Коротко

Новости

Подробно

Фото: Osman Orsal / Reuters

Вывод в пользу Турции

В 2019 году Анкара может сыграть центральную роль в сирийском урегулировании

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

В декабре 2017 года президент РФ Владимир Путин, посещая российскую авиабазу Хмеймим в Сирии, заявил о разгроме террористов и возвращении домой значительной части воинского контингента. В этом декабре похожие слова произнес президент США Дональд Трамп. За год, прошедший между этими двумя заявлениями, Дамаск благодаря российской и иранской поддержке вернул под свой контроль большую часть территории Сирии, но политическое урегулирование конфликта так и не продвинулось. И если последние полтора года основную роль в Сирии — как на земле, так и в политических вопросах — играла Россия, то в 2019 году благодаря американскому уходу ключевым игроком на сирийской сцене может стать Турция.


Событие года


В 2018 году президент Сирии Башар Асад при помощи России и Ирана установил контроль над тремя из четырех созданных в 2017 году зон деэскалации: на юго-западе Сирии, вокруг Дамаска (Восточная Гута) и в районе Хомса. Впервые с 2012 года столицу страны перестали обстреливать. Если не считать двух контролируемых «Исламским государством» (ИГ, запрещено в России) «карманов» в Сирийской пустыне и на восточном берегу реки Евфрат, Дамаск смог вернуть себе все территории, за исключением тех, которые находятся под опекой Турции (северо-запад) и США (северо-восток). Так что в случае, если сирийские власти попытались бы взять под свой контроль и эти территории, они напрямую столкнулись бы с Анкарой или Вашингтоном.

В интервью «РИА Новости» по итогам года глава МИД РФ Сергей Лавров квалифицировал американское военное присутствие в Сирии как оккупацию, а турецкое (неожиданно) — как легитимное. Господин Лавров обосновал это тем, что Дамаск признал Меморандум по урегулированию ситуации вокруг зоны деэскалации Идлиб, подписанный 17 сентября в Сочи министрами обороны Турции и России.

Любопытно, что до этих слов главы МИД РФ как Москва, так и Дамаск заявляли, что турецких, равно как и американских, военных в Сирию никто не звал.

Правда, в целом на турецкое военное присутствие Россия закрывала глаза, поскольку Анкара координировала свои действия с Москвой. США же в последнее время все более активно вмешивались в вопросы, касающиеся политического будущего Сирии.

Решение Дональда Трампа вывести американские войска из Сирии, озвученное под конец года, может существенно изменить расклад сил в урегулировании сирийского конфликта. Сергей Лавров назвал эту инициативу «шагом в правильном направлении», подчеркнув, что пока нет ясности, как она будет реализована и будет ли реализована вообще. Россия по собственному опыту знает, насколько это непросто. Неслучайно президент РФ Владимир Путин несколько раз заявлял об окончании активной части военной кампании в Сирии и о сокращении там российского военного присутствия. В последний раз это было год назад на авиабазе Хмеймим, где президент РФ заявил: «задача борьбы с вооруженными бандами» в Сирии «в целом решена». Но боевые действия российскому контингенту пришлось продолжить.

Про планы вывода американских военных из Сирии пока известно немного. Упоминается лишь, что вывод 2 тыс. военных может занять 60–100 дней.

При этом Вашингтон намерен продолжать участвовать в антитеррористической коалиции. Согласно твитам Дональда Трампа, США будут координировать вывод своих войск с Анкарой.

Именно Турции президент США доверил разобраться с группировкой ИГ. «Президент Эрдоган очень убедительно сообщил мне, что уничтожит все, что осталось от ИГ в Сирии»,— написал Дональд Трамп после второго за десять дней телефонного разговора с Реджепом Тайипом Эрдоганом. А The Washington Post приводит крайне любопытную фразу, 14 декабря сказанную, по данным газеты, президентом США в разговоре с его турецким коллегой: «Она (Сирия.— “Ъ”) ваша. Я ухожу».

Пока в американо-турецких договоренностях много неясного. Например, распространяется ли данный Вашингтоном Турции карт-бланш на удары по курдским группировкам (на что нацелена сама Анкара), будут ли США и Турция координировать вопросы политического урегулирования в Сирии, и если да, то будет ли Анкара по-прежнему согласовывать свои действия с партнерами по «астанинской тройке» — Россией и Ираном.

Весь этот год американские дипломаты решали задачу, как перетянуть Анкару на свою сторону и разрушить «астанинскую тройку». Пока, несмотря на резкое потепление в отношениях с США, Анкара, похоже, не намерена отказываться от прежних партнеров, хотя теперь может претендовать на центральную роль в сирийском урегулировании. Она уже пытается взять процесс под свой контроль. Весьма показательным в этом смысле оказался саммит лидеров РФ, Турции, Франции и Германии в Стамбуле 27 октября. Впервые за одним столом собрались представители «астанинской тройки» и «малой группы» по Сирии (США, Франция, Германия, Великобритания, Саудовская Аравия, Иордания и Египет). Саммит мог бы стать политическим триумфом не только Анкары, но и всей «астанинской тройки». Но итог оказался не таким, как надеялись в Москве.

Разочарование года


Для Москвы самым главным результатом стамбульского саммита стал озвученный четырьмя лидерами призыв завершить формирование сирийского конституционного комитета до конца этого года. Для России это было равнозначно признанию Западом «астанинской тройки». Напомним, что решение о создании комитета было принято 30 января на Конгрессе сирийского национального диалога, прошедшем по инициативе РФ в Сочи. Как подчеркнул Сергей Лавров, конгресс «вывел из стагнации» женевский переговорный трек под эгидой ООН, дав шанс на продвижение хотя бы на одном направлении сирийского урегулирования. 18 декабря «астанинская тройка» передала представителям ООН согласованный при ее участии между правительством Сирии и оппозицией список кандидатур в конституционный комитет.

Однако ООН отказалась немедленно одобрить работу, на которую «тройка» потратила почти год, так как западные страны заподозрили, что в список попало слишком много сторонников сирийского правительства. В Москве считают, что «тройка» свои обязательства выполнила, а западные страны нарушают принятые ими же в Стамбуле решения. Как бы то ни было, надежды, возлагаемые на прорыв в сирийском урегулировании, в уходящем году не оправдались.

Если «малая группа» и «Астана» не придут к компромиссу, новому спецпосланнику генсека ООН по Сирии Гейру Педерсену, который приступает к работе 7 января, придется начинать работу заново. Но есть шанс, что теперь Анкара сможет уговорить Вашингтон признать список. В любом случае, вопросы о том, как будут складываться отношения между США и Турцией и в чем будет заключаться работа «астанинской тройки», становятся главными для Сирии в 2019 году.

Марианна Беленькая


Комментарии
Профиль пользователя