Коротко

Новости

Подробно

Фото: Роман Яровицын / Коммерсантъ   |  купить фото

Экс-мэр не понял прокуроров

Олегу Сорокину и бывшим милиционерам дочитали обвинительное заключение

Коммерсантъ (Н.Новгород) от

В Нижегородском райсуде завершилось оглашение обвинительного заключения бывшему главе Нижнего Новгорода Олегу Сорокину и экс-сотрудникам милиции, обвиняемым вместе с ним в похищении Александра Новоселова в рамках проведения оперативного эксперимента. Они раскритиковали обвинение, заявив, что домыслы следствия им не понятны. Судебное следствие начнется с допроса потерпевшего Александра Новоселова, которого обвиняемые в апреле 2004 года вывозили в лес, добиваясь от него показаний по покушению на Олега Сорокина. По словам главного подсудимого, спустя 14 лет «все поменялось местами»: показания свидетеля, которые раньше «признавались лживыми», теперь положены в основу тяжкого обвинения.


Очередное судебное заседание по делу Олега Сорокина и бывших сотрудников угрозыска Евгения Воронина и Романа Маркеева вылилось в череду ходатайств защиты, которые суд последовательно отклонял. Полковнику в отставке Воронину суд отказался предоставить дополнительно не менее 30 дней, чтобы его новый адвокат по назначению смог ознакомиться с делом. Защитник Владимир Кандин смог бегло пролистать часть материалов из 80 томов и говорил, что не может защищать бывшего полицейского. Однако суд решил, что Евгений Воронин намеревался затянуть процесс и злоупотребляет правом на защиту. Подсудимый, в свою очередь, заподозрил суд в необъективности. «Следствие выполняет социальный заказ определенных лиц. Эти личности начинают крутиться и здесь (в суде), разговаривать о них я буду со спецслужбами»,— заявил обвиняемый Воронин, позже пояснив „Ъ“, что готов дать показания сотрудникам ФСБ об «архаровцах из полпредства», которые, по его мнению, управляют процессом.

Судья Екатерина Кислиденко отказала Олегу Сорокину в допуске в процесс в качестве общественного защитника писателя Захара Прилепина, после чего защита заявила ей третий по счету отвод. Отводить себя из процесса судья не стала, постановив, что доказательств ее заинтересованности в исходе дела не представлено.

После обеда двое гособвинителей по очереди продолжили оглашать обвинительное заключение, которое начали 7 декабря. Напомним, следствие считает, что в 2004 году начальник отдела по раскрытию серийных и заказных убийств Евгений Воронин, участвуя в расследовании покушения на бизнесмена Олега Сорокина, организовал под видом «оперативного эксперимента» захват и вывоз в лес Александра Новоселова. По словам потерпевшего, оперативники под видом охраны Олега Сорокина в лесу били его и пытали. Сам коммерсант принимал участие в лесном допросе. Затем в здании ГУВД напуганный Александр Новоселов дал показания по задействованной в покушении машине и заказчику покушения Михаилу Дикину (тот работал заместителем председателя областного заксобрания и в 2003 году делил с бизнесменом Олегом Сорокиным имущество бывшего оборонного завода «Старт». — „Ъ“).

Олегу Сорокину также зачитали второй эпизод обвинения по должностной взятке «в виде услуги», полученной в 2013 году, когда он работал главой Нижнего Новгорода. По данным гособвинения, Олег Сорокин попросил своего знакомого Мансура Садекова, за $1 млн подкупить руководство ЗАО «Вектрон», которое в ФАС РФ и арбитражном суде оспаривало итоги крупнейшего земельного аукциона по продаже права аренды 453 га в деревне Кузнечиха. Эти земли под комплексную жилую застройку в 2012 году выиграл единственный участник торгов ООО «Инградстрой», аффилированный с женой Олега Сорокина. По версии следствия, в нижегородском кремле и Каннах прошли две встречи главы города с представителями чинившего препятствия «Вектрона», где стороны договорились насчет отзыва претензий. Мансур Садеков через брата заложил в банковскую ячейку свои деньги в эквиваленте 30 млн руб. и был задержан после попытки передать наличные директору «Вектрона». В 2014 году Мещанский райсуд Москвы осудил господина Садекова за покушение на коммерческий подкуп, указав в приговоре, что тот действовал по своей инициативе, введя Олега Сорокина в заблуждение относительно своих намерений.

На этот приговор и сослался обвиняемый Сорокин, критикуя обвинительное заключение и говоря, что коммерческий подкуп Садекова ему необоснованно пытаются вменить как должностную взятку и следствие не расписало, как, где и когда с ним договаривался Садеков. Бывший глава города добавил, что у него были представительские функции, земельными участками он не распоряжался и поэтому никак не мог «покровительствовать безработному Садекову».

По поводу обвинения в похищении человека Олег Сорокин пояснил, что исполнял законные требования работников милиции в рамках оперативно-разыскных мероприятий отведенную ему «узкую роль», желая узнать заказчиков его несостоявшегося убийства. «Все предыдущие 14 лет Новоселову отказывали в возбуждении уголовного дела, не находя признаков не то что похищения, но даже превышения полномочий cо стороны сотрудников полиции. Более того, его осудили за дачу ложных показаний, а сейчас его ложные показания берутся как правдивые за основу обвинения. Все полностью перевернулось с ног на голову, и я не понимаю, почему», — говорил арестованный политик. Он заявил, что обвинение не понял, вину не признает, а обвинительное заключение назвал перечислением статей Уголовного кодекса, разбавленным «откровенным и явным домыслом».

Обвиняемые экс-сотрудники МВД заявили, что обвинение им непонятно, оперативный эксперимент 2004 года был санкционирован руководством ГУВД для раскрытия преступления, а следователи, не имеющие допуска секретности, не смогли получить архивные засекреченные документы по этим мероприятиям и вообще не разобрались в оперативно-разыскной деятельности. Бывший оперуполномоченный Роман Маркеев рассказал, что была полная запись «оперативного эксперимента», но следствие ее не представило, как и перечня должностных обязанностей, хотя им также инкриминируют их превышение. «Если мне что-то и можно поставить в вину, то только то, что я стрелков не нашел (исполнителей покушения на Олега Сорокина в 2003 году.— „Ъ“)»,— добавил Евгений Воронин. К мнению подсудимых о том, что «творчество следствия» надо вернуть прокурору, суд не прислушался. Также защита Сорокина просила начать разбирательство с исследования вещдоков, в том числе документов и аудиовидеозаписей (ранее суд не дал обвиняемым время с ними ознакомиться). Однако судья Екатерина Кислиденко определила другой порядок исследования доказательств, предложенный стороной обвинения. 25 декабря начнется допрос потерпевшего Александра Новоселова по обстоятельствам его вывоза в лес и происходившим там событиям.

Роман Кряжев


Комментарии

Рекомендуем

Наглядно

обсуждение

Профиль пользователя