Коротко


Подробно

Фото: Деловой Петербург/Евгений Асмолов

«Инвесторов пугает фигура Дмитрия Костыгина»

Другое мнение

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11 (обновлено в 12:34)

Михаил Васинкевич, контролирующий Donna Union Foundation (DUF), которой принадлежит около трети бизнеса «Юлмарта», в письменном интервью “Ъ” изложил свою версию корпоративного конфликта.


— После того как Лондонский международный третейский суд постановил, что Дмитрий Костыгин и Август Мейер должны заплатить за вашу долю в Ulmart Holding Ltd (головная структура «Юлмарта» — “Ъ”) $67 млн, оно так и не было исполнено. Сторона Дмитрий Костыгина говорит, что вы отказались его исполнять. Так ли это?

— Нет, это не так. DUF выиграла судебный процесс, заинтересована в исполнении решения Трибунала и сделала для этого все необходимое. Ответчики, недовольные решением, безуспешно возражавшие против требований иска DUF, отказываются выплачивать присужденные истцу $67 млн. Публично сказать об этом они, видимо, стесняются, поэтому ищут различные предлоги, чтобы объяснить его неисполнение.

— Какими будут ваши дальнейшие шаги для исполнения решения суда?

— Нецелесообразно раскрывать стратегию действий на данном этапе.

— Какой выход из сложившейся ситуации вы считаете оптимальным?

— Скорейшее исполнение решения лондонского суда. DUF намерена взыскать всю сумму, включая расходы, которые компания несет из-за этого спора.

— Известно ли вам о наличии сторонних инвесторов, которые готовы выкупить долги «Юлмарта» и выплатить средства DUF?

— Различные предложения были и могут быть в дальнейшем, но инвесторов пугает фигура Дмитрия Костыгина.

— Почему Сбербанк настаивает, что вернуть кредит должен Дмитрий Костыгин, и не предъявляет претензий вам как совладельцу?

— Сбербанк подавал в 2017 году иск к физическим лицам Дмитрию Костыгину, Августу Мейеру, ко мне и бывшему гендиректору «Юлмарта» Сергею Федоринову о солидарном взыскании убытков в сумме выданного кредита и процентов — это свыше 1 млрд руб. Решением Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга в сентябре 2017 года Сбербанку в иске ко всем ответчикам отказано. После этого банк подал требования по кредиту к его получателю — НАО «Юлмарт», банкротство которого было инициировано по требованиям Дмитрия Костыгина. Но в открытых источниках не было сведений, что требования Сбербанка о возврате кредита еще раз заявлены лично Костыгину.

— Координируете или координировали ли вы когда-либо свои действия со Сбербанком в ходе акционерного конфликта?

— Нет, не координировал. Наоборот, насколько известно, Дмитрий Костыгин и при получении кредита, и в дальнейшем лично общался с менеджерами Сбербанка по всем вопросам.

— Какую роль, на ваш взгляд, в конфликте играет Ledaro Михаила Скигина?

— Эта компания действует не только в интересах Михаила Скигина, но и в интересах Дмитрия Костыгина, что было установлено судом в Лондоне. В отношении структур «Юлмарта» сейчас реализуется линия по целенаправленному контролируемому банкротству компании, сходство в действиях очевидно. Разумеется, все это в ущерб кредиторам и акционерам и фактически за их счет.

— Сейчас идет процесс о вашем личном банкротстве. Есть ли риск потерять имущество?

— Сейчас идут судебные процессы об обоснованности его введения. Уверен, что суды объективно разберутся в ситуации. Тем более что все требования в мой адрес возникли только из-за действий господина Костыгина.

— Ваши оппоненты утверждают, что вы совместно с A1 блокировали работу совета директоров «Юлмарта».

— Невозможно заблокировать работу совета директоров, когда интересы моей структуры представляют два директора, в то время как у компаний Дмитрия Костыгина и Августа Мейера четыре человека. Утверждения о блокировке подробным образом исследовались судом в Лондоне. Все эти доводы ответчиков были отвергнуты. Суд, наоборот, установил, что ответчики сознательно инспирировали корпоративный конфликт.

— Господин Костыгин заявил, что вы находитесь в Монако. Почему покинули Россию и есть планы вернуться?

— За последние два года от стороны Дмитрия Костыгина озвучена масса разнообразной информации в мой адрес. Все, что так или иначе затрагивает конфликт вокруг «Юлмарта», инициируется им только для того, чтобы ввести в заблуждение окружающих и уйти от ответственности. В данном случае Костыгину, по всей видимости, кажется, что упоминание именно Монако в судебном заседании должно было настроить суд против меня.

Интервью взял Константин Куркин


«Посмотрела рыбка, хвостом махнула и говорит: у вас все было»

В середине ноября основатель и совладелец одного из крупнейших российских интернет-ритейлеров «Юлмарт» Дмитрий Костыгин вышел из-под ареста под залог в 25 млн руб. Конфликт акционеров «Юлмарта», результатом которого стало задержание бизнесмена, продолжается уже несколько лет, в нем появляются все новые повороты и участники. В интервью “Ъ” Дмитрий Костыгин рассказал свою версию того, почему оказался под арестом и как смог освободиться, что теперь будет с компанией и какова роль в конфликте его текущих ключевых участников.

Читать далее

Комментарии