Коротко


Подробно

Фото: Кристина Кормилицына / Коммерсантъ   |  купить фото

«Это поколение может превзойти результаты Кафельникова и Сафина»

Президент ФТР Шамиль Тарпищев об итогах года в российском мужском теннисе

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 12

Президент Федерации тенниса России и капитан сборной России в Кубке Дэвиса Шамиль Тарпищев в интервью корреспонденту “Ъ” Евгению Федякову отметил прогресс Карена Хачанова и Даниила Медведева, объяснил, в чем заключаются резервы Андрея Рублева, и выразил надежду на то, что новое поколение отечественных теннисистов сможет превзойти результаты своих знаменитых предшественников.


— Прошлый сезон в ранге первой ракетки России завершил Андрей Рублев, который тогда занимал в рейтинге ATP 39-е место. Насколько неожиданным для вас является то, что Карен Хачанов сейчас 11-й, а Даниил Медведев — 16-й?

— Я еще в 2017 году говорил, что к концу этого сезона все они должны быть в первой двадцатке. Правда, Рублеву не повезло — ему сильно помешала травма.

— В чем самые сильные качества каждого из этой тройки? Давайте начнем с Хачанова.

— Карен на сегодня — практически сформировавшийся теннисист по всем параметрам. Он нормально оснащен технически, да и психология, как говорится, встала на место. Хачанов знает себе цену, он тверд в выборе своей тактики и обладает очень хорошей подачей. А ведь именно подача в теннисе служит фундаментом тактического разнообразия, поскольку если ты уверенно держишь свою подачу, то можешь пробовать различные вариации на подаче соперника. Но Хачанову нужно стремиться и дальше расширять арсенал технико-тактических вариантов. И с этой точки зрения с ним грамотно строит работу хорватский тренер Ведран Мартич, с которым Карен отрабатывает конкретные комбинации, необходимые по ходу матча в тех или иных случаях. Это крайне важно, ведь одно из основных правил тенниса остается неизменным: ты выходишь на корт и играешь в свой любимый теннис, но, если это не приносит результата, надо уметь сыграть в ту игру, которая этот результат принесет. Большинство теннисистов делать этого не умеют, однако Хачанов старается совершенствоваться, что очень ценно в таком молодом возрасте, и по крупицам прибавляет.

— Что скажете о Данииле Медведеве?

— Вот он еще окончательно не сформировался. Как психологически, так и физически — Медведеву необходимо нарастить мышечный корсет. В прошлом году, я, кстати, немного испугался за Даниила, поскольку у него пошли травмы, и следовало играть очень дозированно, чтобы их не усугубить. Но в этом сезоне серьезных рецидивов не было. Нужно отметить, что у Медведева есть свои особенности. Он очень интеллигентный парень, думающий, делающий выводы. Даниил хорошо учится, по складу характера его можно назвать художником. Но он достаточно часто в ущерб себе реагирует на действия соперника, отсюда по ходу матчей возникают перепады настроения. Тем не менее даже сейчас Медведев уже в двадцатке, и на его счету немало хороших побед. Так что можно только предполагать, какой силы это будет игрок, когда его формирование закончится.

— Многие специалисты отмечают нестандартную технику исполнения Медведевым отдельных ударов…

— Согласен. Например, это касается плоского удара справа, который наиболее опасен на кортах с низким отскоком, особенно травяных. Отразить мяч после таких ударов становится большой проблемой, поскольку приходится постоянно играть в низкой точке. Поэтому самобытность Медведева — безусловно, серьезный плюс.

— Андрею Рублеву, в отличие от его товарищей по сборной, в этом году прогресса добиться не удалось. Разумеется, во многом это произошло из-за травмы спины. Какие еще причины на данном этапе карьеры мешают ему двигаться вперед?

— Прежде всего Рублев — человек, который с детства не чувствует усталости. Сколько помню Андрея, его всегда приходилось останавливать. Он нагнетает темп в ущерб варьированию скорости полета мяча, в отличие, например, от Джоковича. Он старается задушить соперника с первых минут игры, причем другого тенниса у него, по сути, нет. Поэтому в силу однообразия тактической составляющей главное достоинство Рублева становится его недостатком. Был период, когда его недостаточно хорошо знали, и такая тактика приносила успех. Но сейчас этот эффект новизны пропал. Многие соперники хорошо читают теннис Рублева и, когда он срывается на короткие удары, играют за счет его скорости, на контратаках. Так что сначала Рублев должен сам убедить себя, что для дальнейшего движения вперед ему необходимо тактическое разнообразие, которое позволит ему достигнуть большего. В этом вопросе требуется до него достучаться.

— Предпосылки к этому есть?

— Перед сентябрьским матчем Кубка Дэвиса со сборной Белоруссии с Рублевым на сборах взаимодействовал Николай Давыденко, и мне кажется, что у них сложился неплохой контакт. Во всяком случае, друг друга они слышали. Давыденко ведь в свое время как раз и пытался варьировать игру, меняя скорость полета мяча. То есть не перебивал, а именно переигрывал своих соперников. Рано или поздно и Рублев к этому придет. Хотелось бы, чтобы пораньше. Он был первой ракеткой страны и поднимался в рейтинге, но затем из-за серьезной травмы потерял много времени. При этом амбиции у него очень высокие, что сейчас в некоторой степени мешает. Надо стать спокойнее, рассудительнее и приобрести те качества, о которых мы говорим. Потенциал же у него очень большой. Кстати, мне бы очень хотелось, чтобы Рублев приблизился к Хачанову и Медведеву, и они втроем конкурировали бы между собой. Это способствовало бы их дальнейшему росту.

— Карен Хачанов резко прибавил после того, как перешел к Ведрану Мартичу от испанского тренера Гало Бланко. Возможно, Рублеву, который работает с испанцем Фернандо Висенте, стоит последовать этому примеру и поискать кого-то еще? Ведь сейчас ему требуется не базовая работа, в которой как раз сильны испанцы, а индивидуальная, по конкретным недостаткам.

— Это очень непростая тема. Начну с того, что Висенте в свое время был не таким уж и типичным испанцем. По сравнению с большинством своих соотечественников он играл достаточно разнообразно. Но по большому счету печка, от которой танцует испанская теннисная школа, состоит в концентрации внимания и умении держать мяч в игре, и далеко не всем это подходит. Мы же в России пытаемся учитывать внутреннее содержание спортсмена, его психологию. Таким образом, между этими двумя подходами существует противоречие. То, что для успешной работы теннисисту требуется личный тренер, способный с ним хорошо взаимодействовать, понятно. Но способен ли спортсмен в молодом возрасте делать правильный выбор? Это большой вопрос. Каждая подобная история по-своему индивидуальна. С этой точки зрения я как капитан сборной в Кубке Дэвиса доволен, что наши игроки нового поколения за последние несколько лет прошли через несколько непростых, по-своему разных матчей. Например, с испанцами во Владивостоке и итальянцами в Иркутске в 2015 году имела значение грамотная акклиматизация. С Казахстаном в Москве в сентябре 2016-го мы играли на открытом воздухе в плюс восемь градусов. В прошлогоднем матче против сербов нам противостоял один из мировых лидеров Новак Джокович, а особенностью встречи с венграми было то, что она проходила на грунте сразу после US Open. Ведь молодого парня очень трудно убедить что-то делать, если необходимость этого ему не очевидна. А там наши игроки попадали в особые ситуации, приобретали тот жизненный опыт, который уже помогает им сейчас.

— Видите те ли вы через год в десятке Хачанова и Медведева?

— А почему двоих, а не троих, вместе с Рублевым? Если они будут правильно думать и работать, то способны и на пятерку замахнуться. А в более отдаленной перспективе по логике это поколение может превзойти результаты Кафельникова и Сафина. Правда, это не отменяет существующих проблем. Например, мы по-прежнему не имеем своего теннисного центра. Кроме того, новые теннисные технологии нивелируют наше преимущество в оптимизации тренировочного процесса, которой мы в России тщательно занимались. Значит, возрастает роль спортивной психологии, но специалистов в этой области у нас очень мало.

Комментарии