Коротко


Подробно

Фото: Марианна Беленькая

«Российские интересы не совпадают с интересами Ирана и "Хезболлы"»

Директор Арабского центра диалога Аббас аль-Джаухари о деятельности «Хезболлы» в Сирии

от

Группировка «Хезболла» не только противостоит Израилю, но и воюет на стороне сирийских правительственных сил. Директор Арабского центра диалога шиитский шейх Аббас аль-Джаухари рассказал корреспонденту “Ъ” Марианне Беленькой о том, как складывается ситуация вокруг «Хезболлы» в Сирии.


— Реальна ли угроза новой войны между Израилем и «Хезболлой»?

— Вероятность есть. Тегеран может использовать войну как шанс, чтобы решить проблему санкций, да и «Хезболла» все время говорит об угрозе большой войны, чтобы отвлечь внимание от своих внутренних проблем. При этом война не в интересах «Хезболлы» и Ирана. Но Израиль считает, почему нет, когда «Хезболла» все еще находится в Сирии.

— Как долго «Хезболла» планирует оставаться в Сирии?

— Присутствие «Хезболлы» в Сирии постепенно снижается. Нынешнее непростое материальное положение вынуждает «Хезболлу» существовать аскетично, эффективность ее действий снизилась. При этом Иран и его союзники тянут время, тем более что сирийский режим обеспечивает им присутствие в Сирии.

— Продолжает ли «Хезболла» набирать новых бойцов для войны в Сирии?

— Нет. Призыв ливанских шиитов на войну остановлен. Сотни уже вернулись домой. Не будем забывать и про потери, которые понесла «Хезболла». Во время войны погибли самые опытные. Неправильно, когда говорят, что «Хезболла» стала сильнее. Да, они увеличили свой ракетный потенциал, но они не смогут осуществить наземную операцию и управлять ею. Они неспособны вести две войны в течение семи лет.

— Сколько бойцов «Хезболлы» погибло в Сирии?

— Около 2 тыс. Раненых — в два-три раза больше. При этом помощь пострадавшим в этой войне существенно уменьшилась. У «Хезболлы» проблемы с деньгами. Неслучайно «Хезболла» так борется за пост министра здравоохранения в новом ливанском правительстве. Это даст ей возможность направить бюджет на свои нужды.

— Есть ли разочарование в «Хезболле» внутри шиитской общины Ливана?

— Люди разочарованы не «Хезболлой», а ее решением воевать в Сирии. Многие предупреждали, что это не принесет ничего, кроме потерь. Но они пошли и вначале чувствовали себя как Рембо, который всех победил. Теперь многие не понимают, ради чего это все было. Я разговаривал с бойцами, которые с горечью напомнили мне, что Россия уже качает в Сирии нефть, а им даже спасибо никто не сказал.

— Насколько тесные связи между Россией и «Хезболлой»?

— На определенных этапах некоторые силы в «Хезболле» посчитали, что Россия — часть блока сопротивления, в который входят Иран, Сирия, «Хезболла». Но это иллюзия. У России другой статус. Она позволяла им так думать, так как была заинтересована в этих силах на первых этапах войны в Сирии. Теперь пришло понимание, что у России свои интересы и российские интересы не совпадают с интересами Ирана и «Хезболлы». Это не означает прямого противостояния, но инциденты были. Так, «Хезболла» не хотела, чтобы в район Эль-Кусейр в провинции Хомс возвращались сунниты, но российская военная полиция добилась этого. Россия выступает против демографических изменений в Сирии.

— От России ждут, что она сможет заставить Иран и его союзников, включая «Хезболлу», уйти из Сирии. Реально ли это?

— Присутствие «Хезболлы» в Сирии помогло сирийскому режиму еще до появления России, но нет сомнений, что прежде, чем войти в Сирию, они заручились российским одобрением, в том смысле что Москва не была заинтересована в падении сирийского режима. Сейчас, когда сирийский конфликт подходит к концу, стали все громче слышны призывы, что Иран должен уйти из Сирии. Он не находится там в тепличной среде. Шиитизация Сирии невозможна. Уже сейчас позиция Ирана стала более уязвимой в связи с американскими санкциями. Состояние иранской экономики не позволяет Тегерану удерживать широкое влияние в регионе. Но Иран может играть роль силы, которая способна смешать карты. Поэтому Россия очень осторожна и сдержанна в отношении Ирана и «Хезболлы», пытаясь сохранять с ними нормальные отношения.

Марианна Беленькая, Бейрут—Москва


Комментарии