Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Александр Подгорчук / Коммерсантъ   |  купить фото

Сизифов ренессанс

«Суперверфь» «Звезда» как очередная попытка возрождения судостроения в России

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 16

В 2018 году верфь «Звезда», подконтрольная «Роснефти», «Роснефтегазу» и Газпромбанку, окончательно сменила Объединенную судостроительную корпорацию (ОСК) в роли национального проекта для возрождения отрасли. Почти безграничное финансирование, лучшие кадры, готовность государства на любые преференции, может, и позволят создать обещанную президенту «суперверфь». Но опыт «нацпроектов промышленного возрождения» показывает, что успеха стратегия не гарантирует, примером тому — и ОСК, и гражданский авиапром.


В уходящем 2018 году участникам судостроительной отрасли стало понятно, что «суперверфь» «Звезда» на Дальнем Востоке — это новый нацпроект, на благо которого придется трудиться всем. Так что помимо 200 млрд руб., которые в верфь вложит государство, столько же может выделить ВЭБ. Судя по рассказам источников “Ъ”, руководство завода вообще не ограничено в материальных ресурсах. К этому стоит прибавить административный ресурс главы «Роснефти» Игоря Сечина, который добился привлечения на «Звезду» заказов не только от «Роснефти», но и от «Газпрома», «Совкомфлота», НОВАТЭКа и других компаний. Сами судостроители на вопрос, будут ли они бороться за тот или иной контракт, все чаще разводят руками — «если заказчик не пойдет по пути закупки у единственного поставщика».

Фактически «Звезда» — это новая попытка сделать то, что не совсем удалось почти 12 лет назад. В 2007 году для «эффективной» работы судостроения «в условиях глобальной конкуренции» создали ОСК, в которой собрали 80% отрасли. Занимавший тогда пост первого вице-премьера Сергей Иванов говорил, что перед Россией стоят масштабные задачи по строительству добывающих морских платформ для шельфа, спецсудов для перевозки углеводородов — газовозов и химовозов. Но к 2018 году ситуация мало изменилась: большая часть крупнотоннажного флота для нефтегазовых компаний по-прежнему строится за рубежом и ходит под иностранным флагом.

Что нового на очередном витке патриотического судостроения? Риторика более или менее сохранилась, но воплотить национальные мечты должна одна верфь. Всех созывают на «Звезду». В течение 2018 года Минпромторг менял Кодекс торгового мореплавания, ограничивая доступ судов зарубежной постройки на Севморпуть, и разрабатывал требования по локализации их строительства в РФ. Причем в одной из версий документа при ужесточении правил для всего рынка предлагалось дать «Звезде» преференции, разрешив ей только владеть проектной документацией и формировать корпуса.

Избирательный подход объясняется тем, что «Звезда» призвана строить суда, которые в России никогда не делали, в том числе высокотехнологичные танкеры и газовозы. Почти официально признается, что как минимум в первое время отсутствие компетенций будет компенсировано за счет тесной работы с верфями Южной Кореи. В отрасли опасаются, что речь идет о профанации кооперации, если условному танкеру Aframax, построенному в Южной Корее, на «Звезде» просто «прикрутят шильдик». Осенью «Звезда» разместила тендер на доставку из Кореи кормы и носовых секций для нефтяного танкера (самых сложных частей корпуса), что лишь подтвердило эти опасения. Особенно собеседников “Ъ” среди потенциальных заказчиков судов раздражает то, что стоимость строительства на «Звезде» может быть на 50% выше, чем в Корее.

Но жалобы уже мало на что могут повлиять: развитие «Звезды» идет семимильными шагами. Уже сейчас на верфи работает почти 2 тыс. человек, в том числе управленцы (набранные, кстати, из ОСК), о которых хорошо отзываются в отрасли. С учетом финансовых ресурсов «Звезда» может рассчитывать на кооперацию не только с иностранцами, но и с российскими верфями — в частности, по сверхмощному атомному ледоколу «Лидер».

Что ж, концентрация ресурсов и попытка получить компетенции через «прорывные проекты» — традиционный подход российского государства к решению проблем в машиностроении. Но он давал спорные результаты. Например, гражданский авиапром возрождали через дорогостоящий SSJ 100 с привлечением иностранных партнеров и жестким давлением на покупателей. В итоге получился самолет, который даже летает, но мало, потому что часто ломается и, по сути, не заменяет Airbus и Boeing. Поэтому теперь ресурсы бросают на новую «священную корову» — МС-21, с которым тоже проблемы. Так что ни деньги, ни административный ресурс не могут стать гарантией успешности «Звезды».

Анастасия Веденеева


Комментарии
Профиль пользователя