Коротко

Новости

Подробно

Фото: Максим Кимерлинг / Коммерсантъ

Билет без даты

Владелец Кизеловской ГРЭС отказался от планов по созданию на ней фермы для майнинга

"Энергетика". Приложение от , стр. 13

Частный инвестор, который впервые приобрел электростанцию для майнинга криптовалют, отказался от своих планов. Бизнесмен Алексей Колесник, владелец Кизеловской ГРЭС, передумал размещать на ее базе дата-центр, посчитав его нерентабельным. Эксперты говорят, что причина — в падении курса криптовалюты и высокой конкуренции с более успешными компаниями, вошедшими в этот бизнес раньше. Как ожидается, в дальнейшем Кизеловская ГРЭС будет закрыта, а теплоснабжением Губахи займутся три блочные котельные.


Руководство ООО «Губахинская энергетическая компания» (ГЭК) отказалось от планов разместить на ее мощностях дата-центр. Об этом „Ъ- Энергетике“ сообщил владелец Кизеловской ГРЭС (находится на балансе ООО) Алексей Колесник.

Напомним, годом ранее бизнесмен Алексей Колесник купил у ПАО «Т Плюс» Виктора Вексельберга две небольшие ТЭС в Пермском крае и Удмуртии, на основе которых собирался создать дата-центр и майнинговую ферму. В ГЭК входят Кизеловская ГРЭС (Пермский край, 23,6 МВт) и Сарапульская ТЭЦ (Удмуртия, 10 МВт). «Т Плюс» продавала станции раздельно: ГРЭС за 30 млн руб., а ТЭЦ и городские сети — за 129,3 млн руб. Продажа генерации была вызвана убыточностью прежде всего Кизеловской ГРЭС, снабжающей теплом город Губаху. Ранее Алексей Колесник подтвердил, что рассматривает вариант с майнингом криптовалюты, но скорее на площадке в Удмуртии, тогда как основной проект — создание дата-центра. «В перспективе есть идея развить дата-центр — это не только майнинг. К тому же есть закон Яровой о том, что информация должна храниться в России, а дата-центр — это обычная серверная комната»,— сказал ранее господин Колесник.

По данным «СПАРК-Интерфакс», уставный капитал ГЭК составляет 630 млн руб. По итогам 2016 года выручка составила 800 млн руб., убыток — 58,7 млн руб. Через год компания увеличила убыток: при выручке 690,5 млн руб. он составил 443,7 млн руб.

Как пояснил „Ъ-Энергетике“ Алексей Колесник, вопрос создания дата-центра в Губахе рассматривался в связи с необходимостью модернизации теплового узла, но «если будет соответствующее законодательство». Однако расчеты показали неэффективность этого инструмента, пояснил он. «Техническое решение показало неэффективность интеграции IT-дата-центра с теплоэлектростанциями. Мы смотрели разный опыт, в том числе дата-центра на атомной электростанции. В итоге экономическая целесообразность не подтвердилась»,— добавил бизнесмен. На электростанциях не откроются и майнинг-фермы. «Их нет ни в Губахе, ни в Сарапуле. На нас выходили контрагенты и предлагали организовать на наших мощностях фермы, но мы отказали, так как этот вид деятельности не регулируется законодательством»,— подчеркнул Алексей Колесник. Он добавил, что Кизеловская ГРЭС продолжит модернизацию, но другими способами.

Собеседник „Ъ-Энергетики“ в Губахе рассказал, что владелец станции принял решение оптимизировать теплоснабжение города — он уже построил три блочные котельные, которые позволят отказаться от содержания главной теплоцентрали, идущей от станции в город и генерирующей наибольшие убытки. В перспективе Кизеловская ГРЭС-3 будет закрыта, утверждает он, а районы Губахи будут отапливаться с помощью небольших ТЭС, максимально автоматизированных, не имеющих в обслуживании сетей крупного диаметра, экономичных.

Собеседник на теплоэнергетическом рынке отметил, что в Губахе давно назрел инвестиционный проект по выделению теплового хозяйства в отдельное направление.

По мнению экономиста Дмитрия Клещева, отказ от планов разместить на базе ГРЭС дата-центр мог быть продиктован резким падением стоимости цифровых денег. «Курс биткойна и прочих блокчейн-валют не только не растет, а наоборот, падает, затраты на их майнинг почти не окупаются. Когда совершалась покупка, были ожидания стоимости биткойна чуть ли не в 30 тыс. долларов. А сейчас все намного хуже»,— пояснил господин Клещев. По его оценкам, больше ни для какого другого рода деятельности энергия в таких количествах, которой располагает ГРЭС, не нужна. При этом при создании дата-центра наличие большого объема электроэнергии — не ключевое условие. «Если говорить о создании высоконагруженного дата-центра, то объем инвестиций в него сопоставим со строительством нового завода, и фактор электроэнергии там хоть и видный, но не определяющий. Сама покупка изначально была спорной, она не эффективна в текущих тарифах, ГРЭС стара и требует модернизации, поэтому полагаю, что логика была такая: поставить майнинг и на росте стоимости отбить и высокую себестоимость электроэнергии, и заработать на модернизацию»,— резюмировал господин Клещев.

Как подчеркивают в ГК «Финам», возможность заработка на дата-центре в России отличается от зарубежной практики. «Нецелесообразность не означает, что заработать на центре обработки данных нельзя. Она означает, что не удастся заработать столько, сколько ожидалось. Бизнес дата-центров и игра на биткойне — это разные бизнес-модели. На биткойне полтора года назад мог заработать любой из тех, кому повезло обогнать других, кто был способен быстро остановиться и умел перевести криптовалюту в деньги. Разумеется, наблюдая этот процесс, предприниматели покупали майнинговые фермы за миллионы рублей, а кто-то подумывал о том, чтобы вложить миллиард в дата-центр для тех, кто собирался „майнить“. Однако российский рынок центров обработки данных — совсем другой бизнес. Он перспективный, растущий и нужный экономике, но все-таки обычный. Объем его пока не очень велик — 22–25 млрд руб., то есть около 5% выручки крупного оператора сотовой связи, а годовые темпы прироста, хотя и неплохи по меркам сегодняшней IT-индустрии, более 20%, но это не тот порядок величины, на который рассчитывали желавшие обогатиться на криптовалютной лихорадке»,— пояснил аналитик ГК «Финам» Леонид Делицын.

Он добавил, что ажиотаж в этой отрасли утих. «Спрос на стойки в центрах обработки данных — высокий и растущий, однако активное строительство в течение ряда лет создало достаточные мощности, и в последние годы скорость строительства снизилась. Это свидетельствует об отсутствии ажиотажного спроса в экономике, не связанной с криптовалютами. Условием быстрого успеха дата-центра мог стать ажиотажный спрос, например, со стороны майнеров. Если бы рост курса биткойна продолжался, то сейчас наблюдался бы бум строительства дата-центров. Однако биткойн падает, добывать его нерентабельно, майнеры сворачивают бизнес и клиентами дата-центров не станут. Но тогда сказочный бизнес превращается в обычный и непростой, причем на поле, где уже работают „Ростелеком“, крупные IТ-компании, телекомы и провайдеры. Кроме того, за некоторые типы клиентов конкурируют облачные услуги от Amazon, Microsoft и Google»,— подчеркнул господин Делицын.

Юлия Сырова


Комментарии

обсуждение

Наглядно
Профиль пользователя