время чтения «приковывали наручником к батарее отопления и помещали в полуподвал со спецназовцем», который, по утверждению обвиняемого, трижды участвовал в его пытках. Военно-следственное управление (ВСУ) СКР сейчас повторно ведет проверку по заявлению защиты Дмитрия Пчелинцева о возбуждении уголовного дела в отношении следователя по особо важным делам УФСБ по Пензенской области Валерия Токарева по ст. 286 и 302 Уголовного кодекса (превышение должностных полномочий и принуждение к даче показаний): в сентябре Дмитрий Пчелинцев сообщил в прокуратуру Пензенской области и директору ФСБ Александру Бортникову, что следователь в присутствии адвоката Игоря Ванина его шантажировал, предлагая ему «выбрать» более мягкое обвинение в обмен на признательные показания, в частности, взять на себя «подброшенные гранаты и поджог военкомата».

24 декабря международная организация Amnesty International призвала российские власти снять секретность с дела «Сети», отметив, что «даже судебные заседания о продлении срока содержания под стражей обвиняемых были закрыты для представителей общественности». «Нет независимого способа проверить, обоснованно ли обвиняемые подозреваются в совершении признанных международным законодательством преступлений или их преследуют по политическим мотивам. Окружающая этот процесс секретность вызывает подозрения, что обвинение может опираться на ложные и недопустимые доказательства, в том числе признания вины, полученные под пытками или с помощью других видов жестокого обращения», говорится в заявлении. В нем отмечается, что заявления о применении пыток и других видов жестокого обращения в отношении изолированных друг от друга фигурантов этого дела и показания свидетелей «многочисленны и не противоречат друг другу».

Между тем внимание к делу «Сети» проявил Высокий суд Англии и Уэльса в Лондоне, отказавшийся 19 декабря экстрадировать в РФ бизнесмена Алексея Шматко в связи с другим расследуемым в Пензе делом (о мошенничестве). Лондонский суд в своем решении выразил недоверие к информации Генпрокуратуры РФ о гарантиях отсутствия пыток и пыточных условий в СИЗО и тюрьмах Пензенской области «ввиду серьезного неразглашения стороной обвинения в РФ» сведений о недавнем решении Приволжского окружного военного суда по делу «Сети». Как выяснилось, Генпрокуратура 19 ноября сообщила британцам, что Пензенский гарнизонный суд признал отсутствие «объективного подтверждения» применения пыток к фигурантам дела «Сети», утаив тот факт, что 15 ноября вышестоящий Приволжский окружной военный суд это решение отменил и отправил дело на новое рассмотрение. Лондонский суд счел упущение Генпрокуратуры «чрезвычайно тревожным» и отказался получить от нее «дальнейшие гарантии относительно условий тюремного содержания в Пензе». Суд в Лондоне признал «высокую вероятность» того, что фигуранты уголовных дел «содержатся в Пензенской области до и после суда в условиях, которые связаны с серьезными нарушениями ст. 3 (запрет пыток и бесчеловечного обращения) Европейской конвенции по защите прав человека. «Отсутствие какого-либо эффективного независимого мониторинга» тюремных условий в РФ «увеличивает эту вероятность», говорится в решении.

Анна Пушкарская, Санкт-Петербург


Комментарии