Коротко


Подробно

Фото: РИА Новости

Мытищинских бобров ждут новые берега

Из Подмосковья животных вышлют под Воронеж

от

Воронежский заповедник согласился принять семейство бобров из подмосковных Мытищ, которые накануне зимы остались без крова в результате работ по расчистке реки. Об этом “Ъ” сегодня сообщили в областном минэкологии, добавив, что отловом выживших бобров займутся добровольцы. Ранее история мытищинских бобров получила широкий резонанс в соцсетях: после того как одно животное было застрелено неизвестными, жители города добились от чиновников создания специальной рабочей группы по этому вопросу. “Ъ” разобрался, как вышло, что благоустройство реки приводит к гибели ее обитателей.


В конце октября в социальных сетях появились сообщения о том, что практически в центре Мытищ на берегу Яузы бродят «голодные и обездоленные бобры». Местные жители связывали это с работой тяжелой техники, которая начала расчистку русла. «Хатку и прочие места для сокрытия разрушили и убрали, водные растения, чьими корневищами они питались, выдрали и выбросили»,— писала жительница города Елена Киричок. По ее словам, животные, оставшись без естественного корма, начали грызть деревья, недавно высаженные на берегу.

Работы по расчистке береговых территорий начались в Мытищах летом. Они проводятся в рамках программы «Экологическая реабилитация рек Яуза, Борисовка и Сукромка», рассказали “Ъ” в областном минэкологии. «Яуза была очень заросшая, местами на реке были заболоченные участки,— рассказал “Ъ” начальник управления природопользования минэкологии Московской области Даниил Титов.— Поэтому было принято решение очистить речку, удалить водно-болотную растительность. Результатом должно стать восстановление способности реки к самоочищению». На реабилитацию Яузы было выделено более 300 млн руб., на эти средства планировалось расчистить 9,5 км реки и убрать 300 тыс. куб. м донных отложений. Исполнителем выступает ООО «Подрядчик», все работы должны завершиться в 2019 году.

«Мы работаем строго по проекту, и, к сожалению, в проектной документации не было сказано, что на этом участке Яузы живут бобры,— сказал “Ъ” инженер “Подрядчика” Андрей Слезин.



— Например, там было написано про ущерб рыбному хозяйству и указано, сколько выпустить мальков. Про серую крысу сказано, про серую ворону, а про бобров — ничего. И мероприятий по их защите и охране прописано тоже не было». По его словам, компании было поставлено задание вырубить деревья, кустарники и камыши. «Но подойдя к самому заросшему и проблемному месту, мы внезапно обнаружили эти бобровые хатки»,— сказал господин Слезин.

Впрочем, на сайте минэкологии в сообщении от 6 ноября говорится: «То, что на одном из участков реки обитает семейство бобров в количестве семи особей, было известно еще при подготовке проекта реабилитации и учитывалось подрядчиками».

Проектную документацию для реабилитации Яузы, Борисовки и Сукромки разрабатывало ООО «Фирма “Мон-Компани”». По данным Kartoteka.ru, в 2016 году она выиграла тендер стоимостью 9,2 млн руб. «Проект был создан в 2016 году. И в соответствии с этими документами бобров тогда не было, — говорит господин Титов.— Утверждать, так это или нет, мы сейчас не можем. Бобры — это живая природа, и мы не знаем, когда они пришли на Яузу — в 2016 году или 2018-м. Поэтому оценить некачественность работ “Мон-Компани” на сегодняшний день достаточно проблематично». Он добавил, что юристы минэкологии «прорабатывают вопрос претензий». Впрочем, возможно, что предъявлять их будет уже некому: телефоны компании не отвечают, сайт не обновлялся с 2016 года. «В августе 2018 года мы отправили им уведомление о контракте на авторский надзор за выполнением их проекта, но ответа не получили»,— говорит Даниил Титов. «Нам сейчас приходится вносить изменения в проект, а связаться с проектантами и обсудить это не получается»,— жалуется господин Слезин.

По его словам, столкнувшись с семейством бобров, компания по договоренности с Минэкологии отступила от проекта, чтобы сохранить места обитания животных и их кормовую базу. «Мы же тоже люди, у нас у самих дети, мы так же переживаем, поэтому хатки мы не трогаем,— говорит господин Слезин.— И камыш мы оставляем даже больше, чем в проекте — они кормятся его корнями».

Но активисты утверждают, что бобры «остались беззащитны». «Хатки сломаны, в воде тоже не спрячешься — там техника,— говорит Полина Нестерович, одна из активисток развернувшейся в городе кампании за спасение животных.—

Бобров оставили без еды: там по берегам уничтожены все растения. Даже всю траву уничтожили, просто сейчас снег и не так заметно».



«Они, между прочим, плавают мимо нашей техники, не боятся ничего,— парирует господин Слезин.— Просто раньше они ползали в болоте и их никто не видел. А теперь они стали у всех на виду». Он много раз повторяет, что рабочие «не хотят погубить бобров, но проект надо же выполнять».

Но в середине ноября в соцсетях появились фотографии с лежащим на льду мертвым животным. «Там на берегу детская площадка, дети и взрослые смотрели на мертвого бобра — это какое-то изуверство»,— рассказала “Ъ” госпожа Нестерович.

Был найден один труп бобра, подтверждает Даниил Титов: «Ветеринары провели вскрытие — было обнаружено два пулевых ранения, но неизвестно, кто это сделал и из какого оружия стреляли». Начальник контрольного управления в администрации Мытищ Сергей Покатило сообщил “Ъ”, что результаты вскрытия направлены в ОВД, на основании этого должны возбудить уголовное дело. «Рано утром я сам выехал на место, выловил труп и отвез в ветлечебницу. Она еще не окоченевшая была,— вспоминает господин Покатило.— Она, бедная семимесячная самка, мучилась там почти сутки: истекала кровью. Два ранения: одно в бедро — полностью тазобедренный сустав раскрошили, другое в легкое. Она просто захлебнулась кровью».

После того как чиновники увезли окровавленную тушку, жители потребовали организовать встречу с администрацией Мытищ. На мероприятии присутствовали представители минэкологии, «Подрядчика» и городских властей.

«Нам рассказывали, как для жителей будет важно это благоустройство,— сообщила “Ъ” директор Фонда защиты городских животных Екатерина Дмитриева.— Но там есть и другие жители, которые имеют на реку побольше прав, чем люди».



Минэкологии на мероприятие пригласило научного сотрудника Института проблем эволюции и экологии РАН Ивана Башинского. Он заявил присутствующим жителям, что бобров в это время года переселять нельзя. «Для бобров зима — тяжелое время, и они готовятся, по сути, все лето к этой зимовке,— пояснил он “Ъ”.— Сейчас они уже не могут вырыть норы, поскольку холодно и нет возможности создать инфраструктуру для себя. Переселять сейчас нет возможности». Он оговорился, что не был на самой территории работ, но подчеркнул: «Если есть возможность, то надо подкармливать бобров и не беспокоить их». «В связи с возросшим интересом жителей возникает ситуация, когда люди начинают приходить на берег с собаками, колясками и проявляют очень большой интерес к бобрам,— подчеркивает Даниил Титов.— И для бобров это в некотором роде тоже негативное воздействие».

В конце мероприятия было решено создать рабочую группу, посвященную спасению бобров, в нее записались и активисты из числа неравнодушных жителей Мытищ.

«Буквально на следующий день после собрания мы огородили места их хаток, повесили таблички, что здесь бобровая зона, не надо мешать им и гулять с собаками,— рассказал “Ъ” Андрей Слезин.— Потом собрали ветки, которые они едят, и погрузили в воду напротив их жилища».

Активистов это не устраивает. «Нам обещают, что будут подбрасывать ивовые ветки. Но понятно, что их покормят две-три недели, а потом забудут — никто не будет за этим следить,— считает Полина Нестерович.— Люди уже готовы сами перевезти бобров, за свой счет. Мне кажется, чиновники должны помочь им. Да, мы поняли ученого, что переселять бобров сейчас опасно. Но ведь и оставлять опасно».

«Сейчас действительно не самое подходящее время для переселения. Переселяют обычно весной, чтобы было время освоиться на новом месте и подготовиться к зиме,— сказал “Ъ” старший научный сотрудник Воронежского заповедника Александр Мишин.— Но если там правда все вырубили и разрушили, то это очень плохо. Вероятно, в таких условиях зиму они не переживут, и, может быть, переселение даст больше шансов выжить». Самостоятельно переселяться бобры не станут, говорит он: «Это очень территориальные звери, они держатся своего участка даже в плохих условиях».

Через несколько дней после собрания жители Мытищ стали вновь выкладывать в соцсетях фотографии бобров, сидящих на берегу Яузы «как мокрые облезлые бомжи».

Очевидцы рассказывали, что на животных нападают бродячие собаки. Один из активистов заявил, что сам займется перевозкой бобров, и попросил соседей «найти большие металлические клетки».

В конце концов Даниил Титов рассказал “Ъ”, что Воронежский заповедник согласился принять группу животных, проживающих в реке Яузе на территории Мытищ. «В ближайшее время мы организуем изъятие этого бобриного семейства из их среды обитания,— сказал он.— Думаю, отлов будет проводиться силами минэкологии и подрядчика, занимающегося благоустройством реки. С привлечением ветеринара и всех желающих, радеющих за бобров».

Анна Васильева, Александр Черных


Комментарии