Коротко

Новости

Подробно

Фото: Юлия Носырева

Выпал сектор «Е»

Часть горнолыжного курорта Шерегеш в Кузбассе сменила собственника

Коммерсантъ (Новосибирск) от

Новосибирский предприниматель Вадим Кулубеков купил семейный бизнес кузбасских предпринимателей Юган — сектор «Е» в горнолыжном курорте Шерегеш. В него входят канатные дороги, гостиница, кафе, право аренды 200 га земли. Стоимость сделки не раскрывается. Источник „Ъ“ уверен, что в ближайшее время нового владельца ожидают арбитражные споры, поскольку кредиторы семьи Юган пытаются наложить запрет на совершение сделки с этим имуществом. Юристы полагают, что сделка может быть признана недействительной.


Новосибирская группа компаний «Ависта модуль инжиниринг» приобрела у семьи кузбасских предпринимателей Юган сектор «Е» горнолыжного курорта Шерегеш, сообщил „Ъ“ основатель и владелец ГК «Ависта модуль инжиниринг» Вадим Кулубеков. «Это четыре канатные дороги, инфраструктура, аренда земельного участка общей площадью около 200 га на 49 лет, кафе „Небо“, ресторан „Сусанин“»,— уточнил он. Сумму сделки господин Кулубеков не назвал. Он добавил, что партнером выступил новосибирский предприниматель Никита Слесаренко, у которого уже есть действующий бизнес в секторе «А» — бар «Горный патруль» и одноименная фрирайд-школа.

Новый собственник намерен построить в секторе «Е» сеть быстровозводимых модульных гостиниц по типу тех, что компания с 2016 года возводит в Горном Алтае (первой стала гостиница «Ковчег» в Усть-Коксе.— „Ъ“). Компания рассчитывает за пять лет создать номерной фонд не менее чем на одну тысячу мест и сделать отдых в Шерегеше круглогодичным.

ООО «Ависта модуль инжиниринг» зарегистрировано в Новосибирске. Компания занимается строительством модульных зданий и сооружений. Ее единственный владелец — Вадим Кулубеков. По данным «СПАРК-Интерфакс», в 2017 году выручка предприятия составила 397,8 млн руб., чистая прибыль превысила 9,4 млн руб.

«Точка роста номер один для сектора „Е“ — это жилье, он идеально подходит для развития летнего туризма, это огромная обособленная территория. Сюда не приезжают туристы, потому что им негде жить»,— пояснил Вадим Кулубеков.



Для увеличения турпотока компания планирует создать велодорожки, веревочные парки, пешеходные маршруты как на всесезонном горнолыжном курорте «Манжерок» в Горном Алтае.

Уже в этом зимнем сезоне новый собственник планирует открыть модульную гостиницу. «Это будет либо хостел на 28 мест, либо коттедж на 16 двухместных номеров»,— рассказал господин Кулубеков. По его словам, сейчас ведутся переговоры с инвесторами, готов фундамент, подведены коммуникации.

Источник „Ъ“ рассказал, что сделку провели «воспользовавшись ситуацией», поскольку у предыдущих собственников — семьи Юган — были «большие сложности». Александр Юган — собственник кузбасского АО УК «Кем-ойл», бывший совладелец Анжерского нефтеперерабатывающего завода и свинокомплекса «Алтаймясопром». Арбитражным судом Новосибирской области Анжерский НПЗ был признан банкротом в октябре этого года, на предприятии введено конкурсное производство по иску Внешэконом­банка (ВЭБ). В реестр кредиторов компании включены требования ВЭБ на сумму 5,7 млрд руб. Предприятие с 2010 по 2014 год выступало поручителем по кредитам обанкротившегося осенью 2017 года ООО «Алтаймясопром», которое планировало построить в Алтайском крае крупный свинокомплекс мощностью 300 тыс. голов в год.

В мае этого года арбитражный суд Краснодарского края по иску ВЭБа признал Александра Югана банкротом и ввел в отношении него процедуру реструктуризации долгов. Кредиторская задолженность предпринимателя превышает 4 млрд руб.

С сентября этого года крас­нодарский арбитражный суд слушает дело о банкротстве сына Александра Югана Евгения. Истец — житель Кемерово Олег Ратаев — просил суд наложить обеспечительные меры и запретить совершение сделок с имуществом, расположенным в секторе „Е“ пгт Шерегеш. «Новых собственников в ближайшее время ожидают арбитражные споры. Предметом рассмотрения в арбитражном суде Краснодарского края являются объекты сектора „Е“. Де-юре все принадлежало семье Александра Югана, в разное время имущество оформляли на разных членов семьи, все это может попасть в зону банкротства»,— сообщил собеседник.

Аналитик ГК «Финам» Алексей Коренев затруднился оценить стоимость сделки. «Подъемник в секторе „Е“ — уникальный по протяженности и высоте подъема, из-за чего косвенная оценка его методом сравнения с иными аналогичными объектами затруднена: он делался, судя по всему, по индивидуальному проекту, и стандартные расценки тут не годятся»,— пояснил „Ъ“ аналитик. Непросто рассчитать и возможные сроки окупаемости. «Многое будет зависеть не только от объема инвестиций в реорганизацию бизнеса, но и от того, насколько он будет расширяться. Наличие гостиниц с достаточным количеством номеров, кафе и ресторанов разных ценовых категорий, иных традиционных для развлекательных кластеров сервисов вроде саун, детских игровых площадок и т. д., позволит существенно увеличить приток туристов в Шерегеш»,— заключил господин Коренев.

Руководитель коммерческой практики юридической компании BMS Law Firm Денис Фролов говорит, что оспаривание подозрительных сделок должника — эффективный инструмент противодействия так называемому выводу активов. «Если суд найдет основания для этого, сделка может быть признана недействительной. Это распространенная практика. Федеральный закон „О несостоятельности (банкротстве)“ предусматривает несколько вариантов»,— пояснил „Ъ“ господин Фролов.

Юлия Матющенко, Кемерово


Материалы по теме:

Комментарии

Рекомендуем

Наглядно

обсуждение

Профиль пользователя