Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Евгений Павленко / Коммерсантъ   |  купить фото

ВИЭ светят перспективы

Конъюнктура

"Экономика региона/Энергетика". Приложение от , стр. 20

Осенью премьер-министр РФ Дмитрий Медведев поручил правительству представить новые предложения по поддержке возобновляемых источников энергии (ВИЭ) после 2024 года. Эксперты считают, что государству имеет смысл создать программу по развитию крупных ветрогенерационных установок и солнечных батарей в регионах, где текущая стоимость электроэнергии высока для оплаты населением.


Максим Сергеев


Директор направления ВИЭ компании КРОК Михаил Лаврухин говорит, что в России действуют два основных механизма поддержки альтернативной энергетики — для оптового и розничного рынков. Они гарантируют инвесторам возврат вложенных средств в строительство и эксплуатацию объекта, а также получение дохода на инвестированный капитал. "На оптовом рынке механизм поддержки реализован посредствам договоров предоставления мощности (ДПМ ВИЭ), действующих в течение 15 лет и гарантирующих доходность от 12% годовых (в дополнение к возврату капитальных и операционных затрат). Инвестор обязуется построить и ввести в эксплуатацию новые объекты генерации в определенный срок, в свою очередь получая гарантии продажи мощности по повышенному тарифу. На розничном рынке механизм немного проще, он основан на договорах продажи произведенной электроэнергии сетевым организациям на компенсацию потерь по регулируемому тарифу. Доходность механизма также составляет 12% ежегодно. При этом по истечении срока возврата капитала окупившаяся электростанция с очень низкой стоимостью генерации энергии продолжает продавать электроэнергию в сеть на рыночных условиях или использовать для нужд своего производственного предприятия и приносить доход",— поясняет господин Лаврухин.

Механизмы господдержки существуют не для всех ВИЭ. Крупные гидроэлектростанции мощностью от 25 МВт и выше, которые занимают седьмую часть энергобаланса страны, в общей доле альтернативной энергетики обычно не учитываются. При этом только 1% приходится на генерирующие объекты, формата солнечных, биогазовых и ветроэлектростанций, а также малых гидроэлектростанций, к которым применяется понятие квалифицированных генерирующих объектов ВИЭ и используются механизмы господдержки.

По словам директора по страхованию ВИЭ АО "СК "Альянс"" Павла Смирнова-Небосклонова, меры поддержки оказались настолько щедрыми, что уже в 2018 году все 5 ГВт мощности были успешно разыграны на конкурсной основе. "Конечно, даже эта установленная мощность для России сейчас как капля в море всей традиционной электроэнергетики, но это обусловлено сильными сторонами нашей страны: богатством природных ресурсов и в первую очередь дешевым для внутреннего потребления природным газом, который используется как топливо для электростанций, а также передовыми техническими достижениями в использовании мирного атома в АЭС и великими инженерными гидротехническими сооружениями еще советской эпохи",— говорит эксперт. Он подчеркивает, что в отличие от других стран, у России нет задачи заменять традиционные виды на ВИЭ, наоборот, идея заключается в том, чтобы дополнять их на тех территориях, где это будет наиболее востребовано и эффективно.

Новые меры поддержки


В конце октября премьер-министр РФ Дмитрий Медведев поручил правительству представить новые предложения по поддержке ВИЭ после 2024 года. Эксперты считают, что необходимо в том или ином виде продолжить государственное стимулирование и поддержку только зарождающейся индустрии ВИЭ. "Помимо финансовых субсидий, следует также обратить внимание на гармонизацию строительных и эксплуатационных требований, которые применяются к традиционным электростанциям, но неактуальны для ветровых и солнечных электростанций, которые зачастую эксплуатируются даже без физического присутствия персонала. Участие в новых проектах ВИЭ по-прежнему несет много неопределенностей и рисков, в том числе природных, часть из которых могут взять на себя не только государственные, но и другие институты, например, страховые компании",— говорит господин Смирнов-Небосклонов.

По словам Михаила Лаврухина, сейчас рассматривается один из альтернативных вариантов поддержки ВИЭ, который подразумевает введение некого рыночного механизма. "В таком случае гарантировать возврат капитала невозможно, он будет осуществляться посредствам продажи зеленых сертификатов на рыночных условиях. Прототипом служит система L-сертификатов, действующая в Финляндии и Норвегии. Она подразумевает выдачу сертификатов на каждый МВт·ч (или кВт·ч) произведенной на генерирующих объектах ВИЭ электроэнергии, которые владелец объекта ВИЭ расторговывает на специализированной площадке. Однако в какой-то момент такая система привела к тому, что предложение сильно превзошло спрос и цена на "зеленые" сертификаты упала практически вдвое. В итоге игроки рынка понесли убытки",— отмечает эксперт.

Директор департамента оценки и консультационных услуг Swiss Appraisal Алексей Сергеев говорит, что государству имеет смысл создать программу по развитию ВИЭ (крупных ветрогенерационных установок либо крупных ферм солнечных батарее) в регионах, где текущая стоимость электроэнергии высока для оплаты населением. "Это изолированные энергосистемы Дальнего Востока, регионы на Северном Кавказе с высокой задолженностью перед энергосистемами (Северная Осетия, Чечня, Ингушетия, Дагестан)",— перечисляет эксперт.

Между ветром и солнцем


На российском рынке альтернативной энергетики нет явного лидера, в основном это проекты крупных компаний, имеющие госучастие, говорит аналитик QBF Денис Иконников. "По итогам 2017 года установленная мощность солнечных электростанций (СЭС) подскочила в 7,1 раза, до 534,2 МВт, а доля данного источника в энергосистеме РФ увеличилась с 0,03 до 0,22%. В основном это произошло благодаря присоединению Крымской энергосистемы, поскольку в 2017 году было введено всего 159 МВт мощности СЭС. Среди крупнейших операторов СЭС на текущий момент выделяется группа компаний "Хевел", которой принадлежат 14 электростанций мощностью 169 МВт",— перечисляет эксперт. По его словам, конкуренция может усилиться в ближайшие годы: к 2020 году ООО "Грин Энерджи Рус" планирует построить 13 СЭС мощностью 215 МВт, а всего с 2018 по 2023 год, по данным Минэнерго РФ, планируется строительство 1,5 ГВт солнечной генерации.

Что касается энергии ветра, то по итогам 2017 года установленная мощность ветряных электростанций (ВЭС) взлетела в 12,3 раза, до 134,4 МВт, однако доля ВЭС осталась относительно низкой на уровне 0,06%. "Рост произошел также за счет присоединения Крымской энергосистемы. В настоящее время на этом рынке нет явного лидера, однако в ближайшие три-четыре года могут появиться явные фавориты. К концу 2022 года АО "ВетроОГК", которое является структурой "Росатома", построит парк ВЭС мощностью 900 МВт, а финская "Фортум Энергия" — парк мощностью 1 ГВт",— говорит Денис Иконников.

Дефицит технологий


Михаил Лаврухин напоминает, что изначально в механизмы поддержки ВИЭ был заложен определенный необходимый показатель локализации оборудования и работ, за невыполнение которого инвестор нес существенные финансовые потери в виде штрафных санкций — снижение тарифа на 50 или 60%. При этом России почти отсутствовали производители такого оборудования и опытные интеграторы.

"Изначально локализованное оборудование для солнечных электростанций производила только российская компания "Хевел". Она первой перевезла в нашу страну производство солнечных панелей. Затем появилась компания "Солар Системс" — китайский производитель, построивший завод по производству солнечных панелей в России. Для ветряных электростанций ситуация сложилась совершенно иначе. Все производители, с которыми работают "Фортум", "Энсел Россия", "Росатом",— зарубежные (Vestas, Siemens Gamesa, Lagerwey соответственно). С гидроэлектростанциями сложнее. Производство маленьких турбин у нас было, но в 1990-х его закрыли за ненадобностью. Сейчас пытаются восстанавливать. Что касается свалочного и биогаза, то это удел небольших компаний, которые могут произвести специализированную технологию под определенный объект",— высказывается господин Лаврухин.

Руководитель электролаборатории и энергетического аудита группы компаний "Серконс" Сергей Рочев подтверждает, что бизнес опасается заходить на этот рынок, поскольку в России не производят ветрогенераторы и совсем мало производят солнечных батарей. "При этом есть требование к 2019 году достичь 65% локализации производства, в противном случае — штрафные санкции. К регулированию также есть вопросы. По российским нормам стоимость фундамента под ветрогенератор в РФ вдвое выше, чем в Европе, так как эта турбина рассматривается как высотное здание",— указывает господин Рочев.

Комментарии

Рекомендуем

Наглядно

обсуждение

Профиль пользователя